Все новости » Культура и искусство » Литература » Стихи Нади Жандр. Поэты по субботам

Стихи Нади Жандр. Поэты по субботам


Надя Жандр из тех поэтов, кто ждёт стих. Стихи приходят… Откуда? Не знает, но знает, что она — инструмент, всегда готовый, всегда настроенный принять нечто, что называется «счастьем». «Я совершенно счастлива, когда пишу стихи», — говорит поэтесса.

Надя пишет мало, ждёт долго, пока наступит тот самый момент контакта её души с Ниоткуда, ароматом которого невозможно надышаться. А после? После стих перестает быть её собственностью. «Стихи — дети, нам не принадлежащие», по её словам.

Поэтому Надя не боится критики. Ей интересно одно — что напишет дальше, к какому таинству приобщится.

Родилась Надя в Ленинграде в 1961 году, в семье известных оперных певцов Мариинского театра. Усилия родителей сделать из дочери музыканта оказались тщетными. Надю влекла филология, языки. Так и стала филологом-германистом. Потом встретила своего будущего супруга, он оказался и финном, и шведом, и журналистом. Увёз Надю в Финляндию, в город Вааса. Там они со временем основали Международное общество культуры «Мира» — нишу для этнических организаций, место интеграции иммигрантов.

Надя Жандр — автор пяти поэтических сборников. Публикуется в периодических изданиях и антологиях.

Учитель тишины

Снова за стеклом окна
струнное пространство.
Звуки арфы в мире сна?
Или же фаянса

колких спиц коснулась сечь
в парадоксе ритма?
Или эльфов звонкий меч,
или это битва

светлых сил, отважных сил?
Эти стрелы их ли?
Это ль капли с лёгких крыл?
Мы сидим, притихли.

Дарит музыку и сны
дождь — учитель тишины.

***
Провалившись в облака-сугробы,
Вижу профиль бога снегового,
Он закроет синие ресницы…

Воздух жгучий, и присыпан солью,
Боль и радость. Брежу тишиною,
Улыбаюсь счастливо: синицы…

А в серебряных парчовых складках
Небо: сонное, большое одеяло
Прячет день…

***
На веки севера кладу пыльцы налёт ,
и искор снежных тайные туманы
запутаю в еловых волосах. Тигровые румяна –
и на ветру – пересекают лес,
забытый в облаке … Ты плыл среди чудес .
Не ускользай, – стеклянные мотивы
напели выступы обледенелых лиц
камней, хрустальных друз, струящего эфира.
Ты был в беспамятстве, пропущенный грозой,
как нитями бездонных строгих молний –
и страшен, и силён, и, радугами полный,
Господь Удачи сыпал звёздной пыли,
и ожидало время дань небес .

***
Равнины солнечного света
лежат и тают на озёрах глаз закрытых.
Твоё лицо таинственно и сладко ,
жемчужный ряд полуоткрытых губ
да волосы лесов, их тёмный, без оглядки
и колющий прицел: ресниц – леса, леса,
и кожа век, спадающих снегами.
Ты спишь. Дыхание короткими волнами
напоминает эхо меж холмов
покатистых, грудеобразных, круглых .
Ты улыбаешься во сне – и слёзы солнца
катятся струями по грузным валунам
и застывают . О, моя природа!
Какой тоской и счастьем замерзают
в полёте птиц столь радужные мысли!
И остаются в памяти небесной –
леса, леса, полуоткрытый сумрак
их девственного, тающего сердца.

В тёмной исповедальне…

В тёмной исповедальне тихо крадутся тени.
Ангел ты мой опальный, демон зари осенней,
сонная речь бессвязна, серых глаз поволока,
путь до тебя заказан? иль тернист, как до бога?
Долгие ночи выпью, дни одна скоротаю,
от себя свои мысли безотчётно скрывая.
На холодные плиты – слёзы воском горячим,
небо, звёздное сито, отчего же я плачу?



новости партнёров

НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ

История коммунизма


Нажмите «Нравится», чтобы читать
epochtimes.ru на Facebook

Top