Все новости » Новости России » Общество России » Память красноярцев о Святителе Луке, или Несколько слов об идеологии россиян

Память красноярцев о Святителе Луке, или Несколько слов об идеологии россиян


В соответствии с Конституцией, в России отсутствует государственная идеология. Здесь есть и свои плюсы, и свои минусы. /epochtimes.ru/

Не будем пока вдаваться в рассуждения на эту тему. Отметим лишь, что недавно появился на свет Указ Президента от 24 декабря 2014 г. № 808 «Об утверждении основ государственной культурной политики», в котором отмечается, что государственная культурная политика призвана обеспечить приоритетное культурное и гуманитарное развитие как основу экономического процветания, государственного суверенитета и цивилизационной самобытности страны. Это означает, что идеологическая функция теперь юридически закрепляется за лучшими культурными традициями, нравственными нормами, присущими нашей истории и народам, достойными образцами и примерами творчества и жизненного пути.

В Указе отмечается особая роль в формировании системы ценностей православия. Это вполне закономерно, так как около 70% жителей России считают наиболее близкой себе православную культуру, хотя процент православных верующих, строго выполняющих соответствующие церковные правила, невелик — порядка 3%.

К идеологии можно относиться не только как к идеальному конструкту, которому следует соответствовать. Идеология, даже если она не закреплена в законах, — явление вполне объективное.

Идеология присутствует всегда, если даже кто-то не может определить для себя её содержание и оформление. Другое дело, насколько стихийно формируется в обществе идеология.

А отмеченное формирование составляет всё, что окружает человека, что воздействует на его сознание — от СМИ до названий улиц и площадей, памятников и архитектуры зданий. Ну и, конечно, сама жизнь, взаимоотношения человека с властью, те примеры, которые воспринимаются как заслуживающие подражания.

И здесь пример с наследием В. Ф. Войно-Ясенецкого весьма показателен. Хирург и священнослужитель, причисленный РПЦ к лику святых, Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (Святитель Лука, Архиепископ Лука) был доктором медицины, профессором, его научные труды стали общеизвестными в мире. Выходец из католической семьи, энциклопедист, он очень толерантно относился к другим вероисповеданиям. Ещё в 1923–1925 гг. при написании научно-богословской книги «Дух, душа, тело» Валентин Феликсович проанализировал самые последние достижения научной мысли того времени: принципы квантовой механики, процессы аннигиляции и материализации, закономерности психических процессов. Профессор считал, что наше «одиночество» во Вселенной мнимо, так как вся она вполне может быть населена бесплотными духами или неизвестными нам формами телесности, приспособленными к жизни в самых необычных условиях. С началом войны, пребывая в статусе ссыльного и подвергаясь постоянному третированию властей, он был консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталей Красноярска, спас от смерти и от инвалидности тысячи раненых.

«Для сибиряков сложно найти более яркую, разностороннюю фигуру, чей жизненный путь мог бы служить примером для духовного развития, независимо от социальных, конфессиональных, политических и иных личных предпочтений, при этом непосредственно связан с историей сибирского региона, причём с одним из самых противоречивых периодов. Сказанное кратно справедливо для православного человека. Ведь Войно-Ясенецкий, пожалуй, единственный православный святой, чей духовный подвиг наиболее ярко проявил себя в Красноярском крае. Не великой ли реликвией тогда для любого образованного человека является сохранившийся на своём изначальном месте дом, где проживал Валентин Феликсович? Дом XIX века, принадлежащий потомкам казаков — основателей города!»

Фото: Максим Кочетков/Великая Эпоха

Фото: Максим Кочетков/Великая Эпоха

Много лет малочисленная группа общественников бьётся над созданием музея в этом доме, который по статусу является охраняемым объектом культурного наследия. 20 лет безответственная власть и коммерсанты делают всё, чтобы музея не было. Полусгоревший дом в центре города меняет своих собственников. Он продолжает разрушаться, его окончательное умышленное уничтожение становится практически неизбежным.

Красноярцы же по большей части просто не знают об этой проблеме. Власти предержащие не кричат, не бьют в колокола и в прямом, и в переносном смысле слова. Местная православная верхушка благословила потуги общественников, но на этом, по-видимому, считает свою миссию выполненной. Чиновники от культуры, в лихие 90-е гг. отдавшие дом в частные руки, также выступают за его сохранение. Но и от них нет никакой активной пропаганды всего, что связано с именем Войно-Ясенецкого. Примечательно, что Красноярский край недавно праздновал 80-летие своего образования. В связи с этим город украсился множеством «познавательных» баннеров, запестрели лица чиновников. Но о Войно-Ясенецком — ничего! А ведь соответствующие предложения в своё время оглашались министру культуры Красноярского края при личной встрече.

