Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Точка зрения » Василий Симчера: Россия изменится, когда начнутся серьёзные изменения в сознании у людей, когда жить честно станет нормой

Василий Симчера: Россия изменится, когда начнутся серьёзные изменения в сознании у людей, когда жить честно станет нормой


Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор, экономист, бывший директор НИИ статистики Василий Симчера неоднократно высказывался о разрывах между мнимыми и действительными числами, между словом и делом, мифами и реальностью, искажающими ситуацию в реальном секторе экономики. /epochtimes.ru/

Каждое его выступление так или иначе заканчивается словами: «Хватит врать!», идёт ли речь о фактических темпах роста ВВП, инвестициях и ряде других ключевых показателей, которые уже много лет находятся в минусе.

«В стране взяла верх и повсеместно доминирует государственная идеология дезинформации, единственным эффективным орудием борьбы с которой признаётся ещё большая дезинформация. Между тем наша наука, как высшая интеллектуальная власть, призванная давать объективную оценку превратно номинируемым явлениям, занимает в этой борьбе нейтральную позицию и по умолчанию становится соучастницей углубления дезинформации в России. А ведь былая отечественная практика ещё недавно в не менее сложных условиях социально-экономического развития квалифицировала подобные безобразные явления не только как аморальные, но и уголовные», — пишет учёный в альманахе «Развитие и экономика».

На вопрос корреспондента газеты «Великая Эпоха», кому из нынешних реформаторов экономики он доверяет, Василий Симчера отвечает, что никому.

В.С: В действительности все носители нынешних программных преобразований имеют диаметрально противоположные взгляды, тогда как их программы похожи друг на друга, как автомобили разных марок.

Ведь есть непреложные экономические истины: во-первых, чтобы страна развивалась, она должна производить. Чтобы развивалась по собственному плану, она сама должна работать, а не нанимать кого-то или покупать что-то, и самой ничего не делать.

Второе — она должна производить больше, чем проедает, т.е. производительность должна расти быстрее, чем зарплата.

И третье: слова не должны расходиться с делом.

Всё это элементарные вещи: всякая программа у нас по теперешним временам может быть значимой и эффективной, если она будет максимально простой и понятной. Глупо и вредно рисовать дутые грандиозные программы и делать видимость, что в стране всё в порядке, когда на самом деле практически всё не в порядке. Страна над пропастью во лжи, народ с трудом выживает, социальная напряжённость в обществе зашкаливает, а программы и рейтинги одни краше других.

Положение в России исправить можно, только если вовлечёшь в одно общее преобразовательное дело всех. Но ничего нельзя исправить, если реформы верхов и интересы низов будут оставаться прямо противоположными. Или взамен былого убыточного сырьевого развития будет культивироваться ещё более убыточный вектор нынешнего якобы импортозамещаемого несырьевого развития.

Или начнут искать выходы и взамен прежнего в целом губительного экспорта сырья на Запад, который продолжается 20 лет, станут культивировать ещё более губительный и убыточный сырьевой экспорт на Восток. Или, что уже совсем ни в какие ворота не лезет, вредоносные санкции Запада, на которых мы уже потеряли все 200 млрд долларов, станут выдавать за благо для народа, а свои ещё более разящие санкции, из-за которых мы теряем сегодня ещё больше, — едва ли не за вершину блага.

Самые изощрённые манипуляции и частные решения не выведут страну из плачевного положения, в котором она сегодня по уши погрязла. Менять надо не то, что сегодня у всех чиновников на устах, и поэтому якобы главное, а то, что первично, то, что составляет основу основ современной российской жизни, её базис и надстройку: чуждую народу систему правовых и имущественных отношений, эксплуататорскую систему производства и хищническую систему распределения, офшорные идеалы, цели, управление, кадры и деньги, нищету и растущую ненависть в обществе.

— Но ведь надо искать выход пусть даже из такого плачевного положения, в котором оказалась страна?

В.С: Да, но при этом не надо голословно утверждать, что, кроме мелочей, у нас всё в порядке, мол, мы сами всё сделаем, деньги и всё необходимое у нас есть. Эта, мягко говоря, сомнительная позиция ещё больше усугубляет безысходность и нищету.

Выход будет, если в общее дело возрождения мы сумеем вовлечь всех, добьёмся одинакового понимания, что надо работать, а не воровать, выстраивать со всеми (и у себя дома, и во всём мире) понятные порядочные и честные отношения, а не хитрить и обманывать. Власти с инертными массами и оппозицией надо не воевать, а привлекать на свою сторону.

