Все новости » Новости мира » Украина » В Краматорск возвращается детский смех

В Краматорск возвращается детский смех

    Центральная площадь города. Повреждённый дом. Фото: Ирина Рудская


    С каждым днём всё больше и больше народу появляется в городе. Как прибывает вода в реке после летней засухи, наполняя собой опустошённое русло, так и Краматорск населяется людьми, вернувшимися из дальних краёв домой. И пусть убраны ещё не все баррикады, и продолжаются перебои с водой, не работает железная дорога, не все магазины открыли свои двери для покупателей, и грохот орудий ещё доносится до встревоженного слуха, всё равно в Краматорск вернулся долгожданный мир. Главное — город восстанавливается.

    Краматорск стал наполняться детскими голосами. Это, пожалуй, самое яркое доказательство того, что Краматорск воскресает. Оживают детские площадки в скверах, открываются двери магазинов игрушек и в парках начали работать аттракционы. Слышится детский смех.

    Город быстро «зализывает свои раны». Убрали огромные баррикады и заграждения вокруг мэрии, закопали рвы, заровняли воронки от снарядов, залатали дыры на асфальте, вычищаются тротуары и цветочные газоны. С улиц и площадей унесли на свалку остовы сгоревших троллейбусов, маршруток, автомобилей, мешки с песком и огромные блоки, перекрывавшие движение транспорта. Вымели дочиста сор и хлам, будто бы ничего и не было. Одна за другой расшториваются витрины банков, бутиков и аптек, приводятся в порядок фасады, подъезды и окна домов, повреждённых осколками снарядов. Но сквозные пробоины, разрушенные квартиры, крыши и стены зданий ещё ждут своей очереди. Здесь нужен капитальный ремонт.

    Налаживается работа городского транспорта; сначала восстановили автобусные маршруты, потом пошёл троллейбус первого маршрута, через месяц наладили работу второго маршрута.

    В город дали воду. Краматорск жил без воды в общей сложности около двух месяцев, а некоторые районы и того больше. Но был организован развоз бесплатной воды по разным точкам. И, как в кадрах старой военной хроники, люди приходили с бутылями за водой, становились в очередь и ждали. Но жителям Краматорска грех жаловаться на свою судьбу, зная о том, как жёстко и тяжело было в соседнем Славянске. Там горожане стояли в очереди даже за водой «с небес», благо, дожди шли всё время.

    Частые ливни смывают с города всю грязь. Даже воздух, и тот становится чище. Посвежела зелень деревьев, благоухают цветы, поднялась трава по колено — никто не стриг, не приводил в порядок скверы.

    Возвращаются птицы, поют на все лады. А ведь долго молчали. Сороки, вороны, голуби исчезли из города, или притаились: не было видно. Оставалась только пернатая мелкота — воробьи, синицы.

    Работникам «Зеленстроя» работы невпроворот. Месяца два или больше за клумбами и газонами никто не ухаживал. Они заросли сорняками, потеряли форму. Женщины в оранжевых форменных жилетах трудятся, не покладая рук. Улыбаются:

    — Работы у нас всегда много, а сейчас и тем более. Когда тут стреляли, мы не выходили, не до красоты было.
    — Наверное, уезжали из города?
    — Нет, оставались дома.
    — Страшно было, когда в городе были обстрелы?

    Одна из них, с шикарными светлыми волосами, говорит: «До сих пор не приду в себя. Я пять раз попадала в такие переделки. Наша семья живёт в своём доме в посёлке. Там неподалёку стояла установка, кажется, «Град» называется. Однажды стрельба началась около полуночи. Мы спросонья ничего не поняли. Грохот стоял жуткий, земля дрожала. Все попадали на пол и кричали не своим голосом, все, как один. Такого страха натерпелись, в жизни не помню. Другой раз мина попала в наш дом, а я только-только вышла из комнаты, десяти секунд не прошло. Испугалась сильно, но осталась цела. Потом было дело, мы с подругой малину собирали на винограднике за городом, что на Васильевской Пустоши. Это как раз недалеко от аэродрома. Началась перестрелка. Еле ноги унесли, сама не знаю, как. И ещё раз в Кутовой балке обстрел начался, когда мы мимо шли. Уже всё позади, а я ещё в себя не пришла, ещё не верю, что мир настал, что не вернётся тот ужас».

    Многие жители города уезжали прочь, кто куда, лишь бы подальше от рвущихся мин и снарядов. Каждый день автовокзал был полон людьми с дорожными сумками, баулами, чемоданами. Железная дорога была блокирована, только отремонтированный вокзал стоял пустым, невостребованным. Потому единственная надежда была на автобусное сообщение. И поток людей на автостанцию не иссякал до вечера. Впечатление такое, что выехали все.

    В то время в городе было много брошенных собак, покидающие город хозяева не могли их взять с собой. Щенки сбивались в стаю, ища поддержки, не умея жить на воле. Никто им не приносил еду, никто не хотел приласкать.

    Очевидцы говорят, что собаки плакали, когда обстреливали район Станкостроя, когда воздух и земля сотрясались так, что стекла дребезжали в окнах в нескольких километрах от выстрелов. Досталось и животным. Но теперь и у собак тоже жизнь полегчает: хозяева возвращаются.

