Все новости » Китай » Извлечение органов » Правонарушения в сфере трансплантации в Китае

Правонарушения в сфере трансплантации в Китае



Целью медицины является забота о тех, кто страдает. Следуя клятве Гиппократа, врачи обязуются не наносить вреда. Однако в Китае мы отмечаем нарушение этого этического принципа: там насильно извлекаются органы у заключённых, включая узников совести, большинство из которых — последователи Фалуньгун, а также уйгуры, тибетцы и другие.

Правонарушения в сфере трансплантации органов совершаются во многих странах, однако в Китае ситуация уникальная — здесь государственные институты оказались глубоко вовлечёнными в эту противоправную деятельность. Как можем мы прекратить убийства невинных людей ради их органов?

Казалось бы, имеются три основных ответа на этот вопрос. Первый — это остановить преследование группы лиц, у которых изымают органы, таких как Фалуньгун, запрещённый в Китае в 1999 году (глава компартии Китая того периода Цзян Цзэминь испугался, как бы популярность Фалуньгун не стала угрозой верховенству партийной идеологии). Второй ответ — положить конец «исправительно-трудовым лагерям». Этот эвфемизм обозначает систему рабства в китайских трудовых лагерях — местах, где большую часть заключённых составляют последователи Фалуньгун, которые стали огромным банком насильственно извлечённых органов. Третий ответ — положить конец убийствам заключённых ради органов, что неизбежно приведёт к прекращению убийства узников совести ради получения их органов.

Борьба за права человека требует мобилизации всех сил. Легко произнести слова, что права человека принадлежат всему человечеству. Гораздо труднее сделать так, чтобы люди боролись за них. Как говорил древнегреческий мыслитель и законодатель Солон 2500 лет тому назад, нам удастся покончить с несправедливостью и правонарушениями, когда те, кто не стали жертвами, ощутят такое же негодование от несправедливости и зла, какое испытали настоящие жертвы.

Парламентарии, СМИ, международные ассоциации по правам человека, международные адвокаты, ответственные лица министерств иностранных дел, члены межправительственных организаций по правам человека, все должны объединить усилия, чтобы прекратить злоупотребления в Китае, связанные с трансплантацией органов. На деле, группа, выявившая эти нарушения, объединилась в усилиях по прекращению этих злоупотреблений, она состоит из представителей медицинских кругов. Это нормальная реакция медиков, так как их профессиональная этика подверглась попранию. Именно они, благодаря возможности повлиять на коллег, обладали этим необходимым методом воздействия. Более того, они обладают знаниями в области трансплантологии органов, занимаются этим, многие из них знают также, что такие правонарушения могут происходить и происходят на самом деле.

После появления первого доклада «Кровавая жатва» (или «Смертоносное извлечение (органов))» в июле 2006 года Дэвид Мэйтас и Дэвид Килгур совершили поездки по всему миру, чтобы разоблачить нарушения, о которых они сообщили в своём докладе. Встречи с профессионалами-трансплантологами принесли свои плоды. Д. Мэйтас участвовал в конгрессе Трансплантологического общества в Сиднее в 2008 году и в Ванкувере в 2010, в Американском конгрессе трансплантологов в Глазго в 2011 году.

Насильственная практика извлечения органов в Китае, нарушающая все этические нормы, привела к созданию международной неправительственной организации «Врачи против насильственного извлечения органов» (DAFOH). Д-р Торстен Трэй, её исполнительный директор и один из авторов книги «Органы для государства: трансплантационные злоупотребления в Китае», общался с многочисленными представителями медицинского сообщества по всему миру, которые разделяют его желание покончить с этой незаконной практикой. Книга рассказывает об этих встречах и разрастающемся сотрудничестве врачей. Она не только подтверждает существование этой проблемы и повествует о проделанной работе, но и призывает продолжить усилия в борьбе с этим злом.

Первое эссе написано д-ром Торстеном Трэем, во вступлении говорится о том, как трансплантационная медицина Китая дошла до нынешнего состояния. В эссе автор даёт анализ различных источников органов и доказывает, что официально признанный источник — заключённые, приговорённые к смертной казни, не может быть единственным.

