Все новости » Китай » Общество Китая » Преследователи Фалуньгун в Китае сами теперь в опале

Преследователи Фалуньгун в Китае сами теперь в опале

    Последователи Фалуньгун несут фотографии жертв преследований, 18 июля 2011 года. Фото: Epoch Times


    Коммунистическая партия Китая (КПК) ведёт войну сама с собой. Она теряет силы, но не знает, как её закончить.

    Последние новости из Пекина говорят о том, что влиятельный партийный функционер Цзэн Цинхун был арестован. Арест такого человека, как Цзэн, ранее был немыслим. Он знает слишком много компромата, он слишком богат, слишком силён и имеет сильные связи.

    Цзэн одно время был членом Постоянного комитета Политбюро, самого влиятельного органа в Китае. Он также возглавлял спецслужбы китайского режима, курировал Гонконг и Макао, отвечал за партийные кадры, занимал ключевые посты в госаппарате и нефтяной промышленности.

    Он является лишь очередной фигурой, которую убрал со своего пути лидер Китая Си Цзиньпин. До него были арестованы бывший глава аппарата безопасности, бывший заместитель главнокомандующего, бывшие руководители нефтяной промышленности и глава партийного органа, занимавшегося исключительно преследованием Фалуньгун.

    Си стал генеральным секретарем КПК в ноябре 2012 года. С тех пор более 400 чиновников КПК были арестованы. Некоторые умерли во время допросов или совершили самоубийство, когда против них началось расследование.

    Мировая пресса в мало освещает это официальное «кровопускание» под видом «борьбы с коррупцией».

    Хотя коррупция и была поводом для задержания этих чиновников, но не коррупция является причиной внутренней борьбы за власть. Семена этого сражения были посеяны 20 июля 1999 года, когда бывший генсек КПК Цзян Цзэминь начал кампанию по искоренению духовного учения Фалуньгун.

    Преследование

    По официальным данным китайских властей, к 1999 году не менее 70 миллионов граждан страны занимались Фалуньгун (также известный как Фалунь Дафа). Сами последователи учения говорят, что реальное число было более 100 миллионов. Другими словами, каждый 12-й китаец был приверженцем Фалуньгун.

    В письме, распространённом среди членов Политбюро 25 апреля 1999 года, Цзян Цзэминь предупредил, что практика Фалуньгун приобрела общенациональный характер. Её приверженцы были во всех слоях общества, в том числе среди партийных работников, военнослужащих и сотрудников аппарата безопасности, учёных, а также среди рабочих и крестьян.

    Цзян испугался популярности Фалуньгун. В письме он написал: «Мы должны придерживаться мнения образованных должностных лиц и людей с правильным взглядом на мир, жизнь и ценности. Неужели марксизм, материализм и атеизм, составляющие идеалы членов нашей коммунистической партии, не сумеют одержать победу над идеями Фалуньгун?»

    Идея Цзяна не нашла широкой поддержки. По данным источников, имеющих доступ к руководству компартии, только Цзян из семи членов Постоянного комитета Политбюро проголосовал за начало преследования. Тем не менее, он начал репрессии.

    Вся мощь тоталитарного государства обрушилась на последователей Фалуньгун. Пропаганда и клевета заполнили СМИ. Все организации, школы, жилищные советы и сельсоветы были привлечены к оказанию давления на приверженцев учения. Начались массовые задержания. Вскоре стали применяться промывание мозгов и пытки.

    По данным Информационного Центра Фалунь Дафа, одновременно были задержаны сотни тысяч последователей. На сегодняшний день есть сведения, что от пыток и жестокого обращения погибло более 3700 приверженцев Фалуньгун. Однако, учитывая сложность получения информации из Китая, истинное число погибших, скорее всего, гораздо выше.

    Кроме того, десятки тысяч последователей были убиты ради их органов, которые были проданы для трансплантации богатым пациентам из Китая и зарубежных стран. Огромное число приверженцев Фалуньгун получили травмы или стали инвалидами в результате пыток. Неизвестно, сколько семей было разрушено или остались без крова.

    Фракционная политика

    Цзян Цзэминь был уверен, что на уничтожение Фалуньгун понадобится не более полугода. Однако Цзян не учёл всей глубины учения. Его «материализм и атеизм» не позволили ему понять, что люди могут лишиться всего, даже жизни, но остаться верными своим убеждениям.

