Все новости » Новости мира » Азия » Война с ИГ в Интернете: западу не хватает быстрой реакции и эффективной тактики

Война с ИГ в Интернете: западу не хватает быстрой реакции и эффективной тактики

    Скриншоты блогов ИГ на Tumblr. Скриншот/Tumblr


    Сервис микроблогов Tumblr, который является собранием мемов с котами, трендов богемной моды и цитат рэперов, также содержит подробные инструкции о том, как можно помочь самопровозглашённому «Исламскому государству» в Ираке и Сирии. /epochtimes.ru/

    Иногда проходят месяцы, прежде чем Tumblr узнаёт об аккаунте ИГ и удаляет пользователя.

    Одна официальная страница ИГ с информацией о том, как можно финансировать «Исламское государство» или приютить в своём доме бойца ИГ, была доступна на Tumblr не менее трёх месяцев.

    По данным «Архива Интернета», страница ИГ в Tumblr появилась в мае или раньше. В июне пользователь социальной сети по имени Том Маршалл увидел эту страницу и сообщил о ней в поддержку Tumblr как о «блоге с пропагандой „Исламского государства“, который побуждает к насилию и незаконным действиям».

    Tumblr ответил, что сообщение получено, и они проверяют контент. Но блог не был удалён. В июле Маршалл снова написал в поддержку социальной сети. Через несколько недель Tumblr удалил блог ИГ.

    TM1-674x378

    Переписка Тома Маршалла с Tumblr. (Предоставлена Томом Маршаллом)

    Переписка Тома Маршалла с Tumblr. (Предоставлена Томом Маршаллом)

    Такая проблема существует не только у Tumblr. Вербовочные страницы ИГ появляются также в Twitter, Snapchat, Instagram, Facebook, Vine, YouTube, Reddit и на других ресурсах. Многие социальные сети неоперативно удаляют контент, пропагандирующий экстремистскую идеологию.

    В Google Play было доступно официальное приложение ИГ, и только через три месяца Google удалил его. Приложение связывало личные аккаунты сторонников ИГ в Twitter с отделом внешних связей ИГ. Приложение позволяло пользователям, скачивающим его, создавать автоматические сообщения в Twitter, содержащие ссылки, хэштеги и изображения с пропагандой ИГ.

    Приложение было продумано таким образом, что позволяло распространять сообщения в большом масштабе в обход алгоритма Twitter по обнаружению спама, сообщает The Atlantic.

    Социальные сети медленно реагируют на сообщения о террористических аккаунтах. Причина в том, что сайты ограничены сложными нюансами законности цензуры, а также долгим процессом оценки приемлемости содержания страниц, о которых сообщают в поддержку.

    Но в настоящее время количество террористических атак, совершаемых людьми с радикальными взглядами, сформированными через Интернет, увеличивается. В США количество арестов, связанных с террористической деятельностью, с сентября 2001 года возросло до беспрецедентного уровня. Поэтому некоторые люди считают, что социальные сети должны делать больше для предотвращения распространения экстремистского контента в Интернете.

    Волна онлайн-радикализации в США

    В 2015 году в США уже арестовано 56 человек за намерение вступить в ряды ИГ или оказывать им помощь. Это самое большое количество арестов за год, связанных с террористической деятельностью, после событий «11 сентября», по данным Программы по исследованию экстремизма Университета Джорджа Вашингтона.

    Карта США с обозначением, где были арестованы новобранцы, завербованные ИГ. На карте показан 71 арест. В 2015 году уже было арестовано 56 человек. Это самое большое количество арестов за год, связанных с террористической деятельностью, после событий «11 сентября». Иллюстрация: Университет Джорджа Вашингтона.

    Карта США с обозначением, где были арестованы новобранцы, завербованные ИГ. На карте показан 71 арест. В 2015 году уже было арестовано 56 человек. Это самое большое количество арестов за год, связанных с террористической деятельностью, после событий «11 сентября». Иллюстрация: Университет Джорджа Вашингтона.

    Во время обращения Барака Обамы в Овальном кабинете 6 декабря о меняющейся природе терроризма со времён «11 сентября», американский президент говорил о том, как виновные во взрывах на Бостонском марафоне и стрельбе в Сан-Бернардино стали радикалами через Интернет.

    «Так как Интернет стирает расстояние между странами, мы видим растущие усилия террористов, которые отравляют умы таких людей, как убийцы на Бостонском марафоне и в Сан-Бернардино», — сказал Обама в своей речи.

    Радикализация в Интернете — это новое явление, согласно докладу Международного центра по противодействию терроризму в Гааге.

    Десятилетиями исследования показывали, что террористам нужно было несколько лет, чтобы пройти через разные стадии радикализации, а также перед совершением актов насилия им нужен был физический контакт с вербовщиком.

    И лишь недавно радикализация молодёжи стала проходить намного быстрее. Скорее всего, это является результатом доступности радикальных материалов в социальных сетях.

    «Очевидно, что люди, которые ищут подтверждения своим мыслям, обнаружат, что Интернет может функционировать как эхо-камера для их уже экстремисткой идеологии», — говорится в докладе Международного центра по противодействию терроризму.

    Терроризм в Twitter

    Twitter является одним из наиболее популярных мест в Интернете для распространения радикальных идей. Террористы там очень хорошо организованы.

    В этой социальной сети существует как минимум 90 тысяч аккаунтов, поддерживаемых ИГ, утверждается в различных исследованиях. Некоторые аккаунты ИГ занимаются созданием контента, другие предназначены для репостов материалов, а третьи существуют, чтобы продвигать новые аккаунты удалённых пользователей.

    Не существует эффективных мер, которые могли бы воспрепятствовать связанным с ИГ пользователям, которых уже удалили, создать новые аккаунты.

