Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Интервью » Судья Александра Мяханова: Через наказание это общество не изменить никогда

Судья Александра Мяханова: Через наказание это общество не изменить никогда


Доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Бурятского государственного университета, проработавшая много лет следователем по особо важным делам прокуратуры, Александра Мяханова ведёт активную работу как автор правовой и просветительской программы «Ваше право» на телеканале «Тивиком» и блога на новостном интернет-портале Байкал-Daily. /epochtimes.ru/

Отработав больше 25 лет в правоохранительной и судебной системе, Александра Мяханова решила уйти на преподавательскую работу и освоить новую сферу. Так созданный ею на юрфаке Клуб будущего следователя в 2011 году вышел с первой телепередачей «Ваше право».

Студенты университета непосредственно участвуют в создании передачи, и такая работа помогает им на практике подготовиться к будущей работе. Они выезжают в рейды совместно с сотрудниками правоохранительных органов, снимают сюжеты про работу участковых, оперов и следователей; берут интервью у задержанных преступников, осуждённых в колониях и отбывших наказание.

В интервью с корреспондентом газеты «Великая Эпоха» Александра Мяханова призналась, что ей не нравятся фильмы, где романтизируют бандитов и других преступников. Она считает нужным делать выпуски о том, как интересно жить без преступлений и вредных привычек. Показывает, как по-разному складываются судьбы людей, которые выбрали кардинально разные жизненные пути — кто-то оказывается на дне, а кого-то ждёт любовь, успех и счастье. За эти годы снято более ста передач, документальных фильмов и роликов.

— Александра Николаевна, о чём был фильм, который был отмечен на Международном фестивале детективных фильмов DetectivREST в Москве?

А.М.: Мы уже второй раз принимаем участие на этом фестивале. В этом году наш фильм «Женская преступность» производства совместно с ТРК «Тивиком» был представлен в номинации «Преступление и наказание».

Это очередной наш фильм о женщинах, которые отбывают наказание в исправительной колонии. Одна из них, молодая цыганка, осуждена за сбыт героина. Другая, молодая русская женщина, получила срок за кражи и сбыт наркотиков, но она и употребляла наркотики. Третья лишила жизни своего мужа. Героиня-убийца очень крупная, здоровая женщина, а в душе совсем ещё ребёнок. Такие в жизни всё прощают. Как только муж цветочки подарил — сразу любовь, бьёт — значит, любит. Но терпенье в какой-то момент лопается, могут и убить.

У нас очень много женщин за решёткой, осуждённых именно за такие преступления. Когда я работала следователем, редко вела дела в отношении женщин. Впервые попав несколько лет назад в женскую колонию, образованную на месте воспитательной, поняла, что абсолютное большинство женщин здесь — жертвы. И обществу нужно начать принимать меры, чтобы женщины не оставались один на один со своими проблемами. Тема семейного насилия актуальна во всём мире.

Фильм, который мы представили на фестиваль, психологический. Хотя у нас немало реабилитационных центров, согласна с теми учёными и практиками, которые склоняются к тому, что от наркотиков лечение ещё не придумано. Поэтому за то, чтобы профилактика больше работала в направлении на предупреждение, т.е. до того, как человек начнёт их употреблять.

Вот наша героиня из фильма рассказывает, что она потеряла всё — семью, квартиру, и при этом говорит, что по выходу из колонии всё равно не откажется от наркотиков. Понимаете, какая это беда? Это выше её сил, это сидит у неё в голове, она уже не в силах управлять своей жизнью, даже если понимает, что возврат к наркотикам означает конец жизни. И об этом говорят многие наркоманы — и те, кто отбывает наказание, и те, кто лечатся в наркодиспансерах. Бывших наркоманов не бывает. Равно, как не бывает старых наркоманов. Исключения в расчёт не берём.

— Александра Николаевна, как Вам удаётся сохранять свою женственность при такой работе?

А.М.: (смеётся) Более четверти века я проработала в правоохранительной системе. У людей, к сожалению, сложился стереотип женщины следователя как суровой, мрачной личности. Многим в голову не приходит, что большинство из нас приходят работать не для того, чтобы наказывать, а для того, чтобы помочь людям, попавшим в беду. Мы ведь сталкиваемся не только с обвиняемыми, но и с потерпевшими. У нас такой же процент хороших и плохих сотрудников, как среди учителей, врачей, журналистов.

В моей практике был случай, когда у женщины дочка получили страшные ожоги при пожаре в квартире и умерла. В больнице она сказала следователю, что муж случайно разлил бензин, от которого и возник пожар. Но маме она шепнула перед смертью, что на самом деле муж сделал это намеренно. Дело прекратили, но тут мама стала требовать справедливости, чтобы виновный в смерти её дочери был наказан. И хотя прошёл уже год, мне всё же удалось доказать его виновность. Женщина потом пришла ко мне с огромным букетом цветов, благодарила не за себя, а за дочь. Справедливость очень важна, не всеми движет месть, жажда наживы.

Мне нравится, что во времена Венецианской республики отправлять правосудие могли лица после 75 лет. В этом возрасте человек по-другому осмысливает ценности в жизни. И мне ближе, когда Фемида без повязки на глазах, то есть должна видеть людей — и обвиняемых, и жертв.

— Как Вы считаете, возможно ли в наших условиях бороться с правовым нигилизмом в стране?

А.М. :Правовой нигилизм является отражением правового сознания, выражающийся в отрицательном или равнодушном отношении к правовым нормам у населения. В качестве ярчайшего доказательства могу привести пример с телефонными мошенниками. Они представляются от лица близких родственников, якобы попавших в беду, и просят срочно передать (перевести) большие деньги якобы для передачи сотрудникам правоохранительных органов. Помнится, самая большая сумма денег у нас составляла 900 тыс. рублей. Страшно то, что те, кто отдают деньги, верят, что можно таким путём решить проблему.

Я знаю, что большинство людей, работающих в правоохранительной системе, хорошие. Они просто работают. Нередко рискуют, спасая других, погибают в огне или от пуль, но СМИ в последние годы сильно постарались в формировании негативного образа сотрудников МВД, вот мы и получили правовой нигилизм, от которого страдают в первую очередь сами люди.

— … и тогда Вы решили бороться с этим явлением через правовое просвещение?

А.М.: Да. У нас много грамотных юристов, но мало кто может говорить с людьми на доступном языке. Я же стараюсь доходчиво и просто говорить о сложных вещах. Меня мои бывшие коллеги порой просят в передачах не рассказывать, какие есть права у людей при обыске, задержании, мол, вы нам тем самым затрудните работу.

Отвечаю им, ведь если вы кого-то обманули, воспользовавшись его безграмотностью, поступили с ним нечестно, что происходит дальше? У этого человека есть родственники, друзья, соседи, которые хорошо знают ситуацию, и они все вместе будут ненавидеть вас. Так что, говорю, давайте разъяснять Закон, и это будет лучше для всех. Конечно, некоторые вещи, касающиеся оперативной работы, не раскрываем, но простые люди должны знать свои права, и тогда у них будет больше доверия к нам.

Опять же, на телевидении мы не стремимся показывать в выпусках жуткие кадры. Наша цель — помочь обычным людям не стать жертвой преступления или преступниками. Считаю, что о некоторых опасностях надо постоянно напоминать людям. Ведь, согласитесь, большинство совершаемых преступлений однотипны.

Мы приглашаем к себе на передачу сотрудников судебных и правоохранительных органов, а также студентов юридического факультета. Они акцентируют внимание на причинах, по которым люди становятся жертвами противоправных деяний, дают советы, как стоит поступать, если вы всё же стали жертвой. Иногда такие советы дают и осуждённые. Кто-то слушает советы сотрудников, а до кого-то доходит, когда говорит человек, нарушивший закон.

— А как Вы относитесь в процедуре оформления дактилоскопии при задержании? Некоторым процедура кажется унизительной, ущемляющей права человека.

А.М.: У каждого вопроса есть две стороны. Сейчас за границей проходит огромный поток мигрантов, среди них могут быть террористы, поэтому отпечатки пальцем помогают международной борьбе с терроризмом. Людям надо разъяснять, для чего это нужно делать, тогда проблем меньше будет. Ведь ходят же в Израиле солдаты с автоматами по городу, никого это не возмущает, потому что все понимают, это делается для их же безопасности.

У нас в стране пропадает и гибнет много людей, в том числе и детей. Государство тоже за это ответственно вместе с родителями. Поэтому сейчас обсуждается вопрос чипирования детей. Пока шуточно, но, может, мы к этому придём.

