Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Интервью » Части тела на продажу. Китайские власти поставляют органы «по спросу»

Части тела на продажу. Китайские власти поставляют органы «по спросу»


Д-р Роберт Хикки ― клинический психолог на пенсии, он специализировался на аддитивной медицине. Перед выходом на пенсию у него был диагностирован рак почек. Ему была сделана операция по пересадке в октябре 2004 г. Он пришёл к выводу, что трансплантационная индустрия нечестна и неэтична. Благодаря личному опыту и медицинскому образованию он начал помогать пациентам, которые нуждаются в пересадках. За последние 10 лет он помог найти доноров для 137 пациентов. /epochtimes.ru/

Роберт Хикки читает лекции по всему миру на тему «Этика в трансплантологии» и недавно стал консультантом документального фильма «Истории о торговле органами».

― Боб, мы хотим больше узнать о международной торговле донорскими органами. На эту тему проводилось много исследований, но ты знаешь о ней из личного опыта.

Роберт Хикки: Эта человеческая трагедия, которая была коммерциализована. По всему миру существует активный чёрный рынок по продаже органов. В течение многих лет министерства здравоохранения пытались бороться с ним, но люди, стоящие на грани смерти, готовы пойти на всё, чтобы продолжить жить. И к их услугам всегда есть криминальные торговцы органами.

― Где расположены самые активные чёрные рынки?

Р.Х.: Самые активные чёрные рынки органов действуют в Китае  и в отдельных балтийских странах. Все они получают органы из сомнительных источников. Но пациенты из других стран, находясь перед лицом смерти, воспринимают это как последний шанс. Я недавно закончил работать консультантом на съёмках документального фильма «Истории о торговле органов», который был показан в США, Канаде, Израиле, Турции и Молдове. Мы встретились с людьми по всему миру, которые нуждались в пересадке органов.

В Китае подобная деятельность происходит не просто с попустительства властей, а организована ими.  Поэтому там легко получить донорский орган.

Но этот орган будет получен от казнённого заключённого. Многие из них ― узники совести, которых посадили в тюрьму из-за их оппозиционных политических убеждений или из-за их веры. Высокопоставленные чиновники в китайском правительстве лично получают деньги от торговли органами и трансплантационного туризма.

В Китае тысячи таких заключённых находятся в тюрьмах. В итоге власти просто подбирают подходящий орган, убивают заключённого и поставляют донорский орган клиенту. Это вопиющее нарушение международного права и международных соглашений.

― Боб, тебе была сделана пересадка почки. Можешь рассказать об этом?

Р.Х.: Спасибо за этот вопрос. В декабре 1997 г. у меня диагностировали почечно-клеточный рак. Я летел из Колорадо в Канзас. В дороге я почувствовал себя плохо. Приехав домой, я лёг в постель и на следующий день отправился в больницу. Мне сказали, что у меня рак почки. Моя левая почка была удалена.

После операции мне сказали, что в течение года я буду на диализе. В марте 1999 г. я начал проходить процедуры диализа, которые продолжались до октября 2004 г., когда мне была пересажена донорская почка. Это была очень неоднозначная операция.

― Что же в ней было неоднозначно?

Р.Х.: Находясь на диализе и в списке ожидания государственной донорской программы так долго, я не понимал, насколько приблизился к получению донорской почки. Я решил позаботиться о себе сам. В Интернете я нашёл неправительственную организацию www.matchingdonors.com и человека, который был готов безвозмездно стать донором. Ему в то время было 32 года, это был фотограф и водитель грузовика из Теннеси. Его звали Роб Смитти. Я до сих пор общаюсь с ним.

После пересадки почки я путешествую по всему миру, помогая людям получить донорские органы, и информирую их о тёмных сторонах трансплантационной индустрии. В декабре 1997 г. у меня был диагностирован рак почек, моя левая почка была удалена, но после операции оказалось, что в течение года откажет и вторая почка. Чтобы спасти свою жизнь в марте 1999 г. я начал проходить диализ. Это было сделано, чтобы поддерживать мой организм, пока я не смогу получить донорский орган. К ноябрю 2003 г. качество моей жизни настолько ухудшилось, что я решил прекратить лечение и покончить жизнь самоубийством, прекратив диализ.