    Перед поворотом событий, перед самой кульминацией казалось, что город вымер, что никого не осталось. Особенно неприятно было вечером. Когда на небе не было луны, Краматорск погружался в кромешную тьму. Сейчас вспоминается об этом, как о сюжете из фантастического фильма.

    Оставшиеся в городе люди сидели взаперти в своих квартирах с заклеенными крест-накрест окнами, как в войну. Лишь только начинало смеркаться, старики плотно зашторивали окна, и даже свет боялись включать, чтобы не привлекать внимание. И так весь подъезд, вся улица, весь город. Всё это уже в прошлом.

    Однако не всех покидал оптимизм даже в критической ситуации. Викторию, опытную туристку-байдарочницу, побывавшую в разных жизненных передрягах, трудно было испугать даже грохотом «Града». Она рассказывает: «Мне не было страшно, я была уверена, что скоро всё закончится и настанет мир. И своих соседей, и друзей так же настраивала. Поддерживала боевой дух, как могла. Важно, чтобы у людей была вера, чтобы надежда не исчезала.

    Я живу в посёлке, одна в своём доме, далеко от центра. Однажды вижу, прямо к моему дому прикатила иномарка. Вышли люди в камуфляжной форме, вытащили какое-то орудие — огромную трубу такую, и стали пулять из неё во все стороны, по Старому городу, в район Нового Света, Соцгорода. Стреляют наугад. Потом собрались и поехали дальше по улице. Похоже, это их метод — так стрелять. Когда они отъехали от моего дома, я опомнилась, звоню соседям, рассказываю. Соседи вышли на улицу, несколько человек сразу, и прогнали ту иномарку. Зачем же нам это надо? Они уедут, а мы будем в ответ получать выстрелы с другой стороны.

    Было ещё много всяких случаев, в двух словах не расскажешь. Недавно на автомобиле мы со знакомыми прорывались из Донецка в Краматорск. Нас остановили на блокпосту. Что-то не то я ответила человеку в маске, и он автоматной очередью прошёлся у самых моих ног. Только пыль столбом. Стал так орать, я уже и с жизнью распрощалась. Набрала номер мобильного дочери, чтобы…, но потом сбросила. Чудом остались мы живы. Но теперь всё позади. Жизнь продолжается».

    Что ни день, то Краматорск преображается. Вечером зажигаются огни уличных фонарей, освещают пространство вокруг, одна за другой зажигаются витрины магазинов, за ними несмело загораются окна многоэтажных домов. Открываются летние кафе, доносятся разные соблазнительные запахи, то там, то здесь слышится музыка. Ушла напряжённая тишина.

    Пожилые горожане всё чаще выходят на улицу — подышать, погулять, посмотреть, как меняются улицы Краматорска. Люди обретают спокойствие. Каждый прожитый без страха день — как праздник. Теперь уже не надо постоянно быть начеку и прятаться в ванную комнату (самое безопасное место в квартире), как только начинают стрелять.

    В воскресенье в центральном городском парке «Юбилейный» звучали популярные песни, известные певцы пели о любви и счастье. Дети тащили родителей на аттракционы. Были люди и постарше, преклонного возраста. В их лицах всё ещё отражалось недоумение и растерянность. Не хотелось им верить в пережитое, слишком нелогично всё произошедшее: война — не война, мир — не мир.

    Для летнего июльского вечера людей, конечно, маловато было. Они ещё не верили до конца, что их ожиданию «конца света» пришёл конец. И некоторые ещё вздрагивают, когда эхо очередного залпа доносится в Краматорск из далёкого Северска, где идут бои.

    Но не все были в плену у страха. Были и такие, которые не оставляли свою работу, несмотря на свист пуль в грохот снарядов. В центре города, возле центрального универмага, встретилась улыбчивая женщина по имени Галина.

    — Я не боялась. Может, пару раз испугалась, но не так, чтобы голову терять.

    — Почему же вам не страшно? Вы не слышали выстрелы, далеко живёте?

    — Живу в центре, работаю в центре, все проходило перед моими глазами. Но я даже не бросала работу. Вот убираю этот тротуар, территорию вокруг магазинов. Стреляют — не стреляют, моё дело — поддерживать чистоту.

    — Как вам удавалось сохранять самообладание?

    — Я молилась всё время, в церковь не хожу, просто знаю, что есть Бог, и он меня защитит. К нему и обращалась. Дома залезу под одеяло с головой и молюсь. Страх отступал. Теперь хорошо, город оживает, люди не боятся выходить на улицу. Многие магазины начали работать. Правда, это кафе ещё никак не откроется, я у них работала, но скоро всё будет, как раньше. Наладится, жизнь своё берёт.

    Да, ещё не все магазины, не все банки, автомобильные салоны работают, но всё равно чувствуется, что город на подъёме. Старички и старушки несмело выходят в парк, на солнышко, или садятся на скамейки в городском сквере, у молчащего пока фонтана. Больше всего радуют дети — им всё нипочём. Они так искренне радуются жизни, что вслед за ними улыбаются и взрослые.





    Top