Считаю, что от самого человека в этой жизни многое зависит, нельзя всё сваливать на власть, на правительство. Всегда стараюсь объяснить людям то, что знаю хорошо. И полагаю нелогичным спорить со мной по вопросам, которые для меня элементарны. Не спорю же с электриком или сантехником, просто слушаю их профессиональные советы.

Я сама выросла в Сибири, но очень много читала классиков — и русских, и западных. Шучу, как впервые выбравшись за границу в Европу, поняла, что во мне есть врождённая европейская ментальность. Нравится, когда у человека есть личное пространство. Хотя, безусловно, я очень системный человек. Во мне много от советского воспитания, дух коллективизма, взаимовыручки. Нередко пишу о западных странах, пытаюсь на некоторых примерах воспитывать нашу молодёжь.

Понравилась новость, что во Франции после недавнего теракта людям запретили проводить демонстрации из соображений безопасности, так они выставили 100 тыс. пар обуви на площади. В Италии кажется, что люди живут очень беспечно, никому нет дела до других, но когда в Африке женщину захватили в заложницы и по ТВ обратились с призывом в знак поддержки и солидарности провести вечером акцию со свечами, поддержали почти все! Вечером на подоконниках почти всех окон стояли зажжённые свечи. Вот это в моём понимании и есть гражданское общество.

Хочу, чтобы у нас в стране каждый человек понимал свою меру ответственности. Разъясняю людям, что не всё в этой жизни зависит от тех, кто во власти. Не ругайтесь, не сорите, а уберитесь в своём доме и около, благоустройте свой регион, посадите деревья, цветы, уберите мусор. Это и есть эволюционный путь. Нравится, что в Улан-Удэ стали сажать цветы за оградой, наряжать ёлочки на улице. Стало меньше агрессии, скандалов вокруг. Своим студентам, приезжающим из деревень, говорю, чтобы стать кем-то в этой жизни, надо хорошо учиться и работать, учить языки, т.е. быть конкурентоспособными.

Когда в 1992 году посетила Монголию, обстановка там была страшная. Было много краж, хулиганства и ДТП. На улицах почти не было людей после шести часов вечера. Посмотрев достопримечательности, сказала себе, что не хочу больше сюда приезжать. Однако через несколько лет там открыли филиал университета, надо было читать лекции, и я поехала в Монголию с большой неохотой. По приезде была поражена преобразованиями, которые произошли всего за несколько лет. И мне кажется, что они выбрали правильный путь! Люди шли по улицам счастливые, улыбающиеся, у нас такое даже сейчас нечасто встретишь. Хотя, проблем у них, конечно, хватает.

— Почему на западе считают Россию необразованной страной? Ведь Россия занимает первое место в мире по числу людей с высшим образованием в возрасте от 25 до 64 лет в рейтинге стран, приведённом в докладе Международной организации экономического сотрудничества и развития?

А.М.: Очевидно, что оценивать грамотность людей нужно не по количеству выданных дипломов, а по качеству полученного образования. Вот вам пример. Веду онлайн-трансляции с фестиваля и, просматривая новости, читаю, что во время экзамена по математике произошли сбои в компьютере, и девушка, даже не задумываясь, вместо «х» и «у» списала с Интернета непонятные значки, не понимая, как они выводят уравнение. Это «тестовое» поколение можно считать потерянным, идёт прямое оболванивание, молодых людей просто разучили думать.

Но, с другой стороны, мы знаем, что история движется по спирали. Отметила в последние годы, что студенты стали писать грамотнее, больше читают, интересуются новостями и политикой, им нравится учиться.

Буряты в советское время, как считалось, занимали второе-третье место в стране по числу специалистов с высшим образованием. И по настоящее время любой чабан или доярка стремятся дать своим детям высшее образование. Это проблема, видимо, малых народностей. В Бурятии очень много специализированных гимназий, вузов. Многие получают по два-три образования.

В вузы поступают не только дети богатых. Если у вас хорошие знания, вас везде и всегда возьмут, какая бы конкуренция ни была. Выпускники нашего провинциального университета работают в Москве, в Питере, в престижных компаниях. Разъясняю студентам, что ни один здравомыслящий руководитель не возьмёт к себе на работу «блатных» в ущерб производству. Немало выпускников работает в Европе, свободно владеют несколькими языками.

Я верю в новое поколение, нельзя сказать, что у нас нет будущего.

Оцените статью: 1 - плохо, не интересно2 - так себе, можно почитать3 - средне, местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (18 рейтинг, 4 голосов)
Loading...

Спецтемы:


Top