Вскоре после того, как я объявил о своём решении семье, я узнал о неправительственной организации www.matchingdonors.com в Бостоне, основанной терапевтом, который хотел увеличить шансы людей на получение донорских органов. Я зарегистрировался на сайте и нашёл донора в феврале 2004 г. После сложного и долгого процесса по проверке совместимости мне была сделана пересадка почки в октябре 2004 г. Эта операция привлекла внимание СМИ и вызвала дискуссии, как не совсем законная.

Я контактировал с тысячами людей по всему миру, которые отчаянно нуждались в донорских органах. Хотя мне была сделана пересадка, я не знал, как им помочь. Я начал изучать этот вопрос, исследовать вопросы, связанные с пересадкой, читал медицинские журналы, беседовал со своим давним другом Виктором Чэном, нефрологом (специалистом по почкам) из Ванкувера. Я быстро узнал, насколько коррумпирована трансплантационная индустрия.

Многие люди, контактировавшие со мной, планировали поехать на Филиппины, в Китай, Молдову или Индию, чтобы найти там донора. Из разговора со своим другом Виктором я узнал об ужасах, которые происходят с людьми в этих странах. Торговцы ищут потенциальных доноров, которые, как правило, очень бедные, и предлагают им деньги, если они согласятся отдать почку или часть печени для богатого клиента. Эти доноры редко получают обещанные суммы. Операцию по извлечению донорского органа проводят плохо квалифицированные врачи в грязных больницах, не заботясь о здоровье донора.

― У нашего издания есть сведения, что китайские власти контролируют этот процесс и получают от этого выгоду. Как это происходит?

Р.Х.: Сейчас ситуация в Китае стала ещё хуже. Китайские власти поставляют органы «по спросу». Кому-то нужен орган, для этого казнят китайского заключённого, а иностранец, заплативший деньги, получает донорский орган. Высокопоставленные лица в китайском правительстве лично получают доходы от этого «чёрного рынка».

Ещё ужаснее то, что казнённые заключённые в большинстве своём ― не криминальные преступники. Это узники совести, которых посадили в тюрьму, потому что их взгляды отличались от официальной позиции китайских властей. По всей стране арестовывают и казнят тысячи таких людей.

Поэтому, как вы понимаете, я всегда отговариваю пациентов ездить в такие страны для поиска донорских органов. Это не только ради этих невольных доноров, но и в интересах самих пациентов. Их шансы выжить после операции значительно снижаются. Когда они вернутся домой после такой трансплантации, им будет сложно найти врача в Северной Америке, который согласится оказывать услуги по послеоперационному восстановлению и лечению.

― Есть ли нарушения со стороны международного сообщества?

Р.Х.: Существует совершенно непродуманное международное соглашение под названием «Стамбульская декларация о торговле органами и трансплантационном туризме». Её подписало 47 стран. Хотя Китай не подписывал её, он неоднократно обещал, что прекратит использовать органы от казнённых заключённых. Но это ужасная практика продолжается до сих пор.

Международные соглашения необходимы, но Стамбульская декларация неэффективна и опасна. Неэффективна, потому что она совершенно не предотвращает правонарушения в области трансплантации в таких странах, как Китай.

Опасна, потому что она не даёт людям легально заниматься трансплантационным туризмом в страны, где на законных основаниях можно получить донорский орган благодаря менее жёстким законам о жертвовании органов. Мы должны заключить соглашения с такими странами, как Мексика, Испания и Иран, где можно получать донорские органы от умерших. Такое соглашение снизило бы популярность Китая на чёрном рынке органов.

В западных странах трансплантационной индустрией движут деньги, а не желание помочь пациентам. Многочисленные правила, нормативы и ограничения в этих странах способствуют процветанию нелегального рынка органов. В Канаде, чтобы получить донорскую почку, надо ждать 10-12 лет. Когда человек живёт на диализе такое долгое время, у него ухудшается сердечная функция. Даже если он дождётся донорского органа, операция по пересадке станет невозможна из-за его плохого состояния здоровья. Однако канадские власти и провинциальные органы отказываются сокращать время ожидания.

