Все новости » Культура и искусство » Литература » Стихи Александра Мельника. Поэты по субботам

Стихи Александра Мельника. Поэты по субботам


Александр Мельник — поэт и учёный. Он в шутку придумал термин «поэталамус», попробовав обозначить ту креативную часть головного мозга, где мог бы скрываться поэтический дар. Александр — доктор наук, поэтому шутливый термин вполне легитимен.

Родился Александр Мельник в 1961 году, в Молдавии, в крестьянской семье, где любили читать. Окончил Московский институт геодезии и картографии. Почти двадцать лет прожил в Бурятии, где до распада СССР занимался картографированием дна озера Байкал и изучением экологических проблем региона. В Москве в 1999 году опубликовал монографию «Динамика антропогенных ландшафтов Байкальского региона» с предисловием лётчика-космонавта Виктора Савиных. В 2000 году поселился в Бельгии, где окончил с отличием третий цикл Католического университета Лувэна по специальности «Космические методы исследований и картография», защитил докторскую диссертацию на французском языке. А когда же сработал поэтоламус?

На старших курсах университета, когда полюбил. Любовь и поэзия соединили руки и с тех пор их не разъединяют. «Думаю, что мои жёны повлияли на моё становление как поэта больше, чем все литераторы мира, вместе взятые», — признаётся Александр. На вопрос «ваше кредо» ответил просто: «Читать, писать, творить, создавать — не эпизодически, а всегда, каждый год, каждый месяц, каждый день, каждое мгновение. Поэзией невозможно заниматься по расписанию, ею можно только жить».

Александр — автор трёх поэтических сборников и трёх книг прозы. Организатор Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира». Организатор выездных поэтических вечеров «Эмигрантской лиры» в разных городах мира: Москва, Кёльн, Париж, Нью-Йорк, Иерусалим, Амстердам. Главный редактор литературно-публицистического журнала «Эмигрантская лира». Публиковался в поэтических сборниках и журналах Беларуси, Бельгии, Великобритании, Израиля, Латвии, Молдавии, России, США, Украины и Финляндии. Финалист международного поэтического турнира «Пушкин в Британии» (2005 г.). Лауреат международного поэтического конкурса «Я ни с кем никогда не расстанусь» среди соотечественников, пишущих на русском языке (2007 г.). Участник IV международного русско-грузинского поэтического фестиваля «Мир поэзии — мир без войны» (2010 г.)

* * *
Поэталамус — область в голове,
как точка плавки для свечного воска,
откуда строчки льются по канве
и заполняют низменности мозга,
в которых вечно хлам и тарарам,
вот почему я, движимый подкоркой,
то, как свеча, горю по вечерам,
то занимаюсь будничной уборкой.

Отражение

Кто ты, странник, глядящий пристально
из зеркальной мглы на меня, —
воин света, идущий к истине,
или всадник Судного дня?

Прямо с юности — в преисподнюю
по намерениям благим
ты спускался, волей свободною
и неясной целью гоним.

Усыплённый голосом вкрадчивым,
так и шёл до адских котлов.
Сколько сил напрасно растрачено,
сколько сказано лишних слов!

Не иначе как для прозрения
в нос ударил запах смолья…
А потом — подъём и парение
над соблазнами бытия,

над Эдемом чужой сторонушки.
Жизнь, подлей винца рифмачу,
ведь осталось — капля на донышке…
Бог ещё ведёт по лучу,

но уже сигнал о снижении
мать-сыра земля — за бугром! —
шлёт зеркальному отражению
зла, повергнутого добром.

О. К

Напиши меня светом
на воздушном холсте,
чтобы отблески лета
мельтешили везде.

Напиши меня звуком
на краю тишины,
чтоб сердечного стука
были гулы слышны.

Напиши меня взглядом,
полным первой любви.
Встань на цыпочки рядом
и своим назови.

Дремать за пазухой у Бога…

Глазам не верю — горизонт
уже не пятится, напротив,
навстречу гонит целый фронт
лесов и севооборотов.

Всё, что маячит впереди,
тусклее прожитого сзади.
Мой эскулап, не навреди,
а так — хоть завтра, бога ради…

Я звёзды трогаю рукой
и не страдаю от ожогов.
Наверно, скоро на покой —
дремать за пазухой у Бога.

Песочные часы

В толпе людей мельчайшая частица,
чья значимость тонка, как волосок,
я чувствую всей кожей, как струится
в воронку из-под ног моих песок.

Мне не до песен — в них слова избиты.
Паденье сверху не начать с нуля.
В урочный час сойдёт Луна с орбиты,
в тартарары провалится Земля.

Но, устремившись к зыбкому покою
вдоль безвозвратно тонкой полосы,
кричу, чтоб кто-нибудь своей рукою
перевернул песочные часы.

К истокам…

Нещадно вырубленный лес
уже глядел во тьму забвенья,
но солнце встало, и воскрес
разворошённый муравейник.

Затем лесные комары
гонцов прислали на разведку…
Известно — даже топоры
не заглушают зова предков.

Не в одночасье и не вдруг,
но буйной порослью зелёной
пустырь покроется вокруг
и беглых примет благосклонно.

Не слышно птичьих голосов,
но инстинктивно чуют звери,
что вырубание лесов —
не повод хлеб цыганить в сквере.

Картина, в сущности, проста —
к истокам жизнь стремится рьяно.
Так кровь распятого Христа
стекала вниз на прах Адама.

Так царь природы — человек,
устав служить в чужом вертепе,
готовит к старости побег
из райских кущ в родные степи.

Сон в Гиперборее

Взошла луна, и день остался не у дел.
Шафранный свет ласкает дремлющие окна,
на всякий случай занавешенные плотно,
а тишина — как тихий ангел пролетел.

Я постепенно заворачиваюсь в ночь.
Сидят на жёрдочках мои дела дневные,
потом срываются, летят в края иные,
чтоб вместо сна мне воду в ступе не толочь.

Всё исчезает — город, злато с серебром,
смешные люди неродной Гипербореи.
…Я веки вечные носился в эмпиреях
и приземлился на чужой аэродром.

Тут можно жить, лишь только осень без конца,
да не хватает утешительного слова.
И на чужбине, и в тиши родного крова
добро и зло — как два сиамских близнеца.

Патриотизм — на постном масле чепуха,
леса берёзовые — притча во языцех.
Я засыпаю… мне немыслимое снится —
на Красной площади цветущая ольха.





Top