Все новости » Культура и искусство » Литература » Стихи Аглаи Соловьёвой. Поэты по субботам

Стихи Аглаи Соловьёвой. Поэты по субботам

Аглая Соловьёва –– поэтесса, танцующая, играющая, любящая. Это не просто эпитеты, тут можно ещё прибавить –– молодая и не забыть, что речь идёт об очаровательной девушке.

Аглая Соловьёва родилась в 1985 году в Кирове, в простой семье, можно было бы написать и без кавычек. Аглая –– единственная в роду, получившая высшее образование (Вятский гуманитарный университет, филолог). Играть со словом начала где-то года в два с половиной. Отец бережно записывал дочины младенческие стихо-переплёты, вёл дневник. В шестом классе написала карандашом первые повести, к десятому классу они переросли в роман, который, правда, увидел только стол, и в котором отрефлексировалось первое чувство любви.

Стихи появились вскоре после повестей, «плохие, но честные» –– сама призналась. Ранние стихи были, скорее, терапевтическими: нужно было справляться с проблемами, вопросами и самой собой.

И танцевала... Очень любила танцевать, научилась всевозможным танцам, и встал вопрос: литература или танец?

Литература. Почему? Потому что танец –– это удовольствие, а литература –– это прорыв. Без удовольствия можно прожить, а вот без прорыва –– никак.

И прорвалась. В 2008 году узнала, что можно писать не только в стол и для друзей, что есть конкурсы и поэтические вечера. Стала ездить, много и в разные места. Победила в поэтических конкурсах: «На ветру времён» (С.-Петербург 2008), слэма Литературной универсиады (Саранск, 2011), им. Иосифа Бродского «Критерии свободы» (Спб, 2014). Премии: «Вятская книга года-2012», участвовала во многих поэтических фестивалях и радиопередачах. Вышли в свет четыре сборника стихов, публикации в пяти журналах и сборниках. Потом поступила во ВГИК на сценарный и появилось огромное желание писать кино.

И это за каких-то пару с лишним десятка лет... ну, скажем, почти за три десятка.

*****
Это ж надо, какая трезвость!
Ничего-ничего, пройдёт.
В меня зеркало засмотрелось,
Обнаружив глаза и рот.

Наполнитель всего пустого:
Скрип сердец да под стук колёс ––
Цирк уехал, оставив снова
Чемоданы девичьих слёз.

Ну, и спрячешь себя под кофтой?!
Ну, спасёшь сантиметр души…
Завтра здесь без тебя подохнут
Все цветные карандаши.

В руки флаг –– и танцуй свой танец
На карнизах случайных сцен.
Оставляю себе на память
От тебя ноль один процент.

*****
В комнате не было шкафа и не было стула,
На окнах не было штор.
Дивана не было, и я уснула,
Там, где мог быть ковёр.
Не было чашек и не было вилок и ложек,
В комнате, где я спала
И у стола не было ножек,
Не было даже стола.
По мне проходили огромные дикие звери,
Ростом до потолка.
Ты тихо присел в углу возле двери
Без ручки и без замка.
Лампочки не было, и не было света,
На стене не висело часов,
Ни чисел, ни лет, ни предчувствия лета,
Ни часовых поясов.
Комнате в нас было места чудовищно мало,
Особенно на полу.
Ты встал из угла, и угла не стало,
Не стало тебя в углу.
Меня впитали в себя обои,
Ты стал заключённым стен,
Таким героям, как мы с тобою,
Надо сразу сдаваться в плен.
Мы в окна смотрели чужими глазами,
Ходили по стрелкам из класса в класс,
Пространство, которое мы создали сами,
Стало важнее нас.

