Фото: CLEMENS BILAN/AFP/Getty Images — public domain/wikipedia | Epoch Times Россия
Фото: CLEMENS BILAN/AFP/Getty Images — public domain/wikipedia

Анна, дочь Зигмунда: Антигона XX века

Автор: 06.12.2020 Обновлено: 14.10.2021 12:55

Наверно, ни один разговор о философии, искусстве, политике, культуре, ни один психологический портрет выдающейся личности в XX веке не обходился без аргументов и цитат из психоаналитических трудов Зигмунда Фрейда. Не обойдёмся мы без него и в XXI веке.

«Комплексы», «сублимация», «либидо» — слова, которые мы слышим и произносим в нашей обычной жизни на каждом шагу, даже не имея никакого отношения к психоанализу. А если имеем медицинское образование или, не дай Бог, какие-то личные психологические проблемы, то уж никак нельзя без «Толкования сновидений», «Психологии бессознательного» и «Психопатологии обыденной жизни».

Быть психоаналитиком сегодня престижно, модно и доходно почти в любой стране Европы и Америки. С каждым годом всё больше людей предпочитают решать свои проблемы, лёжа на кушетке в кабинете психоаналитика.

Фрейд утверждал и настаивал, что психоанализ — это лично его открытие и его сенсация. А пришёл он к этому открытию, анализируя себя и свои отношения с самыми близкими. Естественно, то, что мы можем узнать о нём, его матери, отце, его жене и детях, вызывает интерес.

Зигмунд Фрейд, так увлекательно рассказавший нам об Эдиповом комплексе и комплексе Электры, просто заразил мир рассматривать семейные отношения с учётом знаний древнегреческой мифологии.

Свою дочь Анну он называл Антигоной.

Анна Фрейд родилась 3 декабря 1895 года в Вене. Она была младшим, шестым ребёнком в семье Зигмунда и Марты Фрейдов. Доктор Фрейд был на пороге своего главного открытия в жизни. И Анну можно назвать ровесницей психоанализа.

Сам Фрейд считал, что он предоставил своим детям полную свободу развития. Можно, конечно, сказать и так, но можно и проще: он был настолько поглощён своим делом, что на детей не оставалось ни времени, ни сил.

Младшая дочь Анна росла тихим, кротким ребёнком. Она всегда была как бы в тени бойких старших сестёр и братьев. Однако именно она смогла обратить на себя особое внимание своего учёного отца. Именно ею он заинтересовался как психоаналитик.

Но первый шаг к психоанализу сделала она сама. Анна чем-то так удивила отца, что он стал ежедневно лично для неё читать небольшие лекции по психоанализу. Он выделял ежедневно 40 минут времени для такого оригинального общения с дочерью-подростком. Это было просто удивительно при его напряжённом рабочем режиме. Вероятно, Анна делала успехи, если вскоре стала сопровождать своего отца на все научные конференции. Старшие братья и сестры в эти годы влюблялись, стремились создать семьи, а Анну интересовала только наука.

В семье решили, что будет хорошо, если Анна получит образование в Англии. И Анна покинула родительский дом. Интересно, что она выбрала в то время не медицину, а педагогику. Получив диплом учителя младших классов, она вернулась в Вену и 5 лет проработала учителем. Но психология была по-прежнему ей дорога. Теперь круг её научных интересов сузился до детской психологии.

Она оставляет работу в школе и становится исследователем детской психологии. Написав несколько научных работ и опубликовав их, Анна вступает в Венское психоаналитическое общество и получает право на частную практику. К замужеству она не стремится.

Все знакомые психоаналитики видели в Анне Фрейд яркий пример «комплекса Электры», ведь для неё главным мужчиной в жизни был её знаменитый отец, и никто не мог, конечно, с ним сравниться. Наверно, и её гениальный отец так думал. Вот такая выросла Анна, дочь Зигмунда. Но почему же он называл её в конце жизни «моя Антигона»?

В 1923 году Фрейд обратился к знакомому врачу с жалобой на «во рту что-то мешает». Диагноз был страшный — рак. Через несколько дней Фрейд лёг в клинику на операцию, не поставив никого в известность. Хирургическое вмешательство оказалось неудачным, и то, что увидела вызванная дочь, осталось до конца её дней одним из сильнейших жизненных потрясений. Онемевший беспомощный отец, истекающий кровью. Это был результат первой операции, перенесённой Фрейдом. В последующие 16 лет он перенёс ещё 32 операции. Это были годы отчаяния и надежд, боли и непрекращающейся борьбы против «бунта тканей», так Фрейд называл своё заболевание.

Через несколько месяцев после первой операции ему удалили часть челюсти и вживили протез. Этот протез Фрейд окрестил «монстром». Он не давал ни есть, ни говорить. А без него ткани атрофировались. С тех пор доктор Фрейд принимал пищу в одиночестве и отказался от публичных выступлений. Боль он был готов терпеть, самое страшное, что речь его стала невнятной, и его не понимали.

Анна стала его единственным собеседником, секретарём и посредником с научным миром. А продолжать заниматься наукой для больного учёного было очень важно.

В 1930 году Фрейд был удостоен премии Гёте — самой важной награды Германии за вклад в науку. Фрейду это известие принесло глубокое удовлетворение: психоанализ становится популярным ещё в одной стране. Он написал доклад, поручил Анне прочесть от его имени и получить награду. Прошло несколько лет, и в Германии книги Фрейда сожгли. Фашизм наступал. И был такой момент в жизни еврейской семьи Фрейдов, когда Анна предложила всем самоубийство, чтобы избежать унижений и пыток. Отец не верил, что до этого дойдёт. Но вскоре он поменял своё мнение. Он и дочь попали в гестапо. Чудом остались в живых.

В 1938 году семья покинула Вену . Зигмунд Фрейд прожил в этом городе 79 лет. Ему оставалось жить всего год, и Фрейд прожил свой последний год в Лондоне.

Дочь Анна заботилась о больном отце денно и нощно. Его авторитет для неё был столь высок, что она не тяготилась, а гордилась своей миссией сиделки у постели умирающего отца. Вот тогда-то он и назвал её Антигоной. Вспомним: Антигона — дочь царя Эдипа. Она стала поводырём и защитником старого слепого отца, Анна же берегла онемевшего отца. Она была его связью с миром, его вторым Я.

В один из сентябрьских дней 1939 года отец поделился с дочерью своими мыслями: нет больше сил и смысла терпеть боль. У него был давний уговор с лечащим врачом о введении смертельной дозы морфия. Срок наступил. Отец счёл нужным предупредить об этом дочь. Анна плакала и протестовала, но потом согласилась. 23 сентября 1939 года Зигмунд Фрейд закончил свой жизненный путь. Он был атеистом и считал, что имеет право принять такое решение.

Анна Фрейд всю свою длинную жизнь посвятила науке. Её научная и практическая деятельность лежат в основе современной детской психоаналитики.

 

После Второй мировой войны она объездила весь мир, выступая с лекциями и докладами и просто путешествуя. В Германии не была ни разу. С 1938 года отказывалась выступать и общаться на немецком языке. Предпочитала английский. Умерла в Лондоне в 1982 году. Её вклад в развитие детской психологии и детского психоанализа бесценен. Своих детей у Анны Фрейд не было.

Embed from Getty Images

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА