Портрет Анри-Фредерика Амиэля, 1852, Джозеф Хорнунг. (Всеобщее достояние) | Epoch Times Россия
Портрет Анри-Фредерика Амиэля, 1852, Джозеф Хорнунг. (Всеобщее достояние)

Анри Амьель приглашает к разговору с Богом

Автор: 27.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Куда могут дойти слова? Когда такие знаменитые писатели, как Виктор Гюго, Генри Джеймс, Джордж Мередит и Фёдор Достоевский обрушивали на мир залпы прозы, малоизвестный швейцарский профессор Анри Амьель (1821–1881) сидел в своей тихой комнате и писал. Вот его слова:

«В крайне важных жизненных вопросах мы всегда одни. Наши самые сокровенные мысли не могут быть поняты другим. Лучшая часть драмы происходит в глубине нашей души. Это монолог, вернее, очень искренний разговор с Богом, с нашей совестью и с нами самими».

Этот искренний, красивый разговор, приближающий к самым дальним границам разума, стал нам доступен благодаря написанной Амьелем работе под названием «Дневник». Причём «Дневник» Амьель писал не для глаз всего мира. Он документирует развитие писателя с 26-и лет до самой смерти.

Сокращённая версия «Дневника», насчитывающая 600 с лишним страниц, собрана из потрясающих 17000 страниц рукописи. Она была опубликована близкими друзьями Амьеля вскоре после его кончины. Работа сразу захватила Европу и была отмечена в высших интеллектуальных кругах, переведена на основные языки. О ней говорили, писали, о ней спорили, пока несколько десятилетий спустя «Дневник» внезапно вышел из моды и практически ушёл в небытие.

В первых строчках — признание автора:

«Я несвободен! Я не в состоянии исполнить своё желание».

Его желанием было записывать и упорядочивать свои мысли. Амьелю сложно было себя дисциплинировать, иногда перерывы между записями длились долго. Но Амьель обладал удивительной настойчивостью. Медленно, терпеливо он описывает внешний мир, в котором движется. Одновременно открывает внутренний мир, полный чудес, сострадания, любви к истине и, прежде всего, пылкой любви к той великой тайне, которой молится, и которую назвал «Богом».

Мир «без»

Традиционное европейское общество во времена Амьеля представляло собой арену раздоров, классовой борьбы и несправедливости. Так было на протяжении многих веков, несмотря на внешний фасад процветания и порядка. Писатели, которыми Амьель увлекался в юности, осуждали такое общество. Блез Паскаль (1623–1662) высказывался против такого общества в своих «Пензесах». Он обращался ко всем:

«Посмотрите. О чём думают люди? Они думают о богатстве и власти; но они совсем не думают о том, что значит быть людьми». Эммануил Кант (1724–1804) спрашивал: «Как люди могут быть счастливы, если они не воспитаны в духе высоких нравов?».

Амьель считал, что нужно только одно:

«Быть тем, кем мы должны быть, чтобