Колонна танков Народно-освободительной армии Китая проходит перед площадью Тяньаньмэнь в Пекине 1 октября 1999 года во время парада в честь национального дня. Robyn Beck/AFP via Getty Images | Epoch Times Россия
Колонна танков Народно-освободительной армии Китая проходит перед площадью Тяньаньмэнь в Пекине 1 октября 1999 года во время парада в честь национального дня. Robyn Beck/AFP via Getty Images

100 лет компартии Китая — столетие убийств и обмана

Автор: 02.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Примечание редактора: Некоторые части этой статьи содержат описание пыток и других форм жестокого обращения, унижающих человеческое достоинство.

Основанная в июле 1921 года, коммунистическая партия Китая (КПК) на протяжении столетия сеяла смерть и разрушения в стране.

Вооружившись марксистской идеологией «борьбы» в качестве своего руководящего принципа, КПК начала множество движений, нацеленных на уничтожение длинного списка вражеских групп: шпионов, помещиков, интеллектуалов, нелояльных чиновников, студентов, выступающих за демократию, верующих и этнических меньшинств.

В каждой кампании целью партии было создание «коммунистического рая на Земле». Но снова и снова результаты были одинаковыми: страдания и гибель миллионов людей. Тем временем несколько элитных партийных чиновников и их семьи получили невероятную власть и разбогатели.

Более 70 лет партийного правления привели к убийству десятков миллионов китайцев и разрушению 5000-летней культуры.

В то время как Китай в последние десятилетия добился экономического прогресса, КПК сохраняет свою природу марксистско-ленинского режима, стремящегося укрепить свою власть над Китаем и всем миром. Миллионы верующих, представителей этнических меньшинств и диссидентов по-прежнему жестоко репрессируются сегодня.

Ниже приводится краткое изложение основных злодеяний, совершённых КПК за её 100-летнюю историю.

Инцидент с Антибольшевистской лигой

Менее чем через десять лет после основания партии Мао Цзэдун, в то время глава контролируемой коммунистами территории в провинции Цзянси на юго-востоке Китая, начал политическую чистку своих соперников, известную как инцидент с Антибольшевистской лигой. Мао обвинил своих соперников в работе на Антибольшевистскую лигу, разведывательное управление партии Гоминьдан, которая в то время было правящей партией в Китае.

В ходе чистки были убиты тысячи красноармейцев и членов партии.

Кампания продолжительностью в один год началась летом 1930 года и стала первой в серии движений, возглавляемых лидером-параноиком, которые со временем становились всё более кровавыми и масштабными. Массовые убийства продолжались до смерти Мао в 1976 году.

Хотя нет никаких записей, точно показывающих, сколько членов КПК было убито во время кампании, китайский историк Го Хуа написал в статье 1999 года, что за месяц было убито 4400 из 40 тыс. служащих в Красной Армии, включая десятки военачальников. За несколько месяцев комитет КПК на юго-западе Цзянси убил более 1 тыс. своих невоенных членов.

В конце движения комитет КПК Цзянси сообщил, что от 80 до 90% должностных лиц КПК в регионе были обвинены в шпионаже и казнены.

Члены семей высокопоставленных чиновников также преследовались и были убиты, говорится в докладе. Методы пыток, применяемые к членам партии, по словам Го, включали сжигание их кожи, отрезание грудей у женщин и засовывание бамбуковых палок под ногти.

Движение за исправление Яньаня

Став лидером партии, Мао в 1942 году положил начало Движению за исправление Яньаня — первому идеологическому массовому движению КПК. На базе КПК в уединённом горном районе Яньань на северо-западе провинции Шэньси Мао и его сторонники использовали ту же тактику обвинения своих соперников в шпионаже, чтобы убрать неугодных высокопоставленных партийных чиновников и членов партии.

Всего было убито около 10 тыс. членов КПК.

Во время этого движения людей пытали и заставляли признаться в том, что они шпионы, написал Вэй Цзюньи в своей книге 1998 года.

«Все стали шпионами в Яньане, от учеников средней школы до учеников начальной школы, — написал Вэй, который в то время был редактором государственного информационного агентства «Синьхуа». — 12-летние, 11-летние, 10-летние, даже 6-летний шпион был обнаружен!»

Трагическая судьба семьи Ши Бофу, местного художника, описана в книге Вэя. В 1942 году партийные чиновники внезапно обвинили Ши в шпионаже и задержали его. В ту ночь жена Ши, не в силах смириться с неизбежным смертным приговором мужу, убила двух своих маленьких детей и покончила с собой. Несколько часов спустя чиновники обнаружили их тела и публично заявили, что жена Ши испытывала «глубокую ненависть» к партии и народу, следовательно, заслуживала смерти.

