Все новости » Китай » Общество Китая » Ярмарка запрещённых книг в Гонконге привлекла китайцев

Ярмарка запрещённых книг в Гонконге привлекла китайцев

    Фото: Yu Gang/Epoch Times


    Последние горячие темы, влияющие на политическое будущее Гонконга, были затронуты в июле на 25-й книжной ярмарке в Гонконге. Многие покупатели с материка, узнав о ярмарке, приехали, чтобы приобрести литературу, запрещённую в Китае.

    Самая большая в Азии книжная ярмарка была проведена в прошлом месяце в Гонконге. В ней приняло участие 570 экспонентов. Более миллиона человек посетили ярмарку. Центральное место занимали книги по политическим реформам, пекинская «белая книга» и «Занимайте центр».

    «Занимайте Центр»

    В июне канцелярия Госсовета КНР опубликовала «белую книгу», которая переосмысливала мини-конституцию Гонконга. Её суть заключалась в том, что автономия Гонконга зависит от прихоти Пекина.

    Движение «Занимайте центр любовью и миром» предложило провести акцию массового гражданского неповиновения в финансовом центре Гонконга, чтобы потребовать больших демократических изменений в системе голосования Гонконга.

    КПК пора на свалку

    Издание Subculture Newsroom напечатало в этом году 20 новых книг, девять из которых являются политическими комментариями. Глава издания Пэн Чжимин сказал «Великой Эпохе», что политические книги сложно продавать, учитывая цензуру компартии Китая (КПК). Тем более, что состояние со свободой прессы становится всё хуже. Однако он намерен продолжить печатание политических книг.

    «Прибыль или убыток — это не самое главное, — убеждён г-н Пэн. — Самое важное — это иметь свободу прессы в Гонконге, а также свободу слова. Нужно предоставить народу Гонконга возможность высказываться».

    В этом году г-н Пэн напечатал новую книгу под названием «Любовь к Гонконгу, а не к партийной “белой книге”». В ней перечисляются комментарии о политике правительства Гонконга за последние шесть месяцев.

    По мнению Пэн Чжимина, этот год, с политической точки зрения стал самым несчастным для Гонконга. Упрощённый китайский иероглиф «партия» на обложке книги вызвал гнев у многих гонконгцев.

    «Китайская культура имеет глубокие корни, — объяснил г-н Пэн. — Традиционный иероглиф “чёрный” встраивается в иероглиф “партия”, потому что партия — это не что-то честное и благородное».

    Кроме того, обложка книги изначально выглядит как мятая бумага, намекая, что КПК пора отправляться на свалку.

    Посетители с материка уносят чемоданы

    Книжная ярмарка привлекла также многих туристов с материка. Они собирались возле «запрещённых» книг. Некоторые просто читали, а другие набивали книгами большие чемоданы.

    Большой интерес вызвали рассказы о борьбе в Чжуннаньхай (китайский Кремль), а также серия книг о падении Чжоу Юнкана, опубликованных New Epoch Weekly. Санкционированное государством насильственное извлечение органов в Китае также стало горячей темой. Многие китайцы с материка фотографировали эти книги на мобильные телефоны.

    Г-жа Цзинь из провинции Цзянсу приобрела «Сборник очерков Бао Туна». Бао Тун был секретарём у бывшего лидера Китая, реформатора Чжао Цзыяна в 1980-х годах. Его вынудили оставить пост генерального секретаря КПК из-за его поддержки студенческого движения на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

    По словам г-жи Цзинь, аппарат пропаганды слишком сильно влияет на Центральное телевидение Китая: «Мы хотим немного глубже взглянуть в историю, увидеть немного больше и узнать больше правды».

    Она попросила продавца обернуть книгу в газету, надеясь, что это поможет спокойно пересечь границу с материковым Китаем.

    Г-н Ли и его жена приехали на ярмарку из Шэньчжэня. Он сказал, что они запланировали эту поездку уже давно. Когда его спросили об этом, он улыбнулся: «Вы сами знаете, почему». Его жена давно искала запрещённую цензурой литературу, такую как «Последний аристократ», «Чжан Ихэ» и так далее.

    Г-жа Дэн также приехала с материка, чтобы купить исторические биографии, напечатанные в Тайване. «Мы имеем право знать правду об истории, — заявила она. — Это читатели решат, чему надо верить, а не правительство».

     

    Версия на английском





    Top