Все разделы
Велика Эпоха мультиязычный проект, эксперт по Китаю
×
Все новости » Мнение » Интервью » Юрий Жулёв о пациентском сообществе и проблемах здравоохранения

Юрий Жулёв о пациентском сообществе и проблемах здравоохранения


Медицинская помощь должна быть доступна каждому, независимо от социального положения, количества денег и места жительства. Но как бывает на самом деле? О самых злободневных вопросах, связанных с реформами в здравоохранении, говорилось в ноябре на VI Всероссийском Конгрессе пациентов. /epochtimes.ru/

Более 20 лет назад в России появились первые пациентские объединения. Сейчас союз включает 15 пациентских организаций с общей численностью более 2 млн. человек. В интервью с сопредседателем Всероссийского союза Общественных объединений пациентов Юрием Жулёвым мы разговаривали о работе пациентских организаций. Эти сообщества решают вопросы, которые невозможно решить в одиночку. Они призваны помогать пациентам, особенно больным с тяжёлой формой инвалидности или с редкими заболеваниями.

— Юрий Александрович, как Вы оцениваете состоявшийся в ноябре VI Всероссийский Конгрессе пациентов? Были ли услышаны проблемы пациентского сообщества на фоне других проблем в здравоохранении?

Ю.Ж.: Не по всем моментам есть чувство удовлетворения, но это нормально. Не должно быть самоуспокоения. В этом году нам понравился контингент участников, у нас каждый конгресс расширяется количеством представителей пациентских организаций. Я рад, что он становится площадкой, который привлекает пациентское сообщество, мы не приглашаем самих пациентов на конгресс. Работа с пациентами имеет другие форматы. Для них открываются школы пациентов, где проходят семинары, где по каждому конкретному заболеванию пациентам разъясняют особенности заболевания, правила жизни, дисциплины, лечение. Их знакомят с экономическими, юридическими аспектами, а конгресс — это площадка, где возможен диалог представителей пациентских организаций и органов власти.

— Нет ли противоречий между пациентским сообществом и медиками в рассмотрении вопросов?

Ю.Ж.: Врачебное сообщество, фармацевтическая индустрия, пациенты — мы все являемся частью системы здравоохранения. В резолюцию мы включили самые животрепещущие вопросы по всем направлениям. Она размещена на сайте, далее начнётся диалог с Министерством здравоохранения РФ о возможности реализации тех позиций, которые были определены.

Об успешности работы конгресса можно будет судить по тому, сумеем ли мы что-то изменить в конкретной жизни. Мы затрагиваем вопросы системного подхода к решению проблем. Соответственно, решение этих вопросов потребует дополнительного серьёзного финансирования или изменения нормативной базы. Не факт, что все предложения будут приняты и утверждены, но отступать мы не собираемся. Некоторые позиции мы повторяем из года в год в повестке дня и продолжим это обсуждать до тех пор, пока проблемы не решатся.

— Удаётся ли Вам выстроить нормальные взаимоотношения с министерскими работниками, которых Вы называете властью?

Ю.Ж.: Многие отметили, что на этот раз дискуссия с представителями министерства получилась более живой и конструктивной. Мы старались сохранить деловой настрой, говорить без агрессии. Пришло понимание, что мы друг другу не враги. Это не означает, что каждая наша просьба или желание моментально исполняются. Министерство — это часть большого государственного бюрократического аппарата, где чиновник действует в системе нормативных документов, в системе политики.

Мы видели, с их стороны есть желание поддерживать диалог, обсуждать любые темы и по мере своих возможностей решать проблемы, которые мы озвучиваем. И это большой плюс. Если говорить о регионах, то там ситуация более сложная. Мы можем столкнуться с совершенно одиозной ситуацией, когда чиновник совершенно не хочет коммуницировать с представителями пациентского сообщества. Благодаря взаимодействию общественного контроля, советов общественных организаций по защите прав пациентов, власть в регионах подталкивают к такому диалогу. Но к сожалению, здесь присутствует и хамство, и нежелание идти на контакт и как-то обсуждать конкретные вопросы. Такое случается, мы боремся с этим явлением совместными усилиями, и в этой части поддержка федерального министерства крайне важна.