Второе эссе, написанное д-ром Артуром Капланом, делает акцент на этических аспектах использования органов заключённых, якобы предоставленных для пересадки добровольно. Автор напоминает нам об ответственности врача и представляет доказательства, которыми он располагает.

Д-р Ахмад Газали, автор третьего эссе, делится своим знанием об изменениях структуры трансплантационного туризма в его стране, Малайзии, в последние годы и о том, как трансплантационные услуги в Китае изменились для малазийских пациентов после 2006 года. В эссе отмечается, что следование этическим нормам является необходимым условием медицинской практики.

Этан Гутман, журналист, автор четвёртого эссе, даёт информацию о количестве последователей Фалуньгун, убитых ради получения их органов. Автор опирается на серию детальных интервью свидетелей.

Эрпин Чжан, автор пятого эссе, касается истории трансплантационной медицины и законности в Китае. Он отметил особую уязвимость последователей Фалуньгун, которые стали мишенью насильственного изъятия органов.

В шестом эссе Дэвид Мэйтас касается затронутого Этаном Гутманом вопроса, используя другую методологию. Несмотря на различные методы, результаты практически совпадают.

Седьмое эссе, написанное Дэвидом Килгуром и Яном Харвеем, предлагает хронологический синтез событий, касающихся насильственного изъятия органов в Китае и приводит имена жертв насильственного изъятия органов.

Автор восьмого эссе, д-р Якоб Леви рассказывает о том, что он узнал лично после того, как один из его клиентов перенёс пересадку сердца в Китае в чрезвычайно короткий срок. Он пишет, что позднее в Израиле был принят новый закон о трансплантации, учитывающий увеличение на 60% количества органов для пересадки в год.

В девятом эссе профессор, д-р медицинских наук Габриэль Данович говорит об ответственности учёных. Автор выступает за использование этических критериев при публикации результатов исследований в медицинских изданиях.

Десятое эссе Арне Шварца рассматривает вопрос использования медицинских препаратов, тестируемых в клиниках Китая при трансплантации. Он приводит данные о том, что 90% органов для трансплантации в Китае забирается у заключённых. Автор выступает за то, чтобы результаты, полученные при клинических испытаниях, не соответствующих этическим нормам, не использовались в научных разработках.

В последнем, одиннадцатом эссе д-р Мария А. Фьятороне Сингх говорит о приложении этических методов к трансплантационной медицине. Несмотря на то, что она не работает в сфере трансплантации, автор ощущает необходимость активно присоединиться к призывам отказаться от неэтичных методов изъятия органов в Китае.

Эта книга появилась в переходный период власти в Китае. Насильственное изъятие органов является частью этого контекста. Дэвид Килгур и Дэвид Мэйтас начали своё расследование со свидетельства женщины, назвавшейся Анни и проживавшей в Вашингтоне. Она рассказала газете Epoch Times, что её бывший муж, врач, вырезал роговицу у последователей Фалуньгун в госпитале Суцзятунь с 2003 по 2005 годы. Epoch Times опубликовала это свидетельство 17 марта 2006 года. Анни сказала, что врачи того же госпиталя изымали другие органы у жертв, и что тела последователей Фалуньгун, убитых в ходе этих изъятий, впоследствии сжигались.

Интервью Анни вызвало противоречивые мнения: она говорит правду или нет? Китайский режим, как и следовало ожидать, отрицал всё, о чём она рассказала. Неправительственная Всемирная организация по расследованию преследований Фалуньгун (CIPFG), расположенная в Вашингтоне, попросила Дэвида Килгура и Дэвида Мэйтаса расследовать её утверждения.

Суцзятунь — район города Шеньян провинции Ляонин. Бо Силай, считавшийся «наследным принцем», так как его отец был заместителем Председателя Китая, был мэром города Далянь провинции Ляонин с 1993 по 2001 годы. Он был также заместителем секретаря парткома провинции Ляонин в 2000 году и губернатором провинции Ляонин с февраля 2001 года по февраль 2004 года. В провинции Ляонин он получил репутацию жестокого руководителя по отношению к последователям Фалуньгун. Период, когда муж Анни работал в госпитале Суцзятунь, и период правления Бо Силая провинцией, где располагается госпиталь, совпадают.

