Все новости » Мнение » Интервью » Опыт противодействия коррупции: на что будет ориентироваться губернатор Красноярского края?

Опыт противодействия коррупции: на что будет ориентироваться губернатор Красноярского края?



О выборах губернатора, вездесущей коррупции и гражданском обществе беседа с Владимиром Владимировичем Бурцевым, заместителем председателя Координационного Совета межрегионального «Союза силовых структур Родины» в СФО; председателем Совета общественной организации по противодействию коррупции «КОБРа».

— У красноярцев период надежд в связи с предстоящими досрочными выборами губернатора — так уж устроен наш человек, он всегда верит в новое, в царя… Заинтересованные группы уже вступили в информационную войну, СМИ заранее подготовили общественное мнение против любых варягов. В этом есть рациональное зерно — три последних губернатора были неместными, а об их «деятельности» рассказано и написано немало… Но среди местной элиты нет человека с незапятнанной репутацией, хотя в народе популярен Усс, а некоторые уверены, что Быков тоже имел бы реальный шанс…

В.Б.: Быков (известный в крае предприниматель и политический деятель — М.К.) на выборы не идёт из-за непогашенной судимости. Да, он отчасти стал популярен, за эти годы научился публично выступать, хотя красноречием никогда не блистал. В сравнении с ним Усс (председатель краевого Заксобрания — М.К.) — просто умница, но у него тяжелый шлейф, который на выборах сильно тянул бы назад.

С другой стороны, приезжему человеку сложно быстро сориентироваться в ситуации, он зависит от той информации, которую ему представляют. Это значит, что каждый человек будет для него белым пятном, а ведь очень важно знать, кто тебя окружает. Для этого нужно жить здесь, постоянно контактировать с людьми…

Впрочем, я солидарен с надеждами жителей, верю, что многое может и должно меняться. Виктор Толоконский (с середины мая назначен временно исполняющим обязанности Губернатора Красноярского края — М.К.) уже показал себя человеком неравнодушным, внимательным к чаяниям граждан, чутким к проблемам простого населения. Это очень ценно.

Ведь такой запущенности власти, как у нас, пожалуй, нет больше ни в одном другом регионе — профессиональное поле постоянно зачищается от порядочных людей. Достойным попросту нет места во власти, пронизанной коррупционными схемами, в которых замешаны большинство местных чиновников… При этом, власть региона зависит от финансово-промышленных групп, среди которых доминируют московские структуры. Деньги просто перекачиваются в столицу: в крае из 530 миллиардов наших средств остаётся 170 миллиардов — таков пример прошлого года.

— Поэтому и дефицит бюджета громадный, а экономические рейтинги снижаются?

В.Б.: Правильно. А откуда у нас такой дефицит? У нас же просто забирают то, что по праву нам принадлежит! И всё это происходит на фоне тотального воровства бюджетных средств, неэффективного их использования. Если не воровать, вполне возможно, что и сегодняшнего бюджета хватит, но как остановить это воровство, кому это под силу?

Только в строительстве дорог хищения доходят до 40%, а при строительстве зимних дорог суммы увеличиваются до 90%. Кто за этим стоит? Конечно, руководители, ведь подчинённым никто бы не позволил воровать в таких размерах. Состояние Дениса Пашкова (экс-министр краевой промышленности — М.К.) оценивают в 100 миллионов евро! Да ещё несколько лет назад у него ничего не было, но попал в чиновничье кресло — и вдруг появились миллионы. Это ещё и проблема кадров, ведь хороших управленцев, государственников нужно готовить. А когда власть нацелена на то, чтобы распилить бюджет — это просто никому не нужно.

— Владимир Владимирович, Вы один из активных общественников, были председателем палаты правозащитных организаций в Гражданской ассамблее Красноярского края. Расскажите, как на региональном общественном поле обстоят дела?

В.Б.: Сегодня общественная деятельность, а, в частности, работа Гражданской ассамблеи края, похожа на Украинскую раду. Людей много, но кто способен принять решения и защитить права и интересы русских? Никто, потому как превалирует лобби мафиозных структур, сросшихся с государственной властью и повязанных финансами.