— Почему реформа в медицине вызывает много нареканий как среди медицинских работников, так и среди пациентского сообщества?

Ю.Ж.: Как и любая реформа, она не может вызывать однозначные чувства. Я бы отметил определённые позитивные моменты, касающиеся организационных изменений в системе оказания медицинской помощи.

Мы приветствовали стандарты, клинические рекомендации. Мы видим шаги по изменению в организации высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) с применением высоких медицинских технологий для лечения сложных заболеваний. Некоторые моменты радуют, некоторые огорчают. Радует увеличение финансирования высокотехнологичной медицинской помощи. Наравне с этим появилась конкуренция, которая позволяет любому медицинскому учреждению претендовать на получение этой лицензии. Во всех регионах появляются областные краевые республиканские больницы, которые лицензируются по определённым видам ВМП. Если раньше у пациента не было альтернативы, было всего один-два центра, теперь появляется выбор клиники.

Мы давно уже говорим о лекарственном обеспечении. Программа дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) реализуется на территории РФ с 1 января 2005 г. (Федеральный закон от 22.08.2004 № 122-ФЗ). Расчёты были одни, затраты другие, нужно пересмотреть стандарты оказания медицинской помощи, заложенные под эту программу.

С 2008 года в Российской Федерации реализуется государственная программа «Семь нозологий». В соответствии с ней лекарственные средства, предназначенные для лечения больных заболеваниями, требующими дорогостоящего лечения, централизованно закупаются за счёт средств федерального бюджета. К ним относятся больные гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, злокачественными новообразованиями лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей, рассеянным склерозом, а также люди, нуждающиеся в иммунодепрессантах после трансплантации органов.

Раньше это была совершенно закрытая информация для пациентов, и мы не знали порядка и критериев формирования этих перечней. Теперь мы можем участвовать в процедуре внесения изменений во все эти программы.

Есть ещё вещи, над которыми нужно много работать. Пациенты не знают о возможности права выбора лечебного учреждения, и регионы навязывают им клиники, которые ближе всего в этом регионе. Получается, что высокопрофессиональные федеральные клиники с богатой историей не загружены до конца. Они даже обращаются в пациентскую организацию, чтобы исправить эту ситуацию. Это клиники в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Москве. Информирование в этой области очень слабое. А ведь речь идёт о бесплатной медицинской помощи.

Сейчас повсеместно происходит закрытие мелких поликлиник, больниц. Нам говорят: «Вы не волнуйтесь, ведь построены многопрофильные центры», на что пациенты отвечают: «Оставьте мою больницу и моего врача, которого я знаю всю жизнь».

— Реформа в здравоохранении уже запущена, что следует улучшить в первую очередь?

Ю.Ж.: Самое первое, мы призываем тех, кто этим занимается, позаботиться о транспортной доступности населения к этой помощи, чтобы не надо было везти больного за тридевять земель от дома. Реформы в медицине также коснулись подхода к оказанию скорой помощи.

Мы хотели бы обратить внимание на нормы Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Они очень жёсткие, со ссылкой на них, отсеивается огромное количество вызовов «скорой медицинской помощи», потому что нет угрозы для вашей жизни.

Во-вторых, «скорая помощь» не очень хорошо себя чувствует в системе обязательного медицинского страхования. Система не учитывает специфику «скорой помощи». По этому вопросу мы будет развивать диалог и дальше.

С другой стороны, тарифы в системе медицинского страхования крайне низки, они не отвечают современным реалиям ни по лабораторным работам, ни по консультированию специалистов. Для экономии средств сейчас проводится определённая работа по изменению тарифов. К примеру, приём врача стоит 25-100 руб. (я говорю о тарифах фонда обязательного медицинского страхования), который оплачивает больнице эти услуги. Если говорить об исследованиях, то тариф не то, что не покрывает заработной платы, он не покрывает даже стоимость реактива, который нужен на это исследование, вследствие чего у больниц растёт дефицит средств.

