Все новости » Китай » Экономика Китая » Западные компании в Китае страдают неосознанно

Западные компании в Китае страдают неосознанно



Мы все знаем расхожее мнение о положении западных компаний в Китае: их очень уважают, западных бизнесменов встречают с распростёртыми объятиями и так далее. Но реальность далека от этого представления.

Последние несколько месяцев были особенно трудными. В Китае началась антимонопольная кампания, в которой пострадало, как минимум, 30 иностранных фирм. Среди них были такие известные, как Microsoft, JP Morgan Chase и британская фармацевтическая компания GlaxoSmithKline.

Китайские регуляторы заявили, что они нарушили антимонопольное законодательство 2008 года. Но у сотрудников этих компаний было ощущение, что проверки имели мало общего с законом.

Всё о «гуаньси»

Так почему же тяжёлые времена для западных компаний наступили именно сейчас? Чтобы лучше разобраться в этом вопросе, нужно раскрыть очень важное понятие, о котором большинство западных фирм мало что знают, это «гуаньси». Так же, как и политика, китайский бизнес во многом зависит от «гуаньси» — личные отношения, связи, «крыша» и так далее. При ведении бизнеса в Китае надо иметь влиятельных знакомых, которые помогают решать проблемы.

Если у вас хорошие «гуаньси», то всё решаемо. Конечно, для этого, возможно, придётся постоянно давать взятки влиятельным знакомым, а также другим потенциально нужным людям, но только так можно вести бизнес в Китае. Западные компании в Китае испытывают трудности не из-за взяточничества и коррупции. Их обвиняют в другом: нарушении ценообразования и доминировании на рынке.

Есть разные мнения о том, почему это происходит: для защиты отечественных китайских компаний, или контроля цен в политически чувствительных отраслях. Есть предположение, что китайские чиновники всё чаще используют в своих целях инструменты регулирования, с помощью которых управляются рынки в других странах. Торговая палата США опубликовала доклад, в котором заявила, что китайские антимонопольные следователи работают таким образом, что западным руководителям трудно понять и адаптироваться к их подходу. Другими словами, они не имеют ни малейшего представления о том, что происходит.

Однако есть один момент, который может прояснить ситуацию, — многие из зарубежных компаний, в отношении которых недавно начались проверки, имели тесные связи с Цзян Цзэминем, бывшим лидером Китая и руководителем политической фракции, которая сейчас борется не на жизнь, а на смерть, с нынешним председателем КНР Си Цзиньпином и его сторонниками.

Си после прихода к власти начал антикоррупционную кампанию, которая в основном поражала ключевых членов фракции Цзяна. Совсем недавно оказались под следствием бывший глава аппарата безопасности Чжоу Юнкан и глава контрразведки Ма Цзянь.

Недавно начатая антимонопольная кампания является ещё одним фронтом в войне Си против Цзян Цзэминя и его политических союзников. Она направлена на то, чтобы лишить Цзяна финансовой поддержки, и западные компании неосознанно попали в эту междуусобицу.

Дело Microsoft

Давайте рассмотрим случай Microsoft. В 2007 году Билл Гейтс, основатель Microsoft, был вполне оптимистичен в отношении бизнеса в КНР. Он сказал: «У нас замечательные позиции в Китае, и мы ожидаем большой рост каждый год в течение следующих пяти лет».

Билл Гейтс впервые посетил Китай в 1994 году и встретился с тогдашним лидером Цзян Цзэминем. Встреча прошла не очень хорошо. Только к 2003 году у Гейтса и Цзяна наладились более тёплые отношения.

На встрече в феврале 2003 года, широко освещавшейся в СМИ, они беседовали как «настоящие друзья». В конечном итоге, сын Цзяна Цзэминя, Цзян Мяньхэн, стал участвовать в бизнесе Microsoft. Он владеет 50% акций веб-портала MSN в Китае (поисковая система Microsoft) через свою компанию Shanghai Alliance Investment.

Между фракцией Цзяна и Microsoft наладились и другие связи. Государственная Национальная нефтегазовая корпорация (National Petroleum Corporation), которую ранее возглавлял Чжоу Юнкан, использовала сервис электронной почты Microsoft.