*****
Перебираю бусинки в руке
Ношу с собой в прозрачной упаковке
Подарок гения, пакетик в рюкзаке,
Гонюсь за призраком принцессы-полукровки.
Простые правила: козырные нули
Главнее некозырного валета.
Кленовый лист и притяжение Земли
Перевернули лето.
Стою на голове с большим трудом,
Пытаюсь походить на человека,
Всё сбудется когда-нибудь потом.
Промокнет веко. И остынет веко.
Не делайте мне лишних замечаний,
Не зажигайте спичек на дожде,
Я предыстория случайных расставаний,
Рисунок, взвешенный на выгнутом гвозде.
Я не устойчив, пьян, я вижу параллели,
Я параллелен радостным глазам.
Зависну в воздухе, слетев с качели.
Я верю в ангелов. И девичьим слезам.
Я записался в очередь на счастье,
Я буду им посмертно награждён.
Я сдался сразу –– заберите на запчасти.
И сердце бьётся, и курок взведён.
И требует участья.
Качели взад-вперёд. В метро ты ездишь стоя.
Ты дышишь воздухом, ты носишь каблуки.
Шаги влюблённого, как облако легки,
Сливаются с весною.
Садишься в поезд, машешь нам рукой,
Снимаешь с рук прозрачные перчатки,
И оставляешь отпечатки брошенной строкой,
Твой профиль снова Бог моей сетчатки.
Текила вместо сна, и вместо кожи память,
Законы притяжения, увы,
Меж нами не работают –– лететь и таять.
Пространство сузилось, и мы опять на «вы».
Хронически безумные, летаем по больнице.
Идут часы секундами вперёд
И кто-то мне опять зачем-то врёт,
Что ничего такого не случится.
Ты мастер всё закручивать в слова
И очищать от липкой карамели.
Пятнадцать лет –– больная голова.
Чужие сны гудят в моей постели.
Ломаю косточки об острые углы,
Стекает ночь –– и вниз по тротуару.
Не держат ноги. Скользкие полы.
Шатается луна сама с собой на пару.
Уходят санитары на покой.
И ничего уже не происходит.
А ты стоишь на пешеходном переходе,
Перебираешь бусинки рукой.

*****
Фигура вечности, много граней.
Тебя раздели, разрисовали
Глаза раскрасили в цвет асфальта
Ты мой рисунок –– сестра Тибальта.
Ты гвоздь программы с входным билетом.
Как я жила без тебя тем летом?
Как будто старое платье сняли ––
Тебя раздели, разрисовали:
Картину мира на диафрагме
Любовь на сердце, поближе к магме,
В ногах вселенной, в её основе…
Бордовым губы, зелёным брови…
Раскрыла руки под облаками
Лежу, расписанная мелками...

*****
Печальный ангел. Рваное крыло.
Читает сказки, плачет просто так.
На чей тебя сегодня праздник занесло?
На чей чердак?
Был просто дождь. Туман стоял в глазах.
Ты весь был равен знаку «уступи дорогу».
Любовь держала на своих весах
Двоих. Но опрокинула. И, значит, слава Богу.
Февраль сгорает заживо, под пеплом хороня
Секунды, замкнутые в летаргию круга.
Они выходят оба из огня.
По разным сторонам. Искать друг друга.

***
К тебе пойду
По длинным-
Длинным коридорам,
По длинным коридорам однокомнатных сердец.
Втяну
Пустым зрачком
Рассеянный вокзал.
Войду в оттенки серого, в болото,
Сквозь пиксели некачественных фото
В твои Глаза.

По тонким строчкам, словосочетаньям,
По очертаньям городов,
По венам рек,
По пустоте воспоминаний,
По снежной тишине слепых свиданий.
По слову снег.

Я стану
Именем стихотворенья.
Глухим биеньем сердца моего,
Толчком в утробе.
И первых страх
Пробьёт двенадцать раз в висок, расскажет, кто ты.
И зачтёт твой жизненный богатый опыт
В шести томах.

Я здесь.
Я шла пешком…
Я ехала на верхней полке...
Я полчаса ждала восьмой трамвай!
Я здесь.
По рваным джинсам и неровной чёлке
Меня узнай.

Я здесь.



История коммунизма


Top