Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Китай » Гонконг » Перемены в Китае и его отношения с Японией. Часть шестая

Перемены в Китае и его отношения с Японией. Часть шестая


Президент гонконгского филиала Epoch Times («Великая Эпоха»), г-жа Го Цзюнь 18 февраля 2015 года выступила в Токио с речью о ситуации в Китае. Она дала детальный анализ перемен, происходящих в Китае, и их влияния на Японию и Гонконг. /epochtimes.ru/

Часть 5

Отношения между Гонконгом и материковым Китаем очень сложные. Но это весьма увлекательная тема.

Как и Япония, Гонконг сделал важный вклад в экономические реформы в Китае. Инвестиции в Китай инициировало японское правительство, предложившее финансовую помощь и беспроцентные кредиты Китаю. Японские предприниматели также инвестировали в крупные предприятия в Китае.

Вклад Гонконга тоже немалый. Мы все знаем, что предприниматели из Гонконга начали перемещаться в Китай в начале экономических реформ, в основном перенося туда свои предприятия.

В конце восьмидесятых и девяностых годах почти все заводы Гонконга переместились в материковую часть Китая, в результате чего Китай приобрёл систему управления производством и модель перерабатывающей промышленности.

К концу 1990-х годов в Гонконге почти не осталось заводов. Они все были перенесены в Китай.

В 1984 году Чжао Цзыян рекомендовал открыть для иностранных инвестиций 14 прибрежных городов. Дэн Сяопин говорил на закрытых партийных встречах, что если в материковом Китае появятся десятки городов, таких как Гонконг, то «всё будет гораздо проще».

Несколько десятилетий экономика Китая следовала гонконгской модели, как в соседней провинции Гуандун, так и в остальных регионах. Сейчас импорт и экспорт Китая составляет 40% от ВВП, аналогично торговой модели Гонконга.

Земельная политика Гонконга

Земельная политика Гонконга также понравилась китайским властям. Много китайских делегаций посетили Гонконг в середине 1990-х годов. Они восхищались земельной политикой правительства Гонконга.

Благодаря продаже земли правительство Гонконга собрало большой капитал, который назывался земельный фонд. До 1997 года земельный фонд правительства Гонконга равнялся примерно 300 млрд гонконгских долларов ($40-50 млрд).

Я когда-то брала интервью у члена китайской правительственной делегации, он восхищался земельным фондом Гонконга. В то время и китайское правительство, и местные органы власти испытывали финансовые трудности. Поэтому Китай перенял земельную политику Гонконга.

Многие города начали следовать гонконгской модели: правительство готовит земли для продажи, а затем формирует бизнес-партнёрство с застройщиками недвижимости, чтобы поднять цены на недвижимость. Во многих городах более 50% местных доходов поступают от сборов за земельные транзакции.

Ещё в 1997 году между Великобританией и Китаем случился большой спор по поводу дальнейшего развития Гонконга. Были два основных спорных момента: .

Один — по вопросу, как использовать земельный фонд. Крис Паттен, последний губернатор и главнокомандующий частями британской армии в Гонконге, планировал использовать земельный фонд, чтобы построить аэропорт на острове Лантау, а также соединительные дороги и мосты. Китайское правительство считало, что англичане собирались сознательно растратить деньги, которые для китайского правительства тогда были огромной суммой.

Второй вопрос заключался в модели выборов в Законодательный совет Гонконга.

Избирательная система

В Законодательном совете Гонконга есть два типа членов. Одни делегаты избираются путём прямых выборов, так же как и в западных странах. В настоящее время существует 35 таких мест в совете — половина общего числа мест.

Остальные члены избираются через функциональные округа, которые созданы профессиональными группами. Например, финансовый сектор и сектор финансовых услуг избирают двух членов в совет.

Проблема в том, что в финансовом секторе преобладают инвестиционные банки, финансовые фирмы и коммерческие банки. Поэтому делегаты от этого сектора представляют фактически очень небольшую группу людей.

Китайское правительство считает, что такая форма выборов очень удобна. Пекину проще контролировать несколько сотен коммерческих организаций, чем миллионы избирателей. Поэтому Пекин хотел оставить такую избирательную систему.

Крис Паттен расширил определение функциональных округов, и, таким образом, практически каждая организация в Гонконге смогла голосовать за так называемых косвенно избираемых членов Законодательного совета. Например, за делегатов финансовой индустрии голосовали почти все работники отрасли. Это увеличило число голосующих до сотни тысяч.

Китайское правительство полностью отвергло эту реформу. После передачи Гонконга Китаю в 1997 году выборы по функциональным округам стали проводиться по первоначальному варианту. Нынешние выборы в совет стали такими же, как до избирательной реформы Паттена 1995 года.

Выборы главы города

Другой проблемой является избрание главы исполнительной власти Гонконга.

В 1997 году коммунистическая партия Китая (КПК) назначила 400 членов избирательного комитета, ответственных за избрание главы исполнительной власти. Позже количество членов комитета увеличилось до 800, а потом до 1200 человек.

КПК управляет назначением членов комитета. Это позволяет Пекину контролировать избрание главы исполнительной власти.

В прошлом году из-за политики китайских властей в Гонконге началось «зонтичное движение». Пекин пообещал ввести в городе всеобщее избирательное право в 2017 году. Однако Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП) принял решение о том, что кандидаты на пост главы города должны сначала получить одобрение в комитете выборщиков.

Были также выдвинуты и внеправовые условия. Например, кандидаты должны быть патриотами Китая и Гонконга. Это значит, что гонконгцы могут голосовать только за тех, кто понравится партии.

Жители Гонконга говорят, что Пекин предложил им такую схему: у партии есть плохой парень A и плохой парень В, и вы можете выбрать любого из них. Это не настоящие демократические выборы, поэтому начались «зонтичные» протесты.

Пекин против всеобщего избирательного права

Пекин не хочет, чтобы в Гонконге проходили действительно демократические выборы. На это есть, как минимум, две причины.

Во-первых, Пекин не желает иметь непокорного главу специального административного района. Во-вторых, китайские власти опасаются, что демократические выборы в Гонконге создадут пример для жителей материкового Китая.

За последние 30 лет Гонконг оказал огромное влияние на материк, в частности на образ жизни и идеологию людей. Пекин сумел договориться с бизнес-элитой Гонконга с помощью различных уловок. Эти люди не хотят ничего усложнять или переходить на новую политическую и социальную модель, которая будет стимулировать либеральное и демократическое движение в материковом Китае.

В научных кругах есть поговорка, что Гонконг является примитивным образцом капитализма. Гонконг имеет очень простую налоговую систему, очень низкий порог социальной безопасности и очень либеральную бизнес-среду.

Правительство практически не имеет контроля над экономикой. Многие люди говорят, что Гонконг имеет свободу, но не демократию.

Я лично считаю, что общество нуждается в балансе инь и ян, чтобы добиться прогресса. Используя термины современной социологии, социальное развитие нуждается в балансе двух факторов. Первый — общий рост экономической эффективности. Второй — социальная справедливость и верховенство закона.

Тем не менее, эти два фактора находятся в конфликте друг с другом. Социальная справедливость требует государственного вмешательства в перераспределение доходов через налогообложение и систему социальной защиты.

Я сама придерживаюсь принципа «двух ног». Чтобы обеспечить прогресс всего общества, надо стоять на «двух ногах» — обеспечивать рост экономики и социальную справедливость.

Традиционное китайское общество не имело такого регулировочного механизма. В начале каждой новой династии, после войны, общество было относительно справедливым. Новое правительство стимулировало сельское хозяйство, что увеличивало благосостояние народа. После 70 до 80 лет мира в обществе появлялись признаки разложения. Начинались крупные земельные захваты, образовывались связи между богачами и чиновниками, имущественное неравенство росло, а социальные конфликты усиливались.

Примерно через 100 лет начинались социальные волнения. Они перерастали в следующую войну, и цикл повторялся.

Гонконг чем-то похож на древнее традиционное общество Китая. Гонконг является свободным местом в мире для ведения бизнеса. Он имеет очень низкую налоговую ставку, поэтому правительство не имеет финансовой возможности перераспределять богатства.

В 1997 году стартовая зарплата выпускника университета Гонконга была около HK $15 000 ($1935). В 2014 году уровень заработной платы остался почти таким же. Однако за последние 17 лет цены выросли в два раза.

 

Версия на английском

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (Нет голосов)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


Top