Спрашивается, что делать больнице? — Только уменьшить количество оказываемых услуг, развивать платные медицинские услуги. Нас это категорически не устраивает. Если мы переводим лечение в рамки обязательного медицинского страхования, и бюджет увеличивается, то должен быть процесс повышения тарифов ОМС.

Этот процесс очень сложный, потому что федеральных тарифов не существует, существуют только региональные. Минздрав пытается отрабатывать и внедрять клинико-статистические группы, сделать некое обобщение, дать рекомендации, но пока это на уровне эксперимента.

Есть ещё негативная сторона этого процесса. За счёт уменьшения доступности и качества бесплатной медицины растёт плата за медицинские услуги. Например, УЗИ бесплатно можно сделать через неделю в порядке очереди, а платно — хоть сейчас. Конечно, такой подход никуда не годится.

— А как можно проследить эту ситуацию, есть ли контроль над этим?

Ю.Ж.: Сегодня эта система совершенно закрыта. Одна из наших задач — сделать её прозрачной. И формирование очереди, и распределение времени, и графики. Моя идея состоит в получении от медицинского учреждения обязательного письменного отказа от предоставления бесплатной услуги с обоснованием причин. Я 25 лет посвятил защите прав пациента, живу с диагнозом гемофилия, поэтому с полным правом говорю — нельзя оставлять такие вещи. Если система виновата, её надо менять.

— Решение этих вопросов ведь не снимет вопрос об ответственности пациента? Как с этим быть, если 80% населения занимается самолечением?

Ю.Ж.: Такая проблема действительно есть, и решать её надо комплексно. Некоторые моменты юридически уже решены, но не реализуются на деле. Ведь список безрецептурных лекарств очень ограничен, и если государство хочет регулировать этот процесс, оно должно более жёстко подходить к рецептурному отпуску препаратов.

С другой стороны, возникнут огромные очереди к врачу за рецептом, что вызовет недовольство у населения, которое привыкло лечиться самостоятельно. Важно говорить об этой проблеме в СМИ, в школах пациентов, врачам. Сейчас лечение переводят из больниц домой, где пациент сам себе хозяин. Важное значение приобретает коммуникация врач—пациент. Но у врача нет времени объяснять пациенту дисциплину лечения, правильный образ жизни. Этим могла бы заниматься медсестра, но нынешняя система здравоохранения низводит медсестру до машины по проведению каких-то процедур. Это вам не западная система, где медсестра — полноценный друг больного, которая может провести приём, дать определённое консультирование и сама решить, к какому специалисту пациента направить. Можно говорить об этом только тогда, когда мы в системе здравоохранения изменим подход к роли медсестры, что потребует обучение медсестёр.

— Чем грозит пациенту уменьшение стационаров, увеличение амбулаторных приёмных?

Ю.Ж.: Должен быть найден баланс, действовать надо очень осторожно. Процесс перехода от стационара в амбулаторный режим правильный. Но есть такие факты, когда смотрят не на человека, не на его состояние, а на время. Увы, в практике такое случается. Жёсткие стандарты иногда подталкивают врача к выписке пациента, хотя он ещё не долечился.

— Какой Вы видите нашу медицину на пути гуманизации в оказании медицинской помощи пожилым пациентам?

Ю.Ж.: Это действительно большая проблема, когда ни больницы, ни «скорая помощь» пожилым людям не хотят оказывать помощь. Власти должны обратить внимание на здоровье пожилых людей. В этом вопросе надо менять подход к пенсионерам в целом. Ведь они являются почётными гражданами нашего общества, которые приложили много сил, чтобы страна развивалась. Государство должно изменить нормативный подход в этой сфере. Необходимо разработать специальное решение для лечения пациента пожилого возраста. Здравоохранение — очень щекотливая сфера, все мы, живущие на Земле, будем пациентами, никто не сможет избежать этого.

Оцените статью: 1 - плохо, не интересно2 - так себе, можно почитать3 - средне, местами интересно4 - хорошо, в общем не плохо5 - супер! так держать! (нет голосов)
Loading...

Спецтемы:


Top