Все новости » Культура и искусство » Литература » Стихи Ольги Аникиной. Поэты по субботам

Стихи Ольги Аникиной. Поэты по субботам


Ольга Аникина — поэт, писатель, врач. Родилась в Новосибирске, бабушка и дедушка — инженеры, мама — архитектор, дед воевал. Родители решили направить дочь в медицинский, а ей очень хотелось на филфак. Ведь Чехов, Вересаев, Булгаков — любимые, как же без них?

Пошла в медицинский из-под палки, но внутри не смирилась, решила получить и гуманитарное образование. Позже поступила в литинститут, возвратила своё дорогое литературное начало.

А литература — это призвание. Нельзя не писать, когда точно знаешь, что не смолчишь. Температура зашкаливает, ночи не спишь, и неважно, что не спишь, главное — сказать, сказать честно и никак по-другому.

Ольга пишет стихи, поэмы, рассказы. Написала недавно роман «Тело ниоткуда» — лёгкий, игровой, где разгуливает фантазия рыжеволосой героини по тайнам мира сего, вполне успешно их разгадывает, не без жертв, конечно.

Первый сборник стихов Ольги Аникиной вышел в 2000 году, второй — в 2006, более зрелый, сформированный, куда вошли две поэмы, в нём проявилось желание и умение писать в крупном жанре, широкими мазками. Третий сборник вышел в 2013 году.

Сегодня Ольга Аникина живёт, трудится, творит и воспитывает сына в Подмосковье.

 

***

Беломорье, белокаменье,
белочаячий приют.
В молоко под облаками свет
золотые ливни льют.
А в отлив коса-отрезками,
а в прилив — едва видна…
Серебро гиперборейское
поднимается со дна.

Скалы колотые, битые
и пестры бока камней.
А печалей Север видывал
и больней, и солоней.
…Воздаётся ли по вере нам,
правды много ли в былом?..
…И белым-бело над берегом,
и в душе белым-бело.

 

 

 

Случайное

Горячее дыхание. Жара
качается нетрезво.
Пространство между завтра и вчера.
Обычный день отъезда.

Прощаешься и песенку свистишь,
и ветер над мостами.
Тебе – смешную гостью довести
до площади Восстанья,

а мне – успеть на поезд на дневной,
и повторять: так надо,
и представлять, как ночью над Невой
стгущается прохлада,

случайный дождь по крышам семенит,
грохочет гром-шутиха,
как серый сфинкс царапает гранит,
и плачет тихо-тихо.

 

 

 

***

вот так и жить, как будто ничего
не происходит в мире, только ливень
врывается в окно, нетерпеливо
раскачивая жизни вещество.

вот так и жить, как будто ни тебя,
ни прошлого, но лампочка и книга,
слова и свет. а прочее безлико,
не в фокусе, и пиксели рябят.

вода и ветер, что еще, скажи —
штрихи стихии за вагонной шторой…
ничто своей не делая опорой,
вот так и жить, как будто просто жить.

 

 

 

***
Электричество вырубил, выключил газ,
взял рюкзак, запер двери и с Богом.
Человек из Москвы уезжает в Луганск,
он не верит газетам и блогам.

Может, горько ему, может, страшно ему…
И в нахлынувшей гари закатной
по железному тросу в кромешную тьму
опускается ящик плацкартный.

А земля накренилась и воздух звенит
между взрывом и залпом картечи.
Как ты хочешь всё это собой изменить,
что ты можешь один, человече?

Правда лупит навылет, что сделаешь с ней?
Нет конца раскалённому лету,
и фонарные блики всё злей и больней.
– Ничего. Просто еду и еду.

 

 

 

***

…пошли мне день – и в нём неясный след
того, что предсказать никто не волен,
и чтоб назавтра выпал первый снег,
и воздух дрогнул призрачным бемолем.

пошли мне дальний зов бегущих вод,
прозрачный, еле слышимый, как выдох
последний, о котором
ничего
не пророню, не напишу.
не выдам.

 

однокомнатные люди

Среди пентхаусов и студий,
что строил многомудрый некто,
мы —  однокомнатные люди,
герои типовых проектов,
и нам отмеренное « quantum»
рассчитано сверхэкономно,
а по задумке мы – гиганты,
а по рождению – огромны.

И мы себя приуменьшаем
до площади простой хрущёвки,
мы жить друг другу не мешаем,
и не подглядываем в щёлки,
нам лишь нашёптывает гений,
признав нечаянное братство,
науку одиноких бдений –
из времени кроить  пространство,

нырять под зыбкими буйками
лаг,  перекрытий и каркасов,
и стены раздвигать боками
под звон двенадцатого часа,
под звон бессонный, звон кандальный,
почувствовав его пружину
в своей отдельности  фатальной
и в горечи непостижимой.

 

 

человек

Вернуться к мысли… снова отогнать…
И снова к ней же.
За плоскостью промёрзшего окна
мертво и снежно,

и жёлтый свет врезается  углом
в застывший воздух,
и человек прозрачный, как стекло,
проходит возле.

Переплетаются  сто зыбких ватт
луча косого,
а человек прозрачный, как слова,
приходит снова,

подобный нескончаемому сну,
стоит за дверью,
и вновь уходит молча, полоснув
по межреберью.

 





Top