В феврале 2004 года Бо Силай переехал в Пекин, став министром торговли. В этой должности он объехал весь мир с целью развития международных торговых отношений Китая и привлечения инвестиций. Это дало возможность жертвам преследования предпринять против него правозащитные акции. В 13-ти разных странах, включая Канаду, США и Австралию, были инициированы судебные процессы.

Уязвимость Бо Силая за рубежом стала причиной, по которой он покинул свой пост и не смог занять другой, также требующий поездок за границу. Бо Силай был перемещён с поста руководителя министерства торговли на пост мэра Чунцина в ноябре 2007 года. Тогда же он стал 25-м членом Центрального комитета КПК.

Ван Лицзюнь являлся директором «Центра психологических исследований» Управления общественной безопасности города Цзиньчжоу провинции Ляонин с 2003 по 2008 годы. Он руководил исследованиями в сфере применения смертельной инъекции с замедленным действием, что позволяло извлекать органы для трансплантации у человека, ещё не умершего от смертельного укола. Он также вёл разработки, направленные на то, чтобы у пациента, получившего орган человека, убитого с помощью смертельной инъекции, не возникало побочных явлений, вызванных этой инъекцией.

В сентябре 2006 года он получил награду «За особый вклад по внедрению инноваций» Фонда науки и технологий г. Гуанхуа за клинические исследования метода смертельных инъекций. Выступая на церемонии вручения премии, он говорил о тысячах случаев пересадки органов, полученных вследствие применения смертельной инъекции к заключённым его группой исследователей и им лично.

Ван Лицзюнь работал под руководством Бо Силая в 2003-2004 годах. В 2008 году, переехав из Пекина в Чунцин, Бо Силай перевёл туда и Ван Лицзюня из провинции Ляонин, который занимал разные должности в службах общественной безопасности Чунцина. В 2001 году он стал помощником мэра под руководством Бо Силая.

В феврале 2012 года Ван Лицзюнь неожиданно сделал попытку сбежать в США. В консульстве США города Чэнду он просил предоставить ему убежище. Ни он, ни американцы не раскрыли причин его поступка, несмотря на разнообразные слухи. Когда американцы отказали ему в предоставлении убежища, он сдался китайским властям. Осенью 2012 года Бо Силай должен был стать одним из девяти членов Постоянного комитета КПК. Однако вскоре после измены Ван Лицзюня Бо Силай был смещён со своих постов в Чанчуне и Центральном комитете.

На одном из закрытых партийных собраний в Чжунанхае, которое состоялось вскоре после этих событий, тогдашний премьер-министр Китая Вэнь Цзябао вынужден был коснуться вопроса о насильственном извлечении органов и причастности к этому Бо Силая. Утверждается, что Вэнь Цзябао сказал: «Допустимо ли, чтобы человеческое существо насильственно изымало органы у живого человека без анестезии с целью их продажи? И это происходит уже много лет. Нам уже скоро предстоит уйти в отставку, а эта ситуация ещё не разрешена. Сегодня, когда инцидент с Ван Лицзюнем стал известен всему миру, следует воспользоваться моментом и наказать Бо Силая. Разрешить ситуацию с Фалуньгун было бы естественным выбором».

О том, что происходит за закрытыми дверями партийных собраний, нет достоверной открытой информации. Напротив, именно в это момент в Интернете усилилась цензура, касающаяся темы смертей последователей Фалуньгун. В конце марта была опубликована информация о книге Д. Мэйтаса и Д. Килгура «Кровавая жатва» («Смертельное изъятие») и о причастности Ван Лицзюня к изъятию органов.

Трудно удержать злого духа, выпущенного из бутылки. Информация распространяется даже в стране с жёсткой диктатурой. Выборочная утечка информации и сообщения о правонарушениях в сфере трансплантации органов со стороны людей, вовлечённых в борьбу за внутреннюю власть в Китае, это реальный удар по этим нарушениям.

 

Версия на французском





Top