Все новости » Культура и искусство » Кино и музыка » «Венера в мехах»: бойся своих фантазий

«Венера в мехах»: бойся своих фантазий



«Венера в мехах» — российская премьера фильма состоится 15 мая. Режиссёр уже собирался уходить, когда она вбежала в затемнённый зал театра, опоздав на пробы, промокшая, с растёкшейся по щекам густо намазанной косметикой, в невероятном, нелепом костюме «госпожи», простоватая, взбалмошная, вульгарная…

Далее действие будет вестись на наполненной приглушённым светом сцене всё того же зала театра. По какой-то непонятной прихоти судьбы режиссёр всё же удосужится прослушать Ванду, наверное, пожалеет столь жалкую и нелепую претендентку на роль в спектакле Леопольда фон Захер-Мазоха «Венера в мехах».

Ах, если бы он хоть отдалённо мог себе представить, к чему это приведёт…

Фильмы Романа Полански, несмотря на недавний скандал с обвинением его в домогательстве 20-летней давности, не утратили своей живости и оригинальности. За действием экранизации работы романиста XIX века Леопольда фон Захер-Мазоха «Венера в мехах» можно следить, не отрываясь, мучительно пытаясь предугадать исход событий.

Но нет, это так и не удаётся. Кинолента преподносит один сюрприз за другим, уводя заинтригованного зрителя за новый поворот, едва миновав предыдущий. То, что начинается как довольно банальная сцена с опоздавшей на пробы претенденткой на главную роль в пьесе, когда ход дальнейших событий представляется достаточно прозрачным, с каждой сценой действие становится всё более таинственным.

Диалоги действующих лиц в пьесе перемежаются с диалогами режиссёра и актрисы — Ванды и Тома. Зрителю становится всё труднее провести грань между реальностью и фантазией, герои фильма постепенно, сцена за сценой, сливаются со своими героями из пьесы. Где правда, где вымысел? Да кто уже разберёт, началась опасная игра…

Атмосфера в кинематографической камерной постановке словно звенит от чувственных тайных желаний. И добивается этого Полански и исполнители главных ролей — Эммануэль Сенье и Матье Амальрик (явно «вылепленный» под самого Полански) — без единого двусмысленного прикосновения, без единого поцелуя.

Картина, как и произведение Захер-Мазоха, говорит о потёмках человеческой души, о затаённых уголках сознания, в которых хранятся мысли и желания, которые многие никогда не вытащат на свет божий. Да и хорошо, что не вытащат. Человеку только кажется, что это постыдное и неприличное в его голове рождено его собственной испорченностью. Кто знает, какое злое существо бросило в его сознание ядовитое семя?

Проглядывается и мысль о гордыне. Высокомерие — опасная черта характера, легко способная завести своего хозяина в ловушку.

Перфекционист Полански не разучился чётко излагать свою мысль — открывающиеся двери в начале фильма вводят зрителя в зал, закрывающиеся — выводят его из зрительного зала; цитата из Библии начинает картину, она её и завершает. Посередине — действие драмы, во время которого это библейское изречение наполняется смыслом (с немного ироничным штрихом на память от самого Романа Полански).



новости партнёров

НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ

История коммунизма


Нажмите «Нравится», чтобы читать
epochtimes.ru на Facebook

Top