Согласно Стамбульской декларации, граждане Великобритании не имеют права делать операции по трансплантации за пределами своей страны. Однако если вы богаты и имеете недвижимость за границей, вы можете сделать пересадку в любой стране, где у вас есть дом. Поэтому в целом в мире богатые имеют преимущество в получении донорских органов перед малоимущими и рабочим классом.

― Международные СМИ мало освещают эту проблему. Но ты недавно вёл передачу об этом на кабельном телевидении. Расскажи об этом поподробнее.

Р.Х.: Я недавно работал консультантом для документального фильма канала HBO «Истории о торговле органами». В нём показано отчаяние пациентов из Канады и США, которые нуждаются в пересадке почек. Вальтер Рассбах, житель Денвера, по Интернету смог найти донора, который был согласен безвозмездно отдать ему почку. Абсурд в том, что они не смогли найти трансплантационный центр, который бы согласился провести хотя бы тест на совместимость для такой операции, потому что донор не был родственником пациента.

Я встретился с хирургом из Мехико, который имел лицензию в США. Он работает в международном госпитале в Тихуане и Мехико. Он согласился провести операцию. Её стоимость составила бы $45000 вместо $200 000, которые бы пришлось заплатить в США. Но операцию не дали провести, потому что члены американской трансплантационной ассоциации связались с чиновниками из министерства здравоохранения Мексики и заявили, что это нарушение Стамбульской декларации. То же самое произошло с Лон Росадо, пациентом из Сан-Диего.

В итоге оба пациента решили поехать в Молдову, чтобы получить донорские органы там. Создатели фильма поехали в эту страну, чтобы обсудить процесс с торговцами органами, донорами и трансплантологами, которые проводят такие операции, эти врачи в основном из Турции и Израиля. Это фильм о международной эксплуатации, обмане и отчаянии. Он демонстрирует, почему люди со всего мира едут в такие страны, как Китай или Молдова, где процветает криминальная торговля органами.

― В 1984 г. США приняли национальный акт о пересадке органов? Помог ли он улучшить эту плачевную ситуацию?

Р.Х.: Американский национальный акт о пересадке органов (NOTA) был принят в 1984 г. Согласно закону, трансплантационная система должна управляться некоммерческими организациями, что привело к основанию Объединения по пожертвованию органов (UNOS). В акт включена фраза: «Органы нельзя приобретать в обмен за вознаграждение».

Разумеется, эта фраза должна была означать запрет на торговлю органами. Тем не менее, в Америке существует многомиллионный рынок донорских органов. Неправительственная организация по получению донорских органов (OPO) не продаёт органы. Они берут деньги, завуалировано называя это «платой за подбор органов».

Трансплантационная индустрия в США ― многомиллионный бизнес. Когда я читал лекцию в Гарварде, один трансплантолог сказал мне: «В этой стране на трансплантациях делают деньги все, за исключением доноров».

― Как же изменить эту трагическую ситуацию?

Р.Х.: Я много думал о том, куда приведёт такое отношение в трансплантационной индустрии. Вот ответ: человечество извлекает огромную прибыль из трансплантационной индустрии, но мы должны перестать наживаться на человеческом теле. Как только за какой-то орган назначена цена, это приводит к обесцениванию человеческой жизни.

― Спасибо за интервью, Боб.

Против человеческого тела ведётся необъявленная и безжалостная война. В некоторых случаях военными преступниками являются правительства при поддержке армии и военных и коммерсанты, которые при помощи промышленных групп по всему миру превратили процесс лечения в бизнес.

Эта война ведётся против гражданских лиц, узников совести, малоимущих или бедных, которые должны торговаться, чтобы выкупить право на жизнь.  Это война коммерции против совести.

«Покажите мне, кто извлекает выгоду из войны, и я скажу, как прекратить войну». Генри Форд, американский промышленник (1863–1947 гг.)

Шелли Б. Бланк ― журналист, работавший с крупнейшими американскими и международными изданиями. Он создавал программы для Public Radio и читает лекции о современных мультимедийных коммуникациях и технологиях.

 

Версия на английском

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (3 голосов, среднее: 5,00из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


1
Top