Все новости » Жизнь » Авто » Правительственный «Кортеж» едет в серию

Правительственный «Кортеж» едет в серию



Победное шествие иномарок представительского класса в России наблюдалось в последние годы и в правительственных картежах.  В гараже особого назначения (ГОН) доминируют «мерседесы» в варианте «Пульман», но докатывались и старые «ЗИЛы».  Конечно, «ЗИЛ» безвозвратно устарел, есть нарекания к надёжности, годится только на запчасти, которые вы найдёте на avtopasker.ru.

Наряду с желанием ездить на качественном и надёжном авто стали появляться и признаки патриотизма у автовладельцев. Учитывая величину державы и экономики, хочется иметь собственный автомобиль-флагман. Появился немалый спрос на отечественные автомобили.

Но возникает вопрос о целесообразности и окупаемости проекта. Создать несколько машин для ГОНа или даже десятки авто? Нецелесообразность проекта понимают все участники рынка.

В прошлом в России первенцем в классе больших авто был ЗИС-101, выпущенный тиражом 8000 штук. Использовался первый представительский автомобиль даже как такси и машина скорой помощи. В послевоенные годы ГАЗ создал свой образец представительности — ЗИМ. Далее ЗИМ заменил столичного конкурента по массовости, он использовался и в народном хозяйстве, но позже только для перевозки избранных. Конечно, ограничение серии ЗИЛ с появлением ЗИМ создало для первого технологическую катастрофу.

Поныне на ЗИЛ теплится производство по принципу каретной мастерской — малый тираж, кустарное производство. Пример — модели 114 и 4104. Сам завод ныне не в силах ответить на запрос рынка тотальным удовлетворением всех аспектов спроса на российскую модель авто высшего класса.

В гонку за рынок авто высшего класса влился и ГАЗ. Для форсирования сроков создания предполагалось взять за основу даже не платформу, а целиком автомобиль. В пример взяли тот же мерседесовский «Пульман», например, или фольксвагеновский «Фаэтон», или «Бентли», и предполагалось сделать так называемый бейдж-инжиниринг, то есть небольшой фейслифтинг. Вышел бы автомобиль с русским очертаниями и названием «Чайка».  Способ сегодня популярный в автопроме, да и тираж можно делать минимальным.

В гараже французского президента есть сразу три служебных автомобиля высшей категории — бронированные модификации массовых машин Citroen C6, Renault Vel Satis и Peugeot 607. Однако нынешний президент Фрасуа Олланд предпочитает пусть и еще более демократичный, но зато и более современный Citroen DS5 с широким люком в крыше. Хотя для парадных целей имеются и специальные кабриолеты на основе модели Citroen SM образца 1972 года. Фото: Getty Images

В гараже французского президента есть сразу три служебных автомобиля высшей категории — бронированные модификации массовых машин Citroen C6, Renault Vel Satis и Peugeot 607. Однако нынешний президент Фрасуа Олланд предпочитает пусть и еще более демократичный, но зато и более современный Citroen DS5 с широким люком в крыше. Хотя для парадных целей имеются и специальные кабриолеты на основе модели Citroen SM образца 1972 года. Фото: Getty Images

Позже это предложение уже рассматривало правительство РФ, но к работе подключились ГК «Ростехнологии» и НАМИ. Новый проект был в 10 раз дороже, но предполагалось создание собственной платформы для авто и на её базе создать семейство из четырёх автомобилей.  Именно то, что это новое авто может завоевать рынок или, по прогнозам, занять немалую его долю, перевесило весы.  Решение приняли в пользу НАМИ.

Проект предполагал создание авто в трёх ценовых зонах. Автомобили для первых лиц государства, далее, по стоимости от 5 000 000 рублей, авто для всех желающих и боле доступные версии авто по умеренной цене.

Тип авто, конечно, ориентировали на правительство — удлинённый лимузин, седан — для сервисных функций, внедорожник — для службы безопасности, и микроавтобус — для медиков, связистов, секретариата. Ныне в ГОНе на вооружении используют «мерседесы» (от бронированного «Пульмана» до «ML-класса») и вэны «Фольксваген». Заметно, что все машины сопровождения сильно проигрывают лидеру. Требуется автомобиль, способный угнаться за лимузином и с высоким запасом устойчивости и манёвренности.

