Все новости » Мнение » Взгляд на Китай » «Ридерз Дайджест» послушался китайских цензоров

«Ридерз Дайджест» послушался китайских цензоров



Австралийская писательница Луиза Ларкин (L.A. Larkin) работала 24 марта над своим следующим романом, когда зазвонил телефон. На линии был старший редактор «Ридерз Дайджест» (Reader’s Digest), который ранее планировал напечатать сжатую версию её последнего романа «Жажда» (Thirst).

Компания, которая печатает «Ридерз Дайджест» в Китае, остановила пресс и потребовала, чтобы из работ г-жи Ларкин были удалены ссылки на Фалуньгун и пытки. Ей предложили два варианта: подвергнуть роман цензуре, либо потерять сделку.

«Для меня это было так неожиданно и так неслыханно», — возмущалась г-жа Ларкин в телефонном интервью, будучи дома в Сиднее.

Особенно непонятным было то, что издание печаталось не для Китая, а для читателей Австралии, Новой Зеландии, Сингапура, Малайзии и Индии.

«Речь идёт об экстерриториальной цензуре. Это способ Китая управлять мировоззрением», — считает писательница. Она отказалась подвергать цензуре свои работы, и «Ридерз Дайджест» снял её роман с печати.

Представитель «Ридерз Дайджест» заявил, что ничего не знает об этом случае. Офис издания в Австралии пока никак не отреагировал.

Социальные медиа шумят

Twitter разогрелся от возмущения писателей и авторов по всему миру.

Филипп Паттерсон из Marjacq Scripts, агент г-жи Ларкин, сказал, что у авторов есть сильные причины для беспокойства. Он написал в электронной почте: «Писатели переживают, что их издатели или представители попросят внести изменения в их произведения. Я сомневаюсь, что какой-либо писатель готов участвовать в этом».

Г-жа Ларкин уверена, что «Ридерз Дайджест» мог перенести срочную печать в Гонконг, где не надо слушаться китайских цензоров. Однако издание потеряло бы $30 000. Оказалось, что $30 000 для «Ридерз Дайджест» дороже, чем сохранение свободы слова для своих авторов.

«»Ридерз Дайджест» решил печататься в Китае. Это крупное американское и международное издание поддалось требованиям китайских властей, которые указывают, что можно делать, а что нельзя. Я считаю это очень тревожным сигналом», — сказала писательница.

Упоминания о Фалуньгун и пытках являются лишь небольшой частью романа Луизы Ларкин. «Жажда», опубликованный в 2012 году, это триллер о наёмниках, осаждающих группу учёных на научно-исследовательской станции в Антарктике.

Один из персонажей — Венди Ву, оказавшаяся на станции, является австралийкой китайского происхождения. Она бежала в Австралию из Китая, потому что её мать была арестована за приверженность Фалуньгун. Позже она узнала, что мать пытали в китайских застенках, но она не отказалась от своей веры.

«Если бы я подвергла роман китайской цензуре и удалила ссылки на Фалуньгун, я бы предала не только свои убеждения, но и героиню романа, и её мать, а также то, что мои читатели ожидают от меня», — считает г-жа Ларкин.

Преследуемые за веру

Фалуньгун является традиционной китайской медитативной практикой, которая учит жить по принципам Истина, Доброта, Терпение. С 1999 года последователей учения стала жестоко преследовать коммунистическая партия Китая (КПК).

Фалуньгун — одна из пяти групп, которые являются основными целями китайских цензоров. Среди них: тибетцы, уйгуры, демократические активисты и сторонники независимости Тайваня.

В докладе Freedom House 2013 года объясняется, почему КПК фокусируется на этих темах: «Эти вопросы касаются некоторых из самых вопиющих и систематических нарушений, происходящих сегодня в Китае. На это указывает нервозность КПК, и это также результат международного молчания».

В докладе говорится, что китайские цензоры пытаются расширить свою цензуру за рубеж, особенно по этим темам. Приводится пример французской спутниковой компании Eutelsat, которая прервала сигнал зарубежной китайско-язычной телевизионной сети New Tang Dynasty, чтобы выслужиться перед китайским правительством. А в ноябре 2013 года Bloomberg News провела самоцензуру своей статьи, чтобы не раздражать китайские власти.

Г-жа Ларкин сообщила, что на «Ридерз Дайджест» ранее уже оказывали давление китайские власти, потребовавшие провести цензуру публицистической работы, в которой упоминается Тибет.

Однако, по её словам, попытка провести цензуру её работы стала первой применительно к художественному произведению, предназначенному для распространения за пределами Китая. Г-жа Ларкин сделала вывод: «Это показывает уязвимость авторов и издателей, когда они используют страну, где свобода слова попирается».

 

Версия на английском





Top