Однако баннеры — явление временное. Более глубокое влияние на сознание человека, формирование культуры, идеологии связано с топонимикой, памятниками, архитектурой зданий. И здесь театр российского абсурда разворачивается в полной мере. Разум хоть сколько-нибудь мыслящего человека отказывается совмещать постулируемые в Указах и заявлениях самых высоких представителей власти страны нравственные нормы, и прямо противоположные им смыслы, просачивающиеся из символики советской эпохи, памятников Ленину, наименований улиц, прославляющих коммунистических экстремистов, из архитектуры стеклянно-бетонных офисов, вгрызающихся в старинные постройки.

image-2(1)Фото: Максим Кочетков/Великая Эпоха

Так, дом, где проживал Войно-Ясенецкий, являлся составляющей казачьего старинного квартала (казаки, к слову, и являются основателями краевого центра). От квартала практически ничего не осталось. Дом стоит на пересечении улиц Ленина (ранее ул. Благовещенская), и Вейнбаума (ранее пер. Гимназический). Неподалёку находятся улицы Марковского (ранее ул. Большекачинская) и Ады Лебедевой (ул. Малокачинская).

Про Ленина, думаю, комментарии излишни. Кстати, дом, где революционный лидер на несколько дней останавливался, находится в соседнем от жилища Святителя Луки квартале. Деревянный дом Ильича в идеальном состоянии, его сторожит памятник ― один из многочисленных памятников вождю мирового пролетариата, которые, как и раньше, встречают красноярцев не только на центральных улицах, но и в учебных заведениях.

Вейнбаум прославился тем, что работал главным редактором прореволюционной газеты. Женой Вейнбаума была Ада Лебедева, которая с 1917 г. активно занималась пропагандой, организацией вместе с Тихоном Марковским Красной гвардии. Она отличалась изуверскими наклонностями, выкручивала гениталии. Особенно измывалась над офицерами. Когда в 1918 г. в июне в Красноярск ворвались казаки, то её доставили в город (вместе с другими революционерами она пыталась отступить по Енисею к Туруханску) и отрубили голову. Больше так ни с кем тогда, по имеющимся сведениям, не поступили.

Поэтому есть что-то мистически-логичное в том, что дом православного святого, окружаемый улицами Ленина, Вейнбаума, Марковского и Ады Лебедевой, практически уничтожен, мало что осталось от иных казачьих построек. Справедливости ради заметим, что хоть в Красноярске и нет улицы имени Святителя Луки, но в городе установлен ему прекрасный памятник рядом с Архиерейским собором. Есть ещё музей в одной из школ, мемориальные доски. Кроме того, в краевом центре благоденствует Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф. Войно-Ясенецкого. И здесь просто невозможно обойтись без особых комментариев.

Что по логике должно венчать сферическую купольную крышу возвышающегося над городом медуниверситета, носящего имя христианского святого?

Крест?

Не тут-то было ― змея, обвивающая чашу!

Но ведь для христианства это абсолютно однозначный символ зла, всего тёмного! Вне христианского мировоззрения, которое медицинское учреждение, носящее имя христианского святого, должно учитывать, отношение змеиной символики к медицине также весьма неоднозначно. Если аптечная сфера, фармацевтическая наука ещё как-то могут взять на вооружение змею с чашей, то для медицины в целом, стремящейся к пониманию человека в его сложной душевной и телесной организации, змея с чашей явно неуместна. Тем более что страна переживает этап преодоления традиций воинствующего атеизма и коммунизма. Неслучайно змею с чашей не особенно жалуют у себя на крыше иные учебные медицинские учреждения страны. Во всяком случае, навскидку в Интернете таких найти не удалось, а вот с крестами ― попадались.

Змея на красноярском медуниверситете, видимо, ничуть не смущает настоятеля приуниверситетского храма Святителя Луки, или его совсем не хотят слышать руководители медвуза. Как популяризируется духовное и научное наследие профессора в медуниверситете? В главном здании учебного заведения находится комната-музей великого хирурга. Однако выборочный опрос студентов выявил, что мало кто там бывал. А о посещении музея, например, школьниками города, и речи нет судя по книге отзывов. Неудивительно поэтому, что за годы общественных инициатив по отстаиванию наследия Войно-Ясенецкого представители медуниверситета никак себя не проявили. Так что змея на крыше учебного заведения имени христианского святого обосновалась совсем неслучайно…

Фото: Максим Кочетков/Великая Эпоха

Таким образом и формируется культура красноярцев ― полусгоревший дом Святителя Луки и змея над учреждением его имени; реклама успешных нуворишей самих себя при любом удобном случае с городских плакатов; улицы, названные в честь экстремистов и террористов; памятники Ленину, в том числе в учебных заведениях; железобетонные офисные строения, уничтожающие остатки исторической городской застройки.

Увы, характерная для России «картина маслом».

Видимо, мысли о хлебе насущном, да с маслицем так и толкают чиновников на преступление против своего народа ― уничтожение культурных условий для национального возрождения, которое может случиться только при духовном подъёме.

Если принять во внимание то, что 70% россиян считают близкой себе православную культуру, то в Красноярске таких минимум 600 тысяч, причём уже за вычетом детей и древних стариков.

Православные, ГДЕ ВЫ?

Это крайнее равнодушие, если твою святыню сжигают и топчут, если власть и церковь говорят обо всём кроме того, что действительно заслуживает не просто слов, а крика, решительных действий, употребления всех сил и средств.

Идеология забвения своих корней, упадка морали и нравственности, стяжательства и равнодушия кому-то выгодна. Но ведь не нам всем?





Top