Все новости » Китай » Права человека » Рискуя жизнью ради встреч с иностранными корреспондентами в Китае. Часть II

Рискуя жизнью ради встреч с иностранными корреспондентами в Китае. Часть II

    Юй Чао в доме друга в центре Нью-Йорка 24 мая 2013 года. Фото: Samira Bouaou/Epoch Times


    Юй Чао старался одевать чистую одежду после 25 апреля 1999 года. Вероятность того, что его застрелят, была высокой. Если кто-то будет хоронить его тело, то, по крайней мере, он будет в чистом.

    Исторически сложилось так, что как только китайский режим посчитает группу или человека своим врагом — эту группу ожидает конец.

    На первый взгляд, может показаться странным, что Юй Чао рисковал своей жизнью, чтобы защищать медитативное учение Фалуньгун. Г-н Юй очень рассудительный человек. Он окончил престижный Университет Цинхуа, имел обеспеченную жизнь, работая ИТ-специалистом в международной компании.

    Юй Чао не был наивен. У него не было слепой веры. Были времена, когда он ставил под сомнение даже заявления своих бывших профессоров в Университете Цинхуа, что было большой редкостью в той обстановке.

    Г-н Юй рассуждал здраво. Но был один вопрос, на который у него не было ответа. «Ещё с тех пор, когда я был маленьким, я задумывался, в чём цель жизни, — вспоминает он. — Всё, чего мы достигали в школе или на работе, было лишь временным счастьем».

    Он признался, что часто впадал в меланхолию на протяжении всей своей молодости. Он отчётливо помнит, как впервые почувствовал пустоту в своей жизни. Ему было только три года, и он собирался на послеобеденный сон вместе с группой детского сада.

    Дети хором говорили: «Мы хорошие дети председателя Мао», и засыпали. Но Юй Чао не мог заснуть.

    Вместо этого он, наблюдая, как солнечные лучи светят через окно, спрашивал себя, что было целью жизни. Это ощущение безысходности не оставляла его до одного судьбоносного дня, когда ему исполнился 21 год.

    В то время он страдал от болей в животе и принимал лекарства, стоившие 200 юаней за упаковку. Мать убедила его попробовать заняться Фалуньгун. Учение было известно своим положительным воздействием на здоровье. После некоторого колебания г-н Юй решил попробовать.

    В 1993 году он посетил лекцию г-на Ли Хунчжи, основателя Фалуньгун.

    «В искусстве и литературе я находил успокоение, но даже это было временным. Единственное, что действительно позволило мне понять, зачем мы живём, стало учение Фалуньгун», — сказал Юй Чао.

    Он отчётливо помнил лекцию, в которой говорилось, что нужно смотреть в себя, чтобы найти решение проблемы, а не обвинять внешние факторы, и что нужно всегда интересы других ставить выше своих.

    «Мне был 21 год, когда я услышал это. Я почувствовал, что до этого я жил с чёрной повязкой на глазах», — рассказал он о своём переживании.

    После изучения духовного учения г-н Юй стал по-другому смотреть на свою жизнь и проблемы. Совершенствуя себя как личность, устраняя завистливые и негативные мысли в отношении других людей, он почувствовал, что жизнь вдруг стала значимой.

    Акцент на том, чтобы смотреть в себя, а не на внешние факторы, нашёл отклик в его сердце.

    Когда в 1999 году началось преследование Фалуньгун, Юй Чао чувствовал потребность высказаться. Он участвовал в общественных протестах. Он поднимал плакаты на площади Тяньаньмэнь.

    «Я не делал упражнения Фалуньгун регулярно. Но я чувствовал необходимость встать на защиту этого учения, — говорит он. — Редко можно встретить то, что придаёт смысл жизни, особенно в таком обществе, как сегодняшний Китай».

    «Однако когда я участвовал в акциях протеста, я знал о том, что это опасно, — добавил он. — Я пережил „4 июня“».

    Инцидент «4 июня» известен также как бойня студентов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Режим ответил на мирные демонстрации автоматами и танками.

    Юй Чао лично знал несколько человек, которые погибли в тот день. Одним из них был Цзян Цзелянь, c которым они вместе были в детском саду и ходили в школу. Его мать Дин Цзылинь впоследствии основала известную группу активистов «Матери Тяньаньмэнь».

    Первый арест

    В первый раз г-на Юя арестовали, когда он 15 октября 1999 года отправился в Управление общественной безопасности, чтобы вручить петицию против преследования Фалуньгун.

    «В соответствии с китайским законодательством моё обращение было законным, — считает он. — Но меня всё равно арестовали».

    Две недели спустя его жена также была арестована за участие в мирной акции протеста. Их сын остался под присмотром бабушки и дедушки.

    Юй Чао был отправлен на 38 дней в центр заключения Хайдянь в Пекине. После освобождения всё его тело было поражено чесоткой из-за суровых и антисанитарных условий.

    Один за другим его родственников арестовывали за занятия Фалуньгун. Его сестра преподавала экономику и управление в Университете Цинхуа. Её приговорили к трём с половиной годам заключения.

    Г-н Юй понимал, что его и жену будут преследовать снова, поэтому они решили бежать. Они покинули свой дом и 3-летнего сына ночью 10 августа 2001 года. Они остались без денег и вещей.

    «Мы были действительно беглецами», — сказал он. Они оставили своего ребёнка с хорошей знакомой на 10 месяцев. Бабушка и дедушка хотели взять внука к себе, как только у них появились ресурсы, но ребёнок уже начал считать знакомую своей матерью.

    Преодоление страха

    «С июня 1999 по июнь 2000 года я был парализован страхом», — признался Юй Чао.

    В своей специальности он мог сделать гораздо больше, чем протестуя с баннером на площади Тяньаньмэнь. Он мог создать зашифрованные каналы связи и информировать зарубежные СМИ о том, что происходит в Китае. Но он боялся.

    «Я боялся, потому что знал, что могут сделать власти. Я знал, на какие зверства они способны. Я знаю, потому что видел это», — утверждает он.

    Он знал одну последовательницу Фалуньгун в Пекине, чья история заставила его поразмыслить о страхе. Её звали Чжао Синь. Она была профессором в Пекинском университете. Ей было всего 32 года, когда её замучили до смерти.

    По данным сайта «Минхуэй», публикующего отчёты о продолжающемся преследовании Фалуньгун, шейные позвонки Чжао Синь были сломаны от жестоких побоев. Потом её доставили в больницу, где удалили часть пищевода. После операции она потеряла способность говорить.

    Юй Чао навестил её. Он вспоминал, как она пыталась что-то вымолвить, но только задыхалась и мучилась. «Это было странно, — рассуждал он. — В больнице сказали, что травма шеи повлияла на её способность дышать… но не было никакого смысла отрезать часть пищевода».

    «Они, вероятно, специально вырезали внутренности так, чтобы она не могла говорить, — предположил Юй Чао. — Они вставили пластиковую трубку в её горло».

    Тем не менее, после выписки из больницы, Чжао продолжала просить вывезти её на площадь Тяньаньмэнь в инвалидном кресле, чтобы она могла выражать протест. Но её физическое состояние не позволяло этого. Шесть месяцев спустя она скончалась.

    После этого случая Юй Чао понял необходимость сделать шаг вперёд: «Я почувствовал горячее желание рассказать людям историю Чжао Синь. Чтобы мир за пределами Китая узнал о ней. Я ощутил острую потребность рассказать про преследование».

    Продолжение следует

    Часть I

     

    Версия на английском





    Top