Так и в Гражданской ассамблее края — настоящих правозащитников всегда не хватало, а сейчас их там практически нет. Ну, каким правозащитником может быть, к примеру, Алексей Меньшиков — типичный чиновник, креатура Кузубова (до 2012 года первый заместитель губернатора края, «тихо» уволенный и уехавший в США на ПМЖ; ещё в 2010 году на сайте американского журнала была опубликована статья Russian Official Spends Millions in New York — «Русский чиновник потратил миллионы в Нью-Йорке»; недавно Кузубов вернулся в бизнес-структуры Красноярска — М.К.). Ведь для правозащитника должны быть характерны воля, идеи, а у нынешних деятелей ассамблеи ничего этого, увы, нет. И желаний других, по сути, нет, кроме как встроиться в вертикаль власти…

— Так было с самого начала?

В.Б.: Начало было продуктивным: с 2005 года по 2011 год был сформирован костяк правозащитников, способных решать проблемы жителей региона, было 13 общественных палат. К нам поступала объективная, в том числе и скандальная информация, правозащитники занимались решением острых проблем. Было даже желание провести судебную реформу в крае…

Конечно, подобные вещи не рождаются на пустом месте, этому предшествовала серьёзная работа, направленная и на противодействие коррупции. На наши заседания приходили чиновники, которых трясло от серьёзных вопросов, и зачастую им даже ответить было нечего. Затем мы инициировали принятие Закона об общественном контроле, но его спустили на тормозах ещё в 2006 году.

Сейчас подобный нашему проект Закона об общественном контроле в первом чтении принят в Госдуме РФ. А у нас в крае он мог заработать ещё в 2006 году, способствуя тому, чтобы чиновники несли персональную ответственность. Но вместо Закона нас, как возмутителей спокойствия, распустили, приняв новый Закон о Гражданской ассамблее. В результате из прежних представителей 276 организаций в новом составе через полтора года её работы остались 50! Как итог, был утрачен костяк нашей палаты, те активные люди, которые могли противостоять нарушениям во власти.

— Что теперь из себя представляет Гражданская ассамблея?

В.Б.: Новый Закон выхолостил её функции, связанные с возможностью обращаться в любые органы власти, используя площадку прямого диалога. То есть, мы могли пригласить любого чиновника, и в глаза задать любые острые вопросы. Поэтому Кузубов и поставил задачу Валерию Васильеву — председателю Гражданской ассамблеи — изменить её работу.

Указание было выполнено: Васильев — марионетка власти, вместе с Алексеем Клешко втихую переписали Закон и протащили его в первом чтении Заксобрания края. Когда мы об этом узнали, стали писать во все инстанции, в Общественную палату России… На комитете в Москве было принято решение о том, чтобы приостановить принятие этого Закона, но наше Заксобрание его просто проигнорировало. Я с Уссом несколько раз разговаривал об этом, ведь была нарушена масса процедур. Но в ответ слышал только одно — «решение уже принято».

— Как я понимаю, после этого Вами была создана «КОБРа». Расскажите, чем эта организация занимается?

В.Б.: Работы много. Посмотрите, сколько бумаг! (столы завалены пачками документов — М.К.). Основная масса — отписки различных чиновников, правоохранителей.

Совсем недавно нами были озвучены хищения в сфере ЖКХ, которые только по городу Красноярску превысили 2 миллиарда рублей в год. Из прокуратуры края по этому поводу пришёл ответ: «У нас есть рабочая группа, мы проводим проверки и готовы реагировать». Но им были отправлены документы, подтверждающие факты воровства, а в ответ — «мы готовы»… Так и хочется спросить — к чему готовы?

По переписке наладить нормальную работу невозможно… Другое дело, посадить бы такого прокурора напротив себя, при общественности и телекамерах, пусть тогда даст ответ, как он ведёт свою работу. А ведь такой площадкой была Гражданская ассамблея. Её работу уничтожили именно потому, что из-за нашей деятельности был огромный резонанс, а коррумпированной власти это было не на руку…

— Если можно, расскажите о свежих примерах.

В.Б.: Упоминаемые хищения в ЖКХ — самый что ни на есть свежий пример. «КОБРа» выявила, что ООО «Сибирская генерирующая компания» занимается, по сути, незаконным обогащением. Впрочем, делает это с разрешения председателя краевого правительства, который ставит подпись под нормативами, которые признаны незаконными в федеральном суде. Чтобы доказать это, ушло огромное количество времени, а теперь необходимо добиться, чтобы разница в оплате за тепло жителям Красноярска была возвращена.