    Он также не предвидел, что стойкие последователи Фалуньгун могут изменить сердца людей в Китае. В начале преследования Цзян хотел использовать государственные СМИ, чтобы вся китайская нация возненавидела Фалуньгун. Приверженцы учения рисковали жизнью, чтобы рассказать людям, что такое Фалуньгун на самом деле и о жестоких противозаконных репрессиях. Многие люди начали понимать настоящее положение дел, многие стали выходить из КПК.

    В 2002 году срок Цзяна в качестве главы КПК подошёл к концу, а кампания преследований была в самом разгаре. Цзян столкнулся с дилеммой. Если после его ухода его преемник прекратит репрессии, то Цзян может быть привлечён к ответственности за массовые преступления, совершённые против последователей Фалунь Дафа. Но официально удержать власть он не мог.

    Цзян решил сохранить влияние через своих приспешников, которые участвовали в преследованиях. Его сторонник возглавлял аппарат внутренней безопасности. Цзян внедрил в Постоянный комитет Политбюро верных людей и изменил правила, чтобы решения принимались только голосованием. Таким образом он ослабил власть нового генсека КПК.

    Он также поставил своих людей в Центральный военный совет, полагая, что будет иметь контроль над вооружёнными силами ещё долгое время после выхода на пенсию. Кроме того, люди Цзяна взяли под контроль все основные секторы экономики Китая. Они занимали почти все ключевые позиции в структуре КПК.

    Эти меры дали Цзяну экстраординарное влияние на весь 10-летний срок его преемника Ху Цзиньтао. Однако после Ху Цзиньтао у Цзяна начался кризис. Его фракция не смогла поставить следующим генеральным секретарём своего сторонника. Союзники Цзяна в 2012 году потеряли лучшие позиции.

    В этот период проблема, с которой сталкивался Цзян в 2002 году, снова проявилась, но в ещё более острой форме. После более 10 лет преследований Цзян Цзэминь и его фракция могли оказаться в зависимости от чиновников, которые не имели никакого отношения к репрессиям. Если бы кампания преследований официально закончилась, то возмущённые голоса, требующие привлечения к ответственности виновных, зазвучали бы в каждой части Китая.

    Лидеры фракции Цзяна сформировали план. Они решили притвориться, что согласны принять Си Цзиньпина в качестве генерального секретаря КПК, а затем быстро свергнуть его.

    В марте 2012 года Ван Лицзюнь, правая рука заговорщика Бо Силая, бежал в консульство США в Чэнду, опасаясь за свою жизнь. Через некоторое время Вана отдали людям Ху Цзиньтао, и тот рассказал им о запланированном перевороте, как сообщили осведомлённые источники.

    Искоренение сторонников Цзяна

    Когда Си Цзиньпин пришёл к власти, он сразу же начал кампанию «по борьбе с коррупцией». Под видом искоренения коррупции Си начал искоренять фракцию Цзяна.

    Си знал, что если не принять меры против заговорщиков, то он не будет иметь власти в КПК. Кроме того, по данным источников внутри партии, члены фракции Цзяна теперь ищут возможность убить его. Они очень боятся, что Си может прекратить репрессии.

    Хотя Си Цзиньпин последовательно убирал высокопоставленных людей Цзяна, источники в партии говорят, что он ещё не достиг безопасности или стабильности.

    У Си нет столько верных людей, сколько было у Цзяна, и члены КПК в целом не в восторге от его антикоррупционной кампании. Источники убеждены, что основная масса чиновников КПК не одобряет деятельность Си.

    Между тем, если учесть членов семьи, друзей и близких последователей Фалуньгун, то окажется, что в результате преследований пострадали сотни миллионов китайцев. Их голоса будут только усиливаться, когда общество в целом воспротивится репрессиям. Выступая против преследований, народ также выступит против неограниченной власти КПК.

    Си Цзиньпин скоро окажется перед выбором. Он может прекратить преследования и привлечь Цзяна и его фракцию к ответственности. Если он это сделает, то высвободит мощные силы в китайском обществе, что будет означать конец КПК. Ведь не только последователи Фалуньгун, но и многие, кто пострадал от рук компартии, будут требовать справедливости. Однако в этом случае у Си Цзиньпина, по крайней мере, есть шанс сталь лидером преобразований в Китае.

    Другой вариант — Си может продолжить свой нынешний курс. Он может убирать своих соперников одного за другим, но так и не обеспечить себе мощной базы в КПК, оставаясь в опасном положении.

    Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и не обязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

     

    Версия на английском





    Top