На хитрости и обмане, как видим, далеко не уедешь. Без обращения к совести, без массового образования, воспитания, трезвого понимания, что страна может, а что нет, объективного, а не политиканского видения того, что представляет собою современный мир, адекватную модель развития в России не построишь. А поэтому все проектные новоделы ждёт та же провальная участь, что и прежние программы, включая текущую программу «Стратегия 2020».

— Президент Путин был очень уверен в скорой стабилизации, когда отвечал на вопросы по «прямой линии», у всех партийных лидеров и многих аналитиков, похоже, тоже есть уверенность по выходу из кризиса?

В.С.: Да, это так, убеждённость зашкаливает, но где убедительность, весомые аргументы и ресурсы? Да, программ вывода страны из кризиса много, но все они разрозненные и однополые. Мы все каждый день слышим, что страну можно вывести из кризиса через реформирование финансовой системы, низкую ставку кредита, растущие цены на нефть, … понижающуюся инфляцию и многие другие финансовые мантры, которые все эти годы никак не работают. Если можно, почему кризисный воз и ныне там? В 2009, нет — скорее в 1991 году!

Беда наша в производстве, там издержки производства растут, качество и конкурентоспособность падают, и по сути ничего не восстанавливается! Другая, пожалуй, ещё большая беда — в нашем человеке, его униженном положении. По факту у нас сегодня не только пенсионер, инвалид, но и работающий гражданин во многом иждивенец, поскольку он отрабатывает меньше, чем получает. Из почти 80 млн работающих у нас сегодня, может быть, всего 17–18 млн самодостаточных людей, которые отрабатывают больше (иногда в разы больше), чем получают. Формируется своеобразный упаднический уклад производства и жизни: большинство эксплуатирует меньшинство. Крах СССР связан именно с этим пороком. Какие бы финансовые схемы ни придумывать, при таких условиях нормальная экономика развиваться не может, всё рано или поздно улетает в трубу.

— Возвращаясь к нынешним реалиям, вряд ли возможно вернуться к натуральной, физической экономике, для этого нужно пересоздать человека заново.

В.С: Возможно. Люди изначально, с первобытных времён предпочитают иметь дело с благами, с производством товаров и услуг в натуре, как реальных ценностей, а не фабрикацией денег и капиталов, как виртуальных ценностей. Отдельные народы, в том числе русские, насколько хорошо могут работать с натурой, настолько плохо они работают с деньгами, что подтверждает нынешний убыточный опыт рыночного их существования.

А поэтому все нынешние программы должны быть перестроены. Они должны быть переориентированы на осязаемые физические показатели, где произвольно манипулировать и подменять одно другим физически нельзя, где враньё тут же обнаруживается и разоблачается.

Если бы нынешние программы и дела строились на таких началах, все рыночные отношения были бы сбалансированы, всякие нынешние чудовищные спекуляции и какие-либо другие подмены в этих отношениях исключались бы или строго наказывались бы. И тогда количество денег в обращении с учётом скорости их обращения в каждом конкретном случае строго соответствовало бы стоимости произведённых товаров и услуг, цены оставались бы стабильными, дополнительная эмиссия денег ограничивалась бы ростом физических объёмов производства, никакой инфляции, всё в равновесии и по справедливости.

Появилась бы вера в гармонию общественной жизни и неминуемо произошли бы коренные преобразования в сознании и душе каждого человека, которые только абстрактно культивируют все нынешние светские партии и религии.

А что простой человек наблюдает сегодня на самом деле? Экономика не прирастает, но зато вовсю растёт дутый финансовый пузырь. Денег наплодили в разы больше, чем товаров, цены каждый год едва ли не удваиваются, валюта обесценивается. Одним повышают зарплату, другим нет, неравенство и несправедливость усиливаются, уровень жизни падает, рознь и градус социального напряжения в обществе повышаются.

И тогда даже былые самодостаточные люди становятся бедными, а спустя некоторое время, если это продолжается, из бедных превращаются в нищих. А далее начинается бунт, массовые преступления, пожары, потопы и всякие заразные болезни и эпидемии.