    «Я видел аккаунты ИГ с 15 тысячами подписчиков, которые удаляли 17 раз. Через два или три дня аккаунт снова появлялся и снова с 15 тысячами подписчиков», — рассказывает Мэтью Коста, специалист по солнечной энергии, который в свободное время разыскивает страницы ИГ в Twitter.

    Коста — не хакер. Он занимается тем, что сообщает о радикальном контенте. С лета Коста сообщил в службу поддержки о тысячах аккаунтов ИГ. «В Twitter есть некоторые крупные игроки, которые находятся там уже слишком долго», — говорит он.

    «Проект против экстремизма» (The Counter Extremism Project), некоммерческая организация, занимающаяся противодействием экстремистским группам, запустила петицию, в которой просит Twitter поменять свою политику так, чтобы уже удалённым из соцсети экстремистам было сложно завести новые страницы.

    «Когда экстремисты празднуют создание своего сотого аккаунта, это говорит о том, что ваш подход не работает», — написал «Проект против экстремизма» в сообщении, адресованном соцсети Twitter, об аккаунте ИГ, который рассказывал о своём сотом возвращении в Twitter.

    На данный момент социальная сеть не приняла новую политику. Но у этого также есть и положительная сторона.

    Эрин Солтман, старший исследователь «Института стратегического диалога», сказала, что в большом количестве страниц ИГ на крупных социальных платформах есть позитивный момент.

    Общение террористов в социальных сетях может дать возможность разведывательным службам следить за ними.

    «Было бы хуже, если бы эти разговоры на радикальные темы перенесли на небольшие, нерегулируемые платформы, находящиеся в других странах», — говорит Солтман.

    Сбежавшие от террористов, или чем ответить ИГ в сети

    Ограничение доступа к экстремистским материалам поможет уменьшить распространение радикальных идей, но цензура не является единственным решением.

    Фарах Пандитх, бывший специальный представитель мусульманских общин в Государственном департаменте США, говорит, что существует острая потребность в действенных ответных мерах в Интернете.

    «Мы видим вербовку молодых людей онлайн, которая стремительно идёт на разных платформах, — сказал Пандитх на ток-шоу Брайана Лерера. — Но мы не видим какого-либо реального противодействия этому».

    «Они открыто ведут общение в реальном времени и там, где мы можем это наблюдать. Трагедия в том, что мы видим это, но у нас не хватает мобильности в широких масштабах противостоять сообщениям экстремистов», — говорит он.

    Существует потребность в более разнообразных и действенных ответных мерах и сценариях, которые смогут посеять семена сомнения в умах тех, кто раздумывает примерить на себя экстремистскую идеологию.

    Но такие сценарии сложно создать, и они могут иметь обратный эффект, если их источник будет недостаточно достоверным и авторитетным.

    Пропаганда ИГ сложна и разнообразна, она включает такие сценарии, как «вмешательство в гуманитарных целях», «мученичество», а также «защита„настоящего“ ислама». Разные сценарии находят отклик у разных людей, которые находятся в поиске самоопределения, смысла жизни, дружбы, романтики или приключений.

    Ответные сценарии и меры по противодействию должны быть индивидуальными. Для разных людей на разной степени радикализации подходят разные сценарии, созданные в противовес.

    Источник таких противоположных доводов является критически важным. Сценарии от западных правительств могут выглядеть как снисходительные.

    «Это похоже на то, как если бы они сказали: „Вы не знаете, как быть мусульманином, поэтому мы расскажем вам, как нужно“. Это деликатный вопрос», — говорит Эмерик Бернард-Джонс, соучредитель проекта FARO, целью которого является борьба против радикализации онлайн.

    Проект FARO проводит онлайн-кампанию, чтобы научить людей, как распознать, что человек рискует попасть в радикальную среду.

    Множество завербованных ИГ можно было бы удержать от поездки в Сирию или не дать им стать террористами-смертниками, если бы члены семьи или друзья увидели тревожные признаки и сообщили властям.

    Наиболее достоверным и авторитетным источником в противовес радикальной пропаганде были бы люди, завербованные ИГ, которые отказались от этой идеологии и сбежали оттуда, но их сложно встретить.

    Мало кто решается сбежать, потому что, если их поймают, то убьют. А те, кто смогли сбежать, рискуют столкнуться с судебным преследованием уже дома.

    Однако некоторым удалось вырваться.

    Международный центр изучения радикализации и политического насилия в Лондоне провёл исследование среди 58 бывших членов ИГ, которые рассказали о том, почему они сначала вступили в ряды ИГ, а потом сбежали оттуда.

    Многие присоединились к ИГ, так как верили в то, что мусульмане-сунниты в Сирии и Ираке подвергались угрозе этнических чисток. Из-за желания спасти этих людей они утвердились в ложном представлении, что если вступят в ИГ, то помогут разрешить гуманитарный кризис.

    Пропаганда ИГ утверждает, что западные СМИ лгут, и если завербованные присоединятся к ИГ, то будут вести духовно осмысленную жизнь, в которой будет место роскоши, любви и дружбе.

    Сбежавшие из ИГ были разочарованы неограниченным насилием, свидетелями которого они стали, — казнями членов ИГ и убийством женщин и детей. Они также видели, что в ИГ убивали и многих мусульман-суннитов.

    Они также разочаровались из-за низкого уровня жизни. Многие рассказали, что им было сложно справляться с ежедневными отключениями электричества, а машины и роскошная жизнь, которые им обещали во время вербовки, так и не стали реальностью.

    Однако эти истории не так широко известны в обществе. До тех пор, пока такие рассказы также не распространятся в соцсетях, западным странам будет сложно победить ИГ в Интернете.

    Версия на английском





    Top