Сами посудите, как можно называть таких людей властью? Они ведь не служат интересам народа, а обогащаются за их счёт. Где при этом правоохранительные органы, прокуратура, которая должна подобные решения чиновников проверять и контролировать? Всё это больше похоже на круговую поруку, когда все включены в схему…

Благо, исполняющий обязанности губернатора нашего края работал в Новосибирске, где такого мошенничества нет, и после того, как на личной встрече мы изложили суть проблемы, он дал слово — лично разобраться в ней.

Скажу больше: решения по региональной энергетической комиссии, которая не могла долгое время установить адекватный тариф на тепло, уже готовятся, равно как и соответствующие кадровые решения. Есть и другие примеры — в строительстве, где хищения на сотни миллионов, а оперативники не видят состава преступления. Вся деятельность минэкономразвития, по моему мнению — сплошные коррупционные схемы, которые необходимо пресекать. Но как это сделать, ведь к каждому чиновнику контролёра не приставишь…

— А как же силовые ведомства, которые должны вести эту работу?

В.Б.: Видимо, там тоже серьёзный недостаток профессионалов, людей чести. Если они не видят хищений, которые видят рядовые граждане — чем они вообще занимаются?

Государственные инвестиции в ряд проектов разворовываются практически полностью, а правоохранители молчат. Например «Краслесинвест», в который с 2006 года вложили 12 миллиардов государственных рублей, но по проекту так ничего и не было сделано. Кто за это заплатил? Ну, конечно же, народ, который и денег не увидел, и природа в местах работы компании была угроблена.

Когда о таких вещах говоришь в других регионах, тебе просто не верят, такие деньги — и никакой ответственности! Регион передал «Краслесинвесту» 4 миллиона гектаров леса по цене 13 рублей за кубический метр на 49 лет. В ответ компания просто стала перепродавать лес на корню по 300 рублей за кубометр, и всё. Подобных вопиющих фактов немало, но воли регионального руководства для соответствующих решений до сегодняшнего дня не было. Будем ждать воли и решений от Виктора Толоконского, если он захочет навести порядок — готовы ему в этом максимально помогать.

— К Вам постоянно идут люди, хотя Вы не афишируете деятельность своей организации. Очевидно, что всем помочь невозможно. Как Вы делаете выбор?

В.Б.: Стараюсь перенаправить тех, кого можно, в правоохранительные структуры. То есть тех, кому там всё-таки вероятно помогут. И всё равно помогать обращающимся всё сложнее.

Вчера вот буквально приходил мужчина: полтора года сидит ни за что его пацан, просто хотели развести папу, а чтобы он сговорчивее был — сына посадили.

И вот каждый день кто-то приходит просто с вопиющими историями, приносят соответствующие документы, уголовные дела. Раньше не было столь плачевной ситуации! Я здесь родился, вырос — ну не было такого!

В первую очередь пытаемся браться за проблемы, значимые для всего населения. Этажом ниже решили создать консультационный пункт правовой защиты тех, кто пострадал от коммунальщиков, собирать жалобы и принимать по ним меры. И это приходится делать, несмотря на то, что при мэре в прошлом году создали общественный совет по проблемам ЖКХ. Инициатора обласкали, бюджет даже дали, но толку никакого!

Тема ЖКХ близка всем россиянам, но у нас в крае по сравнению с другими регионами, например, с тем же Новосибирском, ситуация существенно хуже по многим показателям.

— Есть какие-то обнадёживающие тенденции?

В.Б.: Есть, конечно: 15 мая интервью со мной о проблемах ЖКХ показал региональный канал СТС Прима, после чего 31 мая на казачьем круге Единого Енисейского казачьего войска было принято обращение к Президенту страны с требованием привлечь к ответственности представителей городской и краевой власти.

Может, начнёт пробуждаться гражданское общество? Но в целом преобладают негативные тенденции. Я о многом ещё в «Российской газете» лет 7 назад в интервью говорил. И тогда предположил, что ещё 5–10 лет — и накроется благословенная стабильность при такой политике.

Какой выход? Поддерживать гражданскую активность населения. Кроме того, каждый должен на своём месте ответственно выполнять свой долг. Что бы мне ни говорили, я всегда буду отвечать: «Капля камень точит».





Top