Земельная реформа

В октябре 1949 года КПК взяла под контроль Китай, и Мао стал первым лидером режима. Несколько месяцев спустя в ходе первого движения режима, названного Земельной реформой, Мао мобилизовал беднейших крестьян страны для насильственного захвата земли и имущества тех, кого считали землевладельцами, многие из которых были просто более обеспеченными крестьянами. Миллионы погибли.

Мао в 1949 году обвинили в том, что он диктатор, и он признал это.

«Мои дорогие господа, вы правы, это именно то, что мы есть», — написал Мао, согласно China File, журналу, опубликованному Центром по американо-китайским отношениям в Азиатском обществе.

По мнению Мао, коммунисты, находящиеся у власти, должны быть диктаторами над «бегущими собаками империализма», «классом помещиков и бюрократов-буржуев» и «реакционерами и их сообщниками», которые были связаны с оппозиционной партией Гоминьдан.

Конечно, коммунисты сами решали, кого считать «бегущей собакой», «реакционером» или «помещиком».

«Многие жертвы были забиты до смерти, а некоторые застрелены, но во многих случаях их сначала пытали, чтобы заставить раскрыть свои активы — реальные или воображаемые», — говорит историк Фрэнк Дикёттер, который тщательно описал жестокость Мао.

В книге 2019 года «Кровавая красная земля» рассказывается история Ли Мана, выжившего землевладельца из Чунцина на юго-западе Китая. После прихода КПК к власти официальные лица заявили, что семья Ли спрятала 1,5 тонны золота. Но это было неправдой, так как семья обанкротилась много лет назад из-за наркомании отца Ли.

Не найдя золота, красноармейцы зверски пытали Ли.

«Они сняли с меня одежду, привязали руки и ноги к столбу. Затем обвязали верёвкой гениталии и привязали камень к моим ногам, — рассказал Ли. Он сказал, что затем они привязали верёвку к дереву. — И тут же из моего пупка хлынула кровь».

Ли был спасён партийным чиновником, который отправил его в дом врача китайской медицины. Даже после тяжёлых травм внутренних органов и гениталий Ли всё ещё считал себя счастливчиком. Десять человек, которых пытали одновременно с Ли, погибли. За следующие несколько месяцев близкие родственники Ли и члены его большой семьи будут замучены до смерти, один за другим.

В результате пыток Ли, которому в то время было 22 года, потерял своё мужское достоинство. Во время последующих репрессивных кампаний КПК его пытали ещё несколько раз, из-за чего он ослеп.

Большой скачок

Мао начал «Большой скачок» в 1958 году, четырёхлетнюю кампанию, целью которой было увеличение производства стали при одновременной коллективизации сельского хозяйства. Чтобы, как гласит лозунг Мао, «превзойти Британию и догнать Америку».

Крестьянам было приказано строить на заднем дворе печи для производства стали, поэтому сельскохозяйственные угодья были в полном запустении.

Более того, чрезмерно усердные местные чиновники, которые боялись быть заклеймёнными как «отстающие», установили нереально высокие квоты на сбор урожая. В результате крестьянам нечего было есть, потому что большую часть своего урожая они сдали в качестве налогов.

За этим последовала самая страшная рукотворная катастрофа в истории — голод, от которого десятки миллионов людей умерли с 1959 по 1961 год.

Голодающие крестьяне стали питаться дикими животными, травой, корой и даже каолинитом, глинистым минералом. Крайний голод также довёл многих до каннибализма.

Известны случаи, когда люди ели трупы незнакомых людей, друзей и даже членов семьи, а родители убивали своих детей на съедение.

Джаспер Беккер, который описал «Большой скачок» в рассказе «Голодные призраки», сказал, что китайцы были вынуждены заниматься — от крайнего отчаяния — продажей человеческой плоти на рынке и обменом детьми, чтобы не есть своих собственных.

В 13 провинциях было зарегистрировано в общей сложности от 3 тыс. до 5 тыс. случаев каннибализма.

Беккер отмечает, что каннибализм в Китае в конце 1950-х и начале 60-х годов, вероятно, произошёл «в масштабах, беспрецедентных в истории XX века».

Китайский историк Юй Сигуан в 1980-х годах нашёл архивную фотографию  своего родного города в провинции Хунань. На ней предположительно был изображён мужчина по имени Лю Цзяюань, стоящий рядом с головой и костями своего годовалого сына. В итоге Лю был казнён за убийство.

Позже Юй взял интервью у выживших членов семьи Лю в 2000-х годах, чтобы проверить эту историю. Он написал в отчёте:

«Лю Цзяюань был очень голоден. Он убил своего сына и приготовил [из мяса] много еды. К концу трапезы члены его семьи обнаружили преступление и сообщили о нём в полицию. Затем он был арестован и казнён».

