Все новости » Культура и искусство » Искусство » Почему реализм? Часть шестая: триумф над заговором

Почему реализм? Часть шестая: триумф над заговором



Давайте пристальнее рассмотрим, что произошло с реализмом. Мыслитель Жан-Жак Руссо говорил: «Человек рождается свободным, но, между тем, он весь в оковах». Заменим слово «человек» на «художник» и получим высказывание, точно описывающее положение искусства на протяжении последних ста лет: «Художник рождён свободным, но, между тем, он весь в оковах».

Художники оказались практически заключены в цепи «концептуального искусства», обречены на каторгу в рамках «деконструктивизма», кандалах «шока», или завязли в болоте «минимализма» и пресной пустоте работ, называемых «абстрактными».

Все эти цепи одевались звено за звеном и порождали формальный подход к композиции, отбросив все параметры изобразительного искусства.

Если мы посмотрим внимательнее на ситуацию, то обнаружим, что на протяжении большей части прошлого века наблюдались постоянные попытки подорвать репутацию произведений искусства, созданных в викторианскую эпоху в Великобритании и её аналогов в других странах Европы и Америке.

К сожалению, они оказались очень успешными. Но за последние 30 лет это отношение начало меняться.

Мне вспоминается случай в 1980 г., когда Метрополитен-музей в Нью-Йорке выставили лучшие образцы академической живописи, которые находились в запасниках со времён Первой мировой войны, разместили их в новом крыле Андре Мейера и объявили миру об этом решении.

Хилтон Крамер из The New York Times возглавил журналистские нападки на Метрополитен-музей, подвергнув его суровой критике за то, что они осмелились вывесить картины Вильяма Бугро и Жана-Леон Жерома рядом с картинами Гойи и Мане.

Я был возмущен комментариями Крамера ещё больше, чем он — решением музея. Когда мне не удалось добиться публикации моего отзыва в колонке комментатора, я заплатил за место в рубрике «Досуг и искусство» в воскресном номере New York Times, чтобы люди могли ознакомиться с контрдоводами.

После публикации моего комментарии я получил десятки писем в поддержку, включая положительный отзыв от писателя Томаса Вулфе, изложившего свои взгляды на эту тему в книге «Нарисованное слово». К сожалению, Метрополитен-музей поддался давлению. Хотя сегодня эта секция была расширена, многие шедевры по-прежнему скрыты от глаз публики в запасниках.

За последние три десятилетия я и другие искусствоведы провели детальные исследования, которые свидетельствуют о том, что характеристика этой эпохи со стороны модернистов — не более чем ложь и искажение, созданные, чтобы опорочить всё традиционное реалистичное искусство периода между 1850 г. и 1920 г.

В романе Эмиля Золя «Творчество» описывается выдуманная история, как художники-импрессионисты притеснялись чиновниками Парижского салона, который возглавляли мастера академической живописи той эпохи. Этот литературный вымысел был вписан в тексты истории искусства, как будто он произошёл в реальности. И по сей день описания модернистов периода с 1850 г. до Первой мировой войны основаны на этой сочинённой истории.

Невероятная правда об этой эпохе состоит в том, что на протяжении всего XIX века наблюдалось невероятное развитие искусства, никогда ранее невиданное в истории.

Тысячи талантливых художников создали множество новых техник и попробовали себя в различных стилях и жанрах, никогда ранее не использовавшихся в живописи. Они запечатлели практически каждый аспект человеческой деятельности. Они были продуктом зарождения демократии, свободы и уважения человеческой личности. Художники помогали распространять идею, что каждый человек ценен, и все люди рождены с равными неотъемлемыми правами, в особенности правом на жизнь, свободу и стремление к счастью.

Фредерик Росс — председатель и основатель Центра возрождения искусства (www.artrenewal.org).

Версия на английском





Top