К сожалению, за исключением наших офшоров, нынешнее российское общество уже находится в процессе таких удручающих перемен. Кроме массовой безработицы, которая у нас кратно превышает официально регистрируемую (на начало 2016 года 5,6 млн человек), у нас ещё много бо́льшие массы социально опустившихся и больных людей трудоспособного возраста, не могущих работать не только из-за физических, но и социальных увечий, в том числе 20 млн алкоголиков и алкоманов и более 3 млн наркоманов, численность которых уже в ближайшие годы может удвоиться.

У нас одна из самых высоких в мире рождаемость больных детей (при медицинской норме 3–4 у нас их 5–7%). Ещё одна массовая категория — социально неблагополучные люди (беспризорники, бродяги, бомжи, уголовники, преступные финансовые спекулянты, подставные лица — содержатели фирм однодневок, притонов и другие т. п. деклассированные люди, их в общей численности в России более 10 млн), которые годами сидят без работы и зарплаты и формируют слой витально протестного населения. У этих людей, как правило, плохие отношения в семье, с соседями и ещё более плохая репутация в обществе. Многие из них поставили себя вне человеческого закона, а потом и вне правового закона. Эти люди дышат злобой, они себя ненавидят и других тоже. Вот это страшно.

Если бы на изломе или сразу после крушения СССР были предприняты какие-то адекватные решения, то эту критическую массу плохо или совсем неустроенных в жизни физически и социально нездоровых людей, общая численность которых в России превышает сегодня 70 млн человек (то есть при мировой норме один из троих, в развитых странах — один и четырёх у нас сегодня нездоров каждый второй человек), можно было бы направить в позитивное русло и сейчас не только они, но и все мы жили бы совсем по-другому.

Понятно, когда человек не работает, или не отрабатывает своё, а получает зарплату, т.е. присваивает чужое, это всегда плохо. Но ещё страшнее, когда он понимает, что бесполезен на работе. У человека появляется синдром не только непригодности, но и ненужности, за которым далее следует психологическое разрушение, деградация. Это хуже даже чем пьянство, или наркомания, там у человека разрушается психика, но сам смысл жизни или его подобие при этом в той или иной форме сохраняется. Социальная деградация исключает всякий смысл человеческой жизни!

— Наверное, многие согласятся с Вами, но эту правду очень трудно принять, потому что страшно.

В.С: Я уже 40 лет сопоставляю, что имеем и что потеряли. Если бы люди в Советском Союзе производили больше того, что производили, они имели бы больше квартир, колбасы, здоровья, более высокий уровень образования, больше книг и на изломе сумели бы защитить не только себя, но и свою Родину — СССР. Но по факту защищать — то было мало кого и кое-чего. Защищать абстрактную плановую экономику и ещё более абстрактный социализм охотников на этом изломе оказалось явно недостаточно. История крушения СССР ещё раз продемонстрировала простую истину: быт определяет сознание, а не наоборот — люди много и более охотно защищают свои материальные интересы и ценности, чем духовные.

Пока в России оставался первозданный, общинный строй, неиспорченный, несоблазнённый, он олицетворял полноценную жизнь, пусть примитивную, но самодостаточную. Там жили по совести, по закону сохранения жизни, по божьему закону, закону гармонии.

После веками культивировавшейся лжи, уничижения, измен и предательств, которые проповедовали прежние режимы, и особенно после оглушительных событий 1991 года произошло крушение почти в голове каждого. В вере человека уже нельзя было что-либо сохранить, человеческая оболочка осталась, а душа, существо исчезли.

Ожидалось, что люди опомнятся и извлекут из трагедии пользу, каждый человек будет иметь свободу и достаток, а главное — возможность не слыть, а быть человеком. Между тем сейчас у человека отбирают ещё больше, чем отбирали прежние режимы, в том числе коммунисты. Объявили мнимую свободу собственности, обещали долю в добыче газа, нефти, крестьяне думали, что получат землю, рабочие — заводы и фабрики, бизнесмены — какой-то серьёзный стартовый капитал. Вышел пшик, все, кроме офшорных собственников и друзей, всё потеряли, их обманули.

Наши люди прожили 25 лет в новой России и наяву убедились, что их не только обманули, но и на многие десятилетия, если не на целое столетие, лишили перспективы. Ведь режимы, пусть и самые скверные, меняются не в одночасье. Подумайте, что хорошего нынешний убыточный режим может сулить нашим детям? Они же привыкнут к обману, безработице и нищете. Выход какой? В социальном государстве надо учиться защищать себя самим, чужеродные офшоры и олигархи бедных защищать не будут. Надо, в том числе через суды, добиваться отмены итогов грабительской приватизации, оплаты реальной стоимости приватизационных ваучеров, компенсации насильственно изъятых в 1991г. денежных сбережений населения, компенсации недовыплаченных пенсий, аннулирования многочисленных штрафов и поборов. У населения за эти годы в произвольном порядке изъяли более триллиона долларов США. Народ обрекли на бедность, а малый бизнес и средний класс лишили шансов на успех. Вместо творческого предпринимательского созидания многие представители этого класса, в том числе более 600 тыс. человек в одном только 2015г., сегодня пополнили армию безработных и опущенных людей.

— У реформатов есть в программе задача сокращения разницы в доходах между бедными и богатыми, преодоления имущественного неравенства, которое в России зашкаливает за всякие допустимые нормы.

В.С.: (смеётся) Всё это фантазии. Власть не дают, её берут, тем более имущественную власть. Конечно, фантазии принуждения власти к справедливым отношениям могут стать реальностью, если ими овладеют критические массы людей.

Например, обманутые вкладчики и дольщики, пенсионеры, ветераны войны и труда, многие слои социально обделённых, но ещё не деградировавших людей, и прежде всего, тот же потерявший всё средний класс — если бы они объединились, могли бы принудить власть к компенсации причинённого им ущерба путём предъявления социальных исков. Но перспектива такого объединения и такого критического администрирования антинародных решений в России в обозримом будущем вряд ли возможна. Нет не только необходимой критической массы, но и идейного авангарда, который бы на здоровых началах возглавил эти массы. Нынешние партии и оппозиция в России слишком разобщены и слабы, чтобы с толком возглавить это движение и достойно защитить законные народные интересы.

— Цены в России безудержно поднимаются, но народ не возмущается. Почему? Что, это тоже плод рабской психологии?

В.С: Нет, это плод пониженной социальной ответственности. Умный человек живёт ради правды, а дурак гибнет ради правды. Тот, кто сегодня борется, обречён на гибель. Бороться надо адекватными методами, чтобы в борьбе не потерять больше, чем приобрести, иначе нет смысла. Через выборы этот эффект не достигается. Умные люди, как правило, по умолчанию в выборах не участвуют. Зря их голоса при подведении итогов не принимаются во внимание. Ведь это голоса молчаливого возмущения, и их в России сегодня большинство.

— Ныне много говорят о роли лидеров в современном мире, их состязательном рейтинге и культе. Широко известно, что рейтинги многих лидеров растут, а общее положение дел в соответствующих странах ухудшается. Почему исчезла былая тесная корреляция, которая наблюдалась здесь ещё в прошлом веке?

В.С: К сожалению, это мировой тренд: рейтинги зашкаливают, а уровень и качество управления падают. При этом чем больше ситуация ухудшается, тем рейтинги, словно назло, больше повышаются. И этот явный парадокс объясняется не столько растущим объёмом и сложностью решаемых задач, сколько составом и качеством электората.

Если ещё в ХIХ веке считалось, что народ достоин своего правителя, то уже в ХХ веке стали голосовать и считать наоборот: какой народ, таким должен быть и правитель. Правитель, как в прежние времена, должен соответствовать не уровню и сложности решаемых задач, но настроениям, а подчас и прихотям избирателя. Он, как продавец в магазине, должен избирателю угождать и независимо от уровня образования и воспитания считать, что тот всегда прав, а он, как избираемый правитель, по определению неправ.

Решающее значение получила совсем другая корреляционная связь: зависимость качества правителя от качества избирателя. Бытующее вульгарное положение сегодня стало едва ли не правилом: чем хуже электорат, тем хуже должен быть сам правитель. Избрание былых независимых умных и твёрдых глав государств, вроде Рузвельта в США, Чёрчилля в Англии, Мао Цзэдуна в Китае или Сталина в СССР, в наш век стало бы невозможным.

Именно поэтому всемирно авторитетных личностей такого масштаба в составе современных мировых лидеров не только нет, но и быть не может. Положение, возможно, изменится когда начнутся серьёзные изменения в сознании людей, критическая масса просвещённых избирателей станет доминирующей, а честные выборы обычной нормой жизни.

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (8 голосов, среднее: 5,00из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Обсуждение закрыто.

Спецтемы:


2
Top