По словам историка Франка Дикёттера, автора книги «Великий голод Мао», во время «Большого скачка» погибло 45 миллионов человек.

«Культурная революция»

После катастрофического провала «Большого скачка» Мао, чувствуя, что теряет власть, начал «Культурную революцию» в 1966 году в попытке использовать население для восстановления контроля КПК над страной. Создавая культ личности, Мао стремился «сокрушить тех лиц у власти, которые идут по капиталистическому пути», и укрепить свою идеологию, согласно ранней директиве.

За 10 лет хаоса миллионы людей были убиты или доведены до самоубийства в результате санкционированного государством насилия, в то время как ревностные молодые идеологи — хунвейбины или «красные охранники», ездили по стране, разрушая и очерняя традиции и наследие Китая.

Партия поощряла людей из всех слоёв общества доносить на коллег, соседей, друзей и даже членов семьи, которые были «контрреволюционерами» — всех, у кого были другие мысли или поведение.

Жертвы, среди которых были интеллигенты, художники, партийные чиновники и другие, считавшиеся «классовыми врагами», подвергались ритуальному унижению во время «сеансов борьбы» — публичных собраний, на которых жертв заставляли признаваться в предполагаемых преступлениях и терпеть физические и словесные оскорбления со стороны толпы, прежде чем их заключали под стражу, пытали и отправляли в сельскую местность на принудительные работы.

Традиционная китайская культура и древние традиции были прямой целью кампании Мао по уничтожению «четырёх старых» — старых обычаев, старой культуры, старых привычек и старых идей. В результате были уничтожены бесчисленные культурные реликвии, храмы, исторические здания, статуи и книги.

Чжан Чжисинь, член КПК, работавшая в правительстве провинции Ляонин, была в числе жертв кампании. Согласно сообщению, опубликованному китайскими СМИ после «Культурной революции», коллега донесла на Чжан в 1968 году после того, как она сказала ей, что не может понять некоторые действия КПК. Затем Чжан (ей было 38 лет) отправили в местный центр подготовки партийных кадров, где содержалось более 30 тыс. членов партии.

Находясь под стражей, она отказывалась признавать, что совершила что-либо плохое. Она была предана партии, но не соглашалась с некоторыми из политических мер Мао. Её отправили в тюрьму.

Там Чжан ужасно страдала, когда чиновники пытались заставить её отказаться от её точки зрения. Тюремные охранники использовали железную проволоку, чтобы держать её рот открытым, а затем засовывали в него грязную половую тряпку. Они сковали ей руки наручниками за спиной и подвесили на цепи с 20-килограммовым куском железа.

Охранники вырвали Чжан все волосы, и часто бросали её в камеру уголовников для группового изнасилования.

Чжан пыталась покончить с собой, но потерпела неудачу, что заставило тюремных чиновников усилить контроль. Её муж был вынужден развестись с ней. К началу 1975 года Чжан впала в безумие. В апреле того же года она была расстреляна. Перед расстрелом тюремные охранники перерезали ей трахею, чтобы заставить замолчать. Она умерла в возрасте 45 лет.

Узнав о её смерти, муж и двое маленьких детей даже не осмелились плакать, боясь, что их услышат соседи, которые могут донести на них за то, что они недовольны партией. Ужасающая кампания закончилась в октябре 1976 года, почти через месяц после смерти Мао.

По словам Дикёттера, последствия «Культурной революции» выходят далеко за рамки уничтоженных жизней.

«„Культурную революцию“ характеризовала не столько смерть, сколько психическая травма», — сказал он NPR в 2016 году.

«Людей натравливали друг на друга, заставляли осуждать членов семьи, коллег, друзей. Речь шла о потере доверия, дружбы, веры в других людей, предсказуемости в социальных отношениях. Это след, который оставила „культурная революция“».

Политика одного ребёнка

В 1979 году режим ввёл «политику одного ребёнка», которая позволяла супружеским парам иметь только одного ребёнка, в рамках кампании, якобы направленной на повышение уровня жизни за счёт сдерживания роста населения. Эта политика привела к массовым принудительным абортам, принудительной стерилизации и детоубийству.

По данным Министерства здравоохранения Китая, на которые ссылаются государственные СМИ Китая, с 1971 по 2013 год было абортировано 336 миллионов эмбрионов.

Ся Жуньин, жительница деревни в провинции Цзянси, которая подверглась принудительной стерилизации, написала в публичном письме в 2013 году, что её семья просила отложить операцию из-за её плохого здоровья. Местный чиновник сказал, что они сделают операцию, даже если её придётся связать верёвками.

После операции у неё начались кровотечения, головные боли и боли в животе. Позже она была вынуждена прекратить работать.