Отсюда и родилась идея единой полноприводной платформы для всех авто. Далее реализуется использование на этой платформе самых мощных двигателей и для седана, и для лимузина, и для минивена, и для внедорожника.

Этим и закладывается мощный потенциал идеи и технологического решения — у семейства авто шансов на победу в разы больше. Проект получил название «Кортеж» и был одобрен правительством и президентом.

Конечно, всем понятно, что спроектировать полностью весь автомобиль с нуля — задача утопическая. Поэтому выделили несколько ключевых компетенций, который и будут определять, что автомобиль российский.

Предполагается изготавливать самостоятельно кузов (от дизайна до структуры), двигатель (именно он является признаком марки), трансмиссию (впервые в мировой практике президентский лимузин будет полноприводным), шасси (настройка уже известных узлов и компонентов), электрика (всё, что отвечает за движение, то есть управление двигателем, трансмиссией, шасси).

Поиск стиля авто НАМИ проводил на основе конкурса. Буквально все известные дизайнеры были извещены о конкурсе. Всё было сделано максимально публично для российских и зарубежных стилистов.

Было отобрано более 80 работ в трёх этапах. Довольно чётко определились пять направлений. Первое — вариации и современное прочтение темы ЗИСов. Второе — то же самое, но с ЗИЛом. Третье — заимствование стилистики классических европейских топ-моделей «Бентли» и «Роллс-Ройса». Четвёртое — мотивы современных представительских машин «Мерседес-Бенца», БМВ, «Ауди». И, наконец, пятое — некий футуризм, эпатаж, фантастика.

В итоге на стол президенту лёг альбом с пятью вариантами авто.  После согласования с президентом в работу взяли две концепции: одну — с историческими деталями, а вторую — современно- европейскую. То есть а-ля ЗИС и а-ля немецкая «большая тройка».

После первых проб макетирования окончательно выбрали ЗИС-110.

 

Максим Валерьевич Нагайцев, генеральный директор Государственного научного центра Российской Федерации ФГУП «НАМИ», в интервью изданию «За рулём» пояснил: «Подчеркну, это не ретро, а современное прочтение классики.»

Наряду с элементами представительности такие авто в первую очередь обеспечивают защиту.  Для сохранения внутреннего объёма и необходимой брони приходится делать автомобиль максимальных габаритов. Получившаяся модель — самая большая в мире, больше, чем «Фантом». Это был вызов для дизайнеров. Меняли формы, сглаживали углы. Все, кто теперь видят лимузин, не верят в цифры его размеров.

Далее был показ рабочего макета президенту. Озвучены сроки появления первого рабочего образца — 2017 год.

«По всем международным стандартам, это сегодня выглядит так. Автомобиль полностью собирается, рассчитывается и испытывается в цифре — с помощью компьютерного моделирования. Иными словами, мы должны разложить всю машину, её системы и узлы подетально, назначить ответственных за их проектирование и определить поставщиков по всем позициям. Понимая, как важен инструмент, мы в НАМИ сразу начали взаимодействовать с компаниями «Дассо» и «Сименс» — закупали десятками рабочие места и учились. Пригодился опыт, который мы приобрели на АВТОВАЗе.

Сегодня мы работаем с тремя крупнейшими инжиниринговыми моторными фирмами, я уже знаю, где можно отливать блоки и головки в России.

Ясно представляю, как будем делать трансмиссию. Готов подтвердить, что сборка машин планируется в Ульяновске…»,— пояснил в интервью изданию «За рулём» Максим Нагайцев.

События последних месяцев, санкции к России и нешуточные темпы в сфере импортозамещения никак не должны повлиять на судьбу проекта «Кортеж». В Санкт-Петербурге на экономическом форуме об этом заявил глава Минпромторга России Денис Мантуров.

«Я рассчитываю, что проект «Кортеж» от санкций, в широком спектре этого слова, не пострадает», — передает слова Дениса Мантурова «Газета.ру»­.





Top