Все новости » Культура и искусство » Литература » Спасибо не тебе, а Богу

Спасибо не тебе, а Богу


На днях Фёдр Миронович подозвал меня к столу, торжественно уселся сам, водрузил  рацию-наушник, иначе глухоту не пробить.
«У меня к тебе такое дело, деточка, — загадочно начал ФМ. — Понимаешь ли, я — материалист, в Бога не верю. Вот сейчас доживаю 89-й, а потом знаю, что… НИЧЕГО. Я купил себе и Лорке (Лариса Александровна — музыковед, писатель) ТАМ  место. Ну, ты сама понимаешь где. Ездил я туда с документами, посмотреть хотел нашу последнюю обитель. Не нашёл. А языка у меня местного нет. Прошу тебя… очень прошу поехать со мной ТУДА и попросить служителей разыскать и показать, ну, и ещё коё-чего. Согласна?»

Через пару дней мы отправились на ФМ «кобылке» ТУДА. Он, кстати, отличный джигит, с 60-летним стажем. В Москве гонял на «Запорожце». Тогда он был не только джигитом, и кардиологом был. С тех и до сих пор ФМ считает профессию патологоанатома самой занимательной. Спросить почему, не решилась. Тогда он встретил свою Лорку — невероятную красавицу и умницу. Сегодня ей 87, такая же красавица и умница, только… (Фёдр Миронович обходится вместо слов мимикой).

ТУДА — это «покойная гора» или Гора Покоя, или Успокоенная гора. Но покоя там мы не обнаружили. Машины, люди, цеха. Такое ощущение, что попал в город, но не так, чтобы мёртвых. Последний причал оказался многоэтажным зданием, где «места» располагались в стене, а не на земле, как в соседних кварталах.

Стоял там, скучая, голубоглазый румын неопределённого возраста благодаря поджарости. Скоро выяснилось, что ему 67, что он приветлив, доброжелателен, совсем не классический тип могильщика. Сказал, что самое главное в жизни — здоровье. Я попробовала провести линию причинно-следственной связи силы духа и тела. Но пришлось прервать столь живую тему и отправиться на поиски купленного будущего под  названием «а дальше НИЧЕГО» (версия Фёдра Мироновича).

Голубоглазый могильщик быстро нашёл две квадратные ниши под номерами 28 и 27, временно закрытые золотым иерусалимским камнем. Места были рядом, но не вместе, что смутило ФМ. Он хотел со своей Лоркой в последний раз забраться под одно мраморное одеяло. Мне пришлось переключиться на деловую тональность, как переводчику. Я переключилась.

Потом состоялась встреча со специалистом высокого класса по надгробьям по имени Миша, говорили по-русски.  Мне пришлось снова переключаться, на этот раз в укротительницу медведей, там знания языков не пригодилось. Миша никак не хотел осознать глухоту ФМ, и последствием сделки могло стать мраморное надгробье на троих, а не на двоих.

Великая вещь — терпение. А терпимость — её великая производная. Миша остался доволен задатком и невероятной сговорчивостью ФМ. Я ни на секунду не присвоила заслугу этого чуда себе. Разметки, расценки, расплаты и другие «рас\з» производились поразительно быстро и чётко.

ФМ был счастлив. Он был так счастлив, что почти пустился в пляс прямо там, в конторе, на Упокойной горе. Кроме специалиста Миши в канторе мирно беседовали между собой ещё трое сотрудников без клиентуры. Я побаивалась взглянуть на их реакцию на ФМ-а беспредельную радость. Забравшись в свою «кобылку» и приказав мне пристегнуться, ФМ произнёс: «Огромное спасибо, деточка, нет, не тебе, дорогая, а Богу!»





Top