Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Точка зрения » Японская учёная Эндо Хомаре: Коммунистическая партия Китая была в сговоре с японской армией

Японская учёная Эндо Хомаре: Коммунистическая партия Китая была в сговоре с японской армией


Коммунистическая партия Китая (КПК) не уставала уверять, что она стойко противостояла японскому агрессору, однако в книге японской учёной Эндо Хомаре «Мао Цзэдун вступил в сговор с армией Японии» вскрываются интересные факты. Мао, чтобы ослабить ГМД, отправлял своего лазутчика в японский МИД. Шпион продавал Японии данные военной разведки, полученные благодаря сотрудничеству КПК с ГМД. Пользуясь случаем, Мао укреплял силы КПК, готовясь к тому, чтобы позже разбить Национально-революционную армию. /epochtimes.ru/

Автор новой книги Эндо Хомаре — глава Центра международного обмена при Токийском университете социального благосостояния. На днях она дала интервью «Голосу Америки» о содержании новой книги и о том, как менялось её личное восприятие так называемого противостояния КПК японскому агрессору .

По её словам, из японских внутренних материалов и из мемуаров непосредственных участников тех событий она обнаружила, что КПК посылала своего агента Пань Ханьняня в шпионскую организацию «Резиденция Иваи» при Министерстве иностранных дел Японии, где тот контактировал с Иваи Эи. Иваи Эи написал мемуары «Вспоминая Шанхай», где исчерпывающе описал Пань Ханьняня, «пятерых двойных агентов» и прочее.

Кроме того, в музее истории дипломатии при японском МИДе Эндо нашла хранившиеся внутренние материалы того времени.

По словам учёной, Пань Ханьнянь по приказу Мао Цзэдуна продавал японской стороне данные военной разведки Гоминьдана, и в то же время просил Иваи о перемирии между КПК и японскими войсками. Это самое ошеломляющее открытие. Сам Иваи написал, что на него эта просьба КПК произвела глубочайшее впечатление.

Как отметила Эндо, сейчас КПК настойчиво уверяет, что Пань Ханьнянь, будучи разведчиком КПК, контактировал с японцами только для того, чтобы добыть сведения о японской армии. Однако Иваи работал в японском МИДе, он не принадлежал к военным, у него на руках не было никакой инсайдерской информации о японских вооружённых силах.

Поэтому после просьбы Пань Ханьняня о перемирии Иваи познакомил его с главным советником режима Ван Цзинвэя Кагесой Садааки . В свою очередь Кагеса представил его Ван Цзинвэю. Через этот канал Пань Ханьнянь и контактировал с Ван Цзинвэем. Это совершенно отличается от того, что рассказывает КПК, говорит Эндо.

Эндо Хомаре также поведала, что первоначальное намерение её исследования японо-китайской войны связано с тем, что она лично пережила Гражданскую войну между ГМД и КПК до того, как КПК захватила Китай. В то время город Чанчунь , в котором она жила, окружила армия КПК. В городе были израсходованы все запасы продовольствия. В 1948 году от голода в Чанчуне умерли сотни тысяч китайцев. В то время в городе было всего лишь несколько десятков японцев.

В 1984 году вышла книга Эндо на японском языке «Застава. Земля, из которой нет выхода». В начале 90-х, чтобы выпустить её в Китае, она перевела книгу на китайский, но КПК всё жёстче и жёстче ограничивала свободу слова. В конце концов исследовательница поняла, что пока в Китае у власти КПК, там никогда не будет общества со свободой слова. Поэтому она издала китайскую версию книги «Застава. Земля, из которой нет выхода» на Тайване.

Эндо говорит, что примерно в это время она освободилась от всех иллюзий по поводу режима КПК и начала тщательно исследовать, что из себя представляет КПК, как она приобрела силу, что именно сделал Мао Цзэдун во время японо-китайской войны, и в конце концов благодаря глубокому изучению документов и способности анализировать исследовательница узнала правду о том, что Мао вступил в сговор с японскими войсками.

С другой стороны, по сообщению «Международного радио Франции», спецагент КПК Пань Ханьнянь ежемесячно от Иваи Эи, дипломатического представителя Японии в Китае, лично получал финансовую поддержку, равнозначную 2000 гонконгских долларов. В 1939 году эти деньги были равнозначны 5-летней зарплате китайского чиновника полиции в Гонконге — японская сторона недёшево покупала сведения. Если бы Пань Ханьнянь не помогал японской стороне, не предоставлял всевозможную секретную информацию о китайской стороне, то такая щедрость японской стороны была бы бессмысленной.

Также Эндо отметила, что среди сведений, которые Пань Ханьнянь предоставил Иваи Эи, очень много относилось к данным военной разведки Национально-революционной армии . Поскольку в то время ГМД и КПК сотрудничали друг с другом, КПК могла довольно легко получать данные военной разведки ГМД. А эти сведения как раз очень нужны были Японии.

Исследовательница также вскрыла в своей книге, что Мао Цзэдун всё время очень хотел связаться с вернувшимся в Японию командующим оккупационными войсками генералом Ясудзи Окамурой. После того как КПК захватила власть в Китае, Мао пригласил его посетить Китай. Однако Окамура, который в то время уже дружил с Чан Кайши, отказался. Тогда Мао решил пригласить генерал-лейтенанта японских бывших оккупационных войск Эндо Сабуро и лично «поблагодарил японскую императорскую армию».

«Здесь Мао Цзэдун действительно говорил искренне», — отмечает Эндо Хомаре.

«При жизни Мао Цзэдун хранил гробовое молчание о Нанкинской резне . О годовщине победы в войне сопротивления японским захватчикам он не вспомнил ни разу, — напоминает читателям профессор Эндо. — На самом же деле ему была безразлична страна, тем более был безразличен народ, а важна только партия».

Версия на китайском 

Оцените статью:1 - плохо, не интересно2 - так себе3 - местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (8 голосов, среднее: 5,00из 5)
Loading...

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Спецтемы:


5
Top