Однако в начале этого года корпорация переключилась на местного провайдера. В июле прошлого года почти 100 следователей неожиданно нагрянули в четыре различных офиса Microsoft, требуя предоставить договора, финансовые документы, сообщения электронной почты и так далее. Затем компанию обвинили в уклонении от уплаты налогов на сумму $140 млн.

В консалтинговой фирме Accenture, сотрудничавшей с Microsoft в Даляне, где были сильны позиции фракции Цзяна, также был произведён обыск.

Очевидно, что не весь успех Microsoft в Китае связан с влиянием Цзяна. Но, как и многие западные компании, она всё ещё находится в неведении о том, как действительно работают вещи в Китае. Конечно, Билл Гейтс встречался с Си Цзиньпином. Он также встречался с Ху Цзиньтао. Но в Китае всё не так, как, например, в США, где вы можете встретиться с Джорджем Бушем, а затем четыре года спустя встретиться с Бараком Обамой, и это будет восприниматься совершенно нормально.

Из-за недопонимания концепции «гуаньси» западные компании бывают дезориентированы в Китае. Билл Гейтс может сидеть напротив Си Цзиньпина и думать: «Здорово, я встречаюсь с китайским лидером. Это будет хорошо для бизнеса». В то время как Си думает: «Вы попали в Китай благодаря моему злейшему врагу». В принципе, Гейтс для Си навсегда останется приятелем Цзяна.

Другие случаи

Нечто похожее случилось и с другими компаниями.

Qualcomm является телекоммуникационной компанией из Калифорнии. В 2012-2013 годах, непосредственно перед началом впечатляющего краха фракции Цзяна, почти половина доходов Qualcomm поступала из Китая.

Начать бизнес в КНР было сложно. В конце 90-х годов Билл Клинтон лично расхваливал Цзян Цзэминю достоинства компании. Теперь антимонопольные органы наложили на Qualcomm большие штрафы и заставили снизить лицензионные сборы.

Автомобильная промышленность также была поставлена с ног на голову. Цзян начал свой карьерный рост на государственном Первом автомобильном заводе (FAW, First Auto Works) в Чанчуне. Его сын Цзян Мяньхэн возглавляет другой китайский автогигант — Шанхайскую автомобильную промышленную корпорацию (SAIC, Shanghai Automotive Industry Corporation). Они имеют совместные предприятия с General Motors, Volkswagen (Audi), а через дочерние компании — с Mercedes-Benz. На данный момент 50 руководящих сотрудников FAW оказались под следствием в ходе антикоррупционной кампании Си Цзиньпина. Иностранные автомобильные компании, как-то связанные с SAIC, пострадали от руки антимонопольных органов, а некоторые были оштрафованы за «ценовой сговор».

Однако нападение Си на фракцию Цзяна не ограничивается лишь иностранными компаниями. Пострадали даже подразделения самих антимонопольных ведомств. В Китае есть три учреждения, которые проводят проверки: Госкомитет по вопросам развития и реформ, Министерство коммерции и Главное государственное управление торгово-промышленной администрации КНР.

Госкомитет и Министерство были очищены от членов фракции Цзяна ещё до начала антимонопольных расследований. Эти учреждения ранее были хранителями богатств сторонников Цзяна, а теперь там всё наоборот. Бывший заместитель председателя Госкомитета по вопросам развития и реформ Лю Тенань, который считался финансовым менеджером фракции Цзяна, теперь осуждён за взяточничество. Все его активы изъяты, а он приговорён к пожизненному заключению.

Мораль всей этой истории в следующем: будьте осторожны, когда устанавливаете «гуанси» (отношения) с Цзяном и его союзниками, которые контролировали власть в течение многих лет. Закрытая система коммунистической партии Китая не позволяет ясно видеть, кто сейчас находится в группе риска. Даже премьер-министр Канады Стивен Харпер встречался с явным нарушителем прав человека Бо Силаем (бывший мэр Чунцина и член Политбюро ЦК КПК) в тот момент, когда было очевидно, что его собираются арестовать.

Китай под властью коммунистической партии стал ужасно сложным обществом. Западные компании, которые слепо ищут дорогу на китайском рынке, могут оказаться на плахе, даже не осознавая, что произошло. Поэтому очень важно иметь информацию не только из официальных источников.

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и необязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

 

Версия на английском





Top