Все новости » Мнение » Точка зрения » Закройте — дует!

Закройте — дует!

Мировые эксперты вычислили, кто открыл дверь для поставок незаконного леса из Приангарья в Японию



Мировые эксперты вычислили, кто открыл дверь для поставок незаконного леса из Приангарья в Японию

Международная некоммерческая организация Агентство экологических расследований (Environmental Investigation Agency, EIA) в очередной раз обратилась к проблеме импорта нелегального российского леса за рубеж. Прошлогодние изыскания касались «чёрной» древесины, которая идет из Хабаровского края через Китай в США. На этот раз EIA выявила незаконные цепочки поставок из Иркутской области в Японию. Результатом этой работы стал отчёт «Открытая дверь: Япония продолжает попустительствовать импорту нелегальной древесины из России». «Российские лесные вести» изучили документ и нашли в нём немало интересного.

«Сань Ся» — незаконный русский лес для японских домов

Путешествуя по Приангарью, эксперты EIA играли роль «западных импортёров». Защитники природы встречались с китайскими арендаторами и скупщиками незаконно заготовленного леса. По сути, сведения, добытые ими, уникальны, поскольку представляют собой подробное объяснение теневых схем поставок древесины, что называется, от первого лица.

«Информаторами» стали руководители крупной китайской фирмы «Сань Ся». По признанию самих экологов, они продемонстрировали глубокое понимание повсеместного характера распространения незаконных рубок в регионе. В Сибири «Сань Ся» арендует лесные участки, владеет множеством лесообрабатывающих заводов и ежегодно экспортирует в Китай около 40 тысяч кубометров сосновых брёвен и досок. По словам вице-президента компании г-на Лю, около 90% этой древесины впоследствии идет на производство товаров для японского рынка. Руководители «Сань Ся» в Иркутске объяснили экспертам EIA, что почти всю свою древесину они закупают у местных российских поставщиков. Те же, в свою очередь, проводят рубки в ближайших лесах. Как утверждают бизнесмены из КНР, 50-­80% этой древесины заготовлено незаконно.

Аренда как прикрытие

Компания «Сань Ся» владеет пилорамой примерно в 100 км к северо-западу от Иркутска. Об особенностях китайского лесного бизнеса в Приангарье эксперту EIA рассказал г-н Сюй, начальник этого предприятия.

«Сань Ся» недавно инвестировала средства в аренду лесного участка площадью 600 тысяч гектаров совместно с другой китайской компанией, «Я Бао». Договор даёт партнёрам право вырубить 1,4 миллиона кубометров в течение 49 лет. Однако, по словам директора пилорамы, на практике количество экспортируемого леса по документам зачастую в разы превышает допустимые объёмы для этого участка.

«Наша аренда дает нам право вырубить всего 1,4 миллиона кубометров. Каждый год разрешается рубить более 30 тысяч кубометров. На самом деле, даже если мы вырубим 80 тысяч кубометров, кто это проверит?» — г-н Сюй дал понять экспертам, что в действительности основной целью аренды участка для «Сань Ся» является не проведение там рубок, а получение документации для отмывания незаконно заготовленной древесины.

Прибыль за счёт «отходов»

На второй день пребывания экспертов EIA на иркутском предприятии «Сань Ся» местные партнёры компании организовали поездку на тот самый арендованный участок в горах в 30 км к югу от главной трассы. Провожать их вызвался местный житель, проработавший в лесной отрасли более 30 лет.

Во время поездки экологи заметили, что значительная часть аренды «Сань Ся» была вырублена в течение предыдущих десятилетий, остались только небольшие участки спелого, здорового леса. В основном рядом с речками или на крутых склонах, где лесозаготовки всегда были и остаются ограниченными или запрещёнными. В распоряжении партнёров «Сань Ся» находится бригада лесорубов, которая активно заготавливает лиственницу и сосну на этой территории. Местный представитель пояснил, что они имеют возможность рубить здоровые деревья в таких охраняемых зонах с помощью разрешения на проведение «санитарных рубок» или «рубок ухода». Получили они это разрешение достаточно просто: заплатили местному эксперту, чтобы тот подписал акт проверки, подтверждающий наличие большого количества умирающих деревьев, нуждающихся в вырубке. После этого компания смогла заготавливать здоровый, высококачественный лес и экспортировать его под этими разрешительными документами.

Более того, местные руководители арендного участка компании «Сань Ся» заявили, что с лесосеки вывозится только самая качественная часть дерева, а остальное остаётся гнить. «Чтобы рубить лес и получать прибыль, надо брать только лучшую часть дерева. Всё остальное мы оставляем гнить в лесу. Отходы составляют 25­-30%. Вообще, то, что мы оставляем в лесу, может быть использовано, но мы это просто выбрасываем», — пояснил один из представителей фирмы.

Г-н Сюй, начальник пилорамы «Сань Ся» в Иркутской области, объяснил, что покупает древесину почти исключительно у местных лесорубочных бригад «потому, что в этом районе работает множество мелких компаний, выживающих за счет незаконной заготовки и продажи древесины. Так что если у вас достаточно денег, то всегда можно купить, и проблем с запасом не будет». В ответ на вопрос, насколько распространена практика закупок незаконно заготовленной древесины у частных бригад, г-н Сюй ответил: «Минимум 80%».

Руководство фирмы «Сань Ся» продемонстрировало четкое понимание того, что большая часть древесины, купленной у местных бригад, имеет незаконное происхождение, отмечается в отчете EIA.

Руби — не хочу

В качестве другого примера теневых схем эксперты приводят временные склады, расположившиеся вдоль главных дорог региона. Там местные лесорубы продают лесоматериалы китайским скупщикам. В связи с незаконным характером как самого товара, так и заключаемых сделок это очень опасная торговля. Владелец другой китайской пилорамы в 200 км к западу от предприятия «Сань Ся», г-н Пань, описал такие склады следующим образом: «Я три года работал на одну компанию, которой владел человек с юга Китая, и вся покупаемая ими древесина была «чёрным лесом». Каждый день мы выезжали с наличными скупать лес, иногда нас грабили… три раза грабители наставляли на меня пистолет!»

Как и многие другие, г-н Пань теперь нанимает местного русского посредника, чтобы скупать древесину у лесорубочных бригад. Он рассказал экспертам EIA, что покупает около половины своей древесины у 4­5 постоянных поставщиков (арендаторов), которые, по его словам, рубят примерно на 50% больше леса, чем им разрешено по документам. Вторая половина его древесины — это «чёрный лес», скупленный у мелких лесорубочных бригад. Если эти бригады не могут предоставить разрешительные документы на рубки, то посредник г-на Пань просто распечатывает фальшивый документ и платит местному леснику за официальную печать примерно 3­6 долларов за куб. Когда специалисты EIA спросили г-на Паня, какая часть покупаемой им древесины имеет незаконное происхождение, он ответил просто: «Почти вся».

Древесина, которую «Сань Ся» покупает у местных бригад, должна быть тем или иным образом легализована. Для этого компания может использовать разрешительные документы на свою лесную аренду, а иногда местные предоставляют документацию сами. Часто это разрешения на заготовки для нужд местного населения. Такие документы разрешают заготовку небольших объёмов древесины на строительство, ремонт или отопление домов, но их используют для прикрытия незаконных промышленных рубок леса на экспорт. Г-н Сюй объяснил весь процесс: «Смотрите, мы покупаем древесину у мелких частных поставщиков, и их очень много. Эти мелкие поставщики, например, получают разрешение рубить 125 кубометров в определенном месте — 75 кубометров для строительства и остальной объем на дрова. Но на самом деле они могут вырубить более 1000 кубометров, а во время проверки всегда показывать один и то же документ».

Г-н Цюй продолжил: «Когда государство даёт им разрешительный документ, это своеобразная «аренда». В течение срока этой «аренды» они могут рубить, сколько хотят».

Г-н Цюй рассказал представителям EIA, как однажды глава местной «лесной полиции» поймал его во время скупки незаконно заготовленной древесины. «В результате он хотел денег. Он сказал, что я нарушил закон, но мы хорошо друг друга знали, поэтому я просто должен был купить ему две тонны бензина. Я дал ему 50 тысяч рублей на две тонны бензина». Г-н Цюй сказал, что они с главой местной лесной полиции до сих пор остаются в хороших отношениях, и после этого у него не было никаких проблем.

Такое глубокое понимание незаконных и коррупционных процедур на востоке России распространено не только среди тех, кто работает на местах, утверждают в EIA. Вице-президент «Сань Ся», г-н Лю, во время встречи в своем офисе в приграничном китайском городе Маньчжурии тоже продемонстрировал хорошую информированность о незаконном происхождении древесины, полученной от местных лесорубочных бригад: «Скупать древесину у местных незаконно, но если вас не поймали на месте, можно просто сказать, что это ваш лес». По его словам, рубить лес на чужом участке невозможно, но можно скупать его у местных, которые это делают. «Нельзя рубить чужие деревья, но можно купить ворованный лес у русских», — заявил бизнесмен из КНР.

Агентство экологических расследований (Environmental Investigation Agency, EIA) основано в 1984 году Дейвом Карри, Дженнифер Лонсдейл и Алланом Торнтоном, активистами из Великобритании. Главная цель организации состоит в том, чтобы исследовать и пресекать преступления против дикой природы и окружающей среды. Члены EIA работают по всему миру. Собранные доказательства они представляют в виде отчетов в средствах массовой информации. Агентство работает по нескольким основным направлениям: борьба с незаконными рубками, незаконной торговлей слоновой костью, коммерческой охотой на китов.

 

Источник: Российские лесные вести

 





Top