Все новости » Мнение » Интервью » Трансплантолог Якоб Лави: «Если страна сообщает, что на её территории нет случаев торговли органами, это означает только одно: плохо искали». Эксклюзивное интервью

Трансплантолог Якоб Лави: «Если страна сообщает, что на её территории нет случаев торговли органами, это означает только одно: плохо искали». Эксклюзивное интервью



Кардиолог-хирург, профессор Якоб Лави* в интервью EpochTimes на XIII Национальном конгрессе румынского общества сердечно-сосудистой хирургии, рассказал:

– о текущих проблемах в трансплантационной хирургии;
– о том, что медицинское сообщество не провело расследования по заявлениям о жестоком обращении с источниками органов в целом, особенно в Китае;
– о законодательстве в области трансплантации;
– о том, почему наивно полагать, что в стране нет случаев торговли органами, если они не выявлены.

*****

На Национальном конгрессе румынского общества сердечно-сосудистой хирургии у нас появилась возможность взять интервью у доктора Якоба Лави, бывшего председателя Общества трансплантации Израиля и председателя Центра трансплантации сердца в Израиле.

— Доктор Лави, каковы текущие проблемы в сфере пересадки сердца?

Д-р Лави: Основные проблемы, связанные с трансплантацией сердца в частности и трансплантацией органов в целом, к сожалению, не изменились за последние 20–30 лет. 
Я имею в виду крайнюю нехватку органов, и это происходит на международном уровне, на Западе и на Востоке. Куда бы вы ни отправились, число кандидатов, ожидающих новой трансплантации органов (здесь, на этом Конгрессе, мы говорим о трансплантации сердца, но также и о кандидатах на трансплантацию печени, почек, лёгких), всегда в 2, 3, 4, 5 раз больше по сравнению с имеющимися донорами органов. 

Причины недостатка в донорах разные в разных странах, но общая картина такова — в мире не хватает доноров. Но страны, правительства, медицинские сообщества и общества в целом могут значительно увеличить потенциал доноров органов, чтобы спасти жизнь собственных граждан.

— Вы являетесь ключевым членом сообщества трансплантации сердца. Что не удалось сделать медицинскому сообществу в связи с серьёзными нарушениями в области трансплантации в целом, и особенно в Китае?

 Д-р Лави: В феврале прошлого года в Ватикане состоялась очень важная встреча в Папской академии наук, целиком посвящённая сокращению торговли органами в мире. В Ватикане собрались представители почти 100 стран мира (я представлял там Израиль), и каждый представитель говорил с другими о том, что было сделано и что надо сделать в его стране для сокращения торговли органами. Общая картина, проявившаяся на этой встрече, катастрофическая: в мире происходит интенсивная торговля органами повсюду, куда бы вы ни отправились. 

Очевидно, что есть несколько более развитых западных стран, которые делают всё возможное, чтобы сократить торговлю органами, но есть и другие страны, особенно Китай, где проблема действительно огромна. 

Всё начинается с прозрачности каждой страны в области трансплантации органов. Когда трансплантационная система прозрачна, каждая выполненная пересадка оправдана, известно, откуда происходит орган и откуда он поступает, и почему он идёт от конкретного донора к конкретному получателю, тогда проблема находится под контролем.

 Когда трансплантационная система непрозрачна, как в Китае, за закрытыми дверями делают всё что угодно. И мы уже знаем, то, что происходит за закрытыми дверями, особенно в Китае. Это катастрофа. Мы все знаем, Китай объявил миру, что с 1 января 2015 года перестанет использовать органы заключённых, как основной источник. Но до сих пор поступают доказательства, что органы в Китае продолжают извлекать в больших масштабах. Международное медицинское сообщество и национальные правительства обязаны сделать всё возможное, чтобы остановить эти зверства.

— При отсутствии исчерпывающего законодательства какие пробелы могут использовать врачи, чтобы продолжать торговлю органами?

Д-р Лави: Первый шаг, которая каждая страна должна сделать, — это гарантировать, что их законы точно определяют, что значит действовать неэтично в области трансплантации. Каждая страна должна определить в законе, что значит быть посредником в торговле органами, что значит купить орган, что значит продать орган и что делать с теми, кто нарушает эти определения. 

Второй шаг — обеспечить, чтобы правоохранительные органы действовали по закону, иначе закон не будет исполняться.  Они могут последовать примеру Израиля: мы приняли закон о трансплантации в 2008 году, но это ещё не всё. Наше правоохранительные органы приняли закон очень серьёзно и теперь привлекают к суду посредников на рынке органов одного за другим. Благодаря этому количество туристов, выезжающих из Израиля в любую страну мира, где происходит торговля органами, резко упало. 

Я приведу вам пример: к 2010 году более 150 израильтян выехали из Израиля за границу для пересадки почки. В прошлом году их было всего 23. Таким образом, это результат объединения двух элементов: закона и правоохранительных органов.

— Учитывая масштабы торговли органами в мире, если в стране нет конкретных дел, расследуемых полицией, наивно полагать, что в этой стране не торгуют органами?

Д-р Лави: Да, конечно, наивно так думать. Если страна сообщает, что на её территории нет случаев торговли органами, это означает только одно: плохо искали. Пока есть нехватка органов, как я уже говорил вначале, существует естественное стремление людей стараться изо всех сил, чтобы найти решение их проблемы. Это самая большая обязанность каждой страны, прежде всего медицинского сообщества, потому что это первая линия, с которой сталкиваются пациенты. 

Затем правоохранительные органы должны гарантировать, чтобы спасение одной жизни не осуществлялось за счёт жизни других людей. Потому что на самом деле это касается торговли органами: чтобы спасти жизнь пациента, подвергают опасности или иногда убивают другого пациента. И это неэтично.

— Как член Комитета по этике Общества трансплантации и один из инициаторов израильского закона, запрещающего доступ к китайским органам, можете ли вы дать некоторые рекомендации медицинскому сообществу по этике трансплантации органов?

Д-р Лави: Опять же, я могу сказать по результатам успешного применения закона Израиля, что любой закон о трансплантации органов должен включать два основных компонента: один, как я сказал, это определение, что такое торговля людьми и что нужно сделать, чтобы прекратить её. 

Но столь же важен и другой компонент: что необходимо сделать для увеличения пожертвований органов в стране? Потому что закон не может запретить людям, которые отчаянно нуждаются в органах, пытаться спасти свою жизнь, не предлагая им новое решение внутри страны. 

Итак, вернёмся к израильскому закону. Мы запретили трансплантационный туризм из Израиля, но значительно увеличили местные пожертвования органов как от умерших, так и от живых доноров. И это было связано с уникальным способом: мы отдавали приоритет кандидатам на трансплантацию органов, если они зарегистрировались как доноры органов. Таким образом мы стимулировали их стать зарегистрированными донорами органов, чтобы они могли в первую очередь получить орган, если он им нужен. И это увеличило количество пожертвований органов и привело к большим переменам в Израиле.

— Спасибо, доктор Лави.
__________

* Якоб Лави — бывший председатель Общества трансплантации Израиля и член Международного комитета по этике в сфере трансплантации. Как председатель Центра трансплантации сердца в Израиле, д-р Лави в 2008 году предложил и добился включения основных статей в закон Израиля о трансплантации органов, который запретил торговлю органами и трансплантации за рубежом, в результате значительно увеличилось количество доноров органов в Израиле.

 

Версия на румынском





Top