В 2013 году режим разрешил иметь двух детей. 31 мая 2021 года было объявлено, что семьи могут иметь троих детей.

Бойня на площади Тяньаньмэнь

То, что началось как студенческое собрание в память бывшего китайского лидера Ху Яобана, настроенного на реформы, в апреле 1989 года, превратилось в крупнейшие протесты, которые когда-либо видел режим.

Студенты университетов, собравшись на площади Тяньаньмэнь в Пекине, просили КПК остановить сильную инфляцию, обуздать коррупцию чиновников, взять ответственность за прошлые ошибки и поддержать свободную прессу и демократические идеи.

В мае к протесту присоединились студенты со всего Китая и жители Пекина из всех слоёв общества. Подобные демонстрации прошли по всей стране.

Лидеры КПК отвергли требования студентов и приказали армии подавить протест. Вечером 3 июня танки въехали в город и окружили площадь. Безоружные протестующие были убиты или искалечены после того, как их давили танки или стрелявшие в толпу солдаты. Погибли тысячи людей.

Лили Чжан, которая работала старшей медсестрой в пекинской больнице, расположенной в 15 минутах ходьбы от площади, рассказала The Epoch Times о кровопролитии. Она проснулась от звука выстрелов и бросилась в больницу утром 4 июня, услышав о бойне.

Она была в ужасе, когда увидела, что больница стала похожа на «зону боевых действий».

Рыдающая медсестра сказала ей, что лужа крови раненых «образовала реку». 18 человек умерли к тому времени.

По словам Чжан, солдаты использовали пули «дум-дум», которые расширялись внутри тела жертвы и наносили дальнейшие повреждения. Многие получили серьёзные ранения и истекали кровью, «оживить их было невозможно».

У ворот больницы тяжелораненый репортёр государственной газеты China Sports Daily сказал двум медицинским работникам, которые несли его, что он «не представлял, что компартия действительно откроет огонь».

«Расстрел безоружных студентов и простых людей — что это за правящая партия?» — были его последние слова, вспоминала Чжан.

Слова китайского лидера Дэн Сяопина, отдавшего приказ о кровавом подавлении, были приведены в отправленной в мае 1989 года, за месяц до бойни, телеграмме британского правительства: «Двести погибших могут принести Китаю 20 лет мира».

По сей день режим отказывается раскрыть число убитых в ходе той бойни или их имена и усиленно замалчивает информацию об инциденте.

Преследование Фалуньгун

Десятилетие спустя режим решил провести ещё одно кровавое подавление. 20 июля 1999 года власти начали широкую кампанию, нацеленную на 70–100 миллионов последователей Фалунь Дафа (или Фалуньгун).

Согласно Информационному центру Фалунь Дафа, миллионы последователей Фалуньгун были уволены с работы, исключены из школы, заключены в тюрьму, подвергнуты пыткам только за то, что не отказались от своей веры.

В 2019 году Независимый народный трибунал в Лондоне подтвердил, что китайский режим осуществлял принудительное изъятие органов «в значительных масштабах», и заключённые в тюрьму последователи Фалуньгун были «основным источником».

Хэ Лифан, 45-летний последователь Фалуньгун из Циндао в провинции Шаньдун, умер после двухмесячного содержания под стражей. Его родственники сказали, что на его груди и спине были разрезы, лицо было искажено от боли, и по всему телу были раны, согласно Minghui.org, веб-сайту, собирающему информацию о преследовании Фалуньгун.

Подавление религиозных и этнических меньшинств

Чтобы сохранить своё правление, режим КПК переместил большое количество этнических ханьцев в Тибет, Синьцзян и Внутреннюю Монголию, где проживают этнические группы со своими культурами и языками. Режим вынудил местные школы использовать китайский Мандарин в качестве официального языка.

В 2008 году тибетцы протестовали против контроля режима. Китайские власти в ответ привлекли полицию к подавлению протестов. Сотни тибетцев были убиты.

С 2009 года более 150 тибетцев совершили самосожжение, надеясь, что их смерть сможет остановить жёсткий контроль в Тибете.

В Синьцзяне власти обвиняются в совершении геноцида уйгуров и других этнических меньшинств, в том числе в содержании более миллиона человек в секретных лагерях «политического перевоспитания».

В прошлом году режим Пекин установил новую политику, которая предписывала преподавание только на Мандарине в некоторых школах Внутренней Монголии. Когда родители и ученики протестовали, им угрожали арестом, задержанием и увольнением.

Режим также использует систему слежения за этническими группами. Камеры наблюдения установлены в тибетских монастырях, а биометрические данные собираются в Синьцзяне.

Николь Хао

Источник: The Epoch Tmes 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА