Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Китай » Права человека » Рассказ очевидца о начале репрессий Фалуньгун в Китае

Рассказ очевидца о начале репрессий Фалуньгун в Китае

    Тянь Сюйлу. Фото: epochtimes.com

    Когда генсек КНР Цзян Цзэминь объявил самую популярную в стране духовную практику Фалуньгун вне закона, компартия традиционно запустила масштабную кампанию дискредитации этого учения. В самом начале преследования единственным местом, где сторонники Фалуньгун могли сказать что-то в свою защиту, была центральная площадь Тяньаньмэнь в Пекине. Подробней об этом рассказала Тянь Сюйлу, которая была в гуще событий и провела 4 года в тюрьме за передачу информации о происходящем за границу. /epochtimes.ru/

    Начатая компартией Китая информационная атака на Фалуньгун в первые годы репрессий буквально забила все каналы передачи информации из Китая. Не только в КНР, но и по всему миру звучало только одно мнение о том, почему десятки миллионов китайских граждан, занимавшиеся этой традиционной системой самосовершенствования, вдруг за одну ночь стали преступниками.

    По словам Тянь, которая начала практиковать Фалуньгун в 1995 году, во время начала репрессий она уже получила диплом и хорошую высокооплачиваемую работу переводчика в Пекине.

    По её словам, когда 20 июля 1999 года по всей стране начались массовые облавы на сторонников Фалуньгун, ложь в отношении этой практики в китайских СМИ была настолько масштабной, что очень быстро буквально пропитала собой всё общество.

    «Пекинские ученики Фалуньгун тогда тайно провели в столице пресс-конференцию для иностранных СМИ. Это позволило миру впервые услышать альтернативную информацию о преследовании. Очень многие сторонники Фалуньгун тогда приезжали в Пекин со всех концов страны, чтобы обратиться к правительству. Им было очень трудно найти ночлег, так как во всех гостиницах и хостелах проводились облавы. Многие просто ночевали на улице», — рассказывает Тянь.

    Сначала сторонники Фалуньгун пытались использовать утверждённые правительством каналы обращения граждан, то есть приносили петиции в отдел подачи заявлений граждан или же в прокуратуру.

    «Но правительство полностью перекрыло этот путь. Всех, кто пытался подать петиции в защиту Фалуньгун, сразу же хватали и отправляли домой, где их ждал арест или же большой штраф», — говорит Тянь.

    Через несколько месяцев таких безуспешных попыток петиционерам ничего не осталось, как просто выходить на площадь Тяньаньмэнь с плакатом и громко рассказывать всем вокруг о жестоком преследовании и о бесправном положении людей, которых преследуют власти.

    «Я тоже поставила себе цель сообщить о реальной ситуации международному сообществу. Поэтому я стала каждый день ходить на площадь и делать фото и видеосъёмку этих акций сторонников Фалуньгун», — рассказывает Тянь.

    Фотографии и видеокадры, которые сделала Тянь, стали одними из первых наглядных свидетельств факта репрессий Фалуньгун в Китае.

    Тянь вспоминает, что в то время на площади Тяньаньмэнь переодетых сотрудников спецслужб было зачастую больше, чем туристов. Открыто фотографировать и тем более записывать видео было опасно, поэтому она делала это через дырку в сумке, в которой находилась маленькая камера.

    «Атмосфера на площади тогда была очень напряжённой, милиционеры в штатском пристально оглядывали всех. Как только очередной сторонник Фалуньгун разворачивал плакат и начинал кричать слова в защиту своей практики, со всех концов, как голодные волки, на него сразу же набрасывались агенты милиции. Людей жестоко избивали, даже женщин, и увозили. Когда всё это фотографировали иностранные туристы, не понимавшие, что происходит, у них отбирали камеры и засвечивали плёнку», — продолжает Тянь.

    Аресты проводились очень быстро, чтобы туристы не успели ничего увидеть и тем более понять. Иногда Тянь просто не успевала подбежать к месту событий, чтобы сфотографировать. Она ходила на площадь почти каждый день в течение года и почти каждый раз становилась очевидцем этих инцидентов.

    «Помню один случай. Группа сторонников Фалуньгун, не помню точно, сколько их было, развернули плакаты на площади и стали громко кричать „Фалунь Дафа хороший“, „Требуем вернуть доброе имя нашего Учителя“ (основатель практики Фалуньгун Ли Хунчжи, прим.ред.). К ним сразу же подбежали несколько десятков агентов спецслужб, начали выхватывать у них плакаты и жестоко избивать их ногами и дубинками.

    От ударов они падали на землю, их душили и затыкали им рты всеми возможными способами. Несмотря на то что они не оказывали сопротивления, милиция так и не смогла заглушить их громкие призывы. Пока их не затолкали в микроавтобус и не увезли, их уверенные голоса разносились по всей площади», — вспоминает Тянь.

    Она также посещала и местных сторонников Фалуньгун, которых пытали в местах заключения. Тянь подробно записывала всё эти факты репрессий, делала фотографии и отправляла эту информацию за границу.

    «Расскажу несколько случаев, которые меня тогда сильно потрясли. Был один парень, у которого на ногах почернели все пальцы. В милицейском участке его пытали холодом. Когда оказалось, что пальцы уже полностью отморожены, и их надо срочно ампутировать, милиционеры просто выбросили его из машины посреди дороги. Ещё я видела женщину, которая во время ареста начала голодать в знак протеста репрессиям. Раньше я видела нечто подобное на фотографиях жертв нацистских концлагерей. Она голодала 3 месяца. Глядя на её истощённое тело, я была просто в ужасе. Был ещё парень, которому во время заключения отбили лёгкие. Он постоянно кашлял и практически не мог говорить. Ему было всего 30 лет, а выглядел он после пыток, как 60-летний старик. Милиция тоже выбросила его, чтобы избежать ответственности. Через месяц после нашей встречи он умер».

    Через некоторое время милиция узнала, чем занимается Тянь, и её тоже арестовали.

    «Это произошло в апреле 2001 года. Несколько десятков милиционеров вломились ко мне на работу, перевернули там всё вверх дном и забрали меня в участок. Я объявила голодовку в знак протеста. Затем меня перевели в „пекинский класс обучения законам“ (народное название „класс промывания мозгов“, прим. ред.). Чтобы поскорее меня „преобразовать“, они применяли множество физических и психических пыток. Через четыре месяца меня перевели в пекинский центр заключения для особо опасных преступников, ожидающих суда. Затем меня приговорили к четырём годам заключения и отправили в печально известную жестоким отношением к заключённым женскую тюрьму „Хэйцзуй“ в городе Чанчуне», — рассказывает Тянь.

    В настоящее время Тянь Сюйлу проживает за границей. Она также присоединилась к набирающей обороты кампании привлечения к суду Цзян Цзэминя, на которого в настоящее время уже подано более 100 тысяч судебных исков от более 205 тысяч истцов. Заявления и судебные иски направлены в Верховный суд и Верховную прокуратуру Китая. Цзяна обвиняют в геноциде и преступлениях против человечности в отношении сторонников Фалуньгун.

    По данным Всемирной Организации по расследованию преследований в отношении Фалуньгун (ВОРПФ), только в результате насильственного извлечения органов для продажи в Китае могли быть убиты более двух миллионов последователей Фалуньгун, не считая тех, кто погиб в результате пыток в местах заключения.

    Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (3 голосов, среднее: 5,00из 5)
    Loading...

    Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

    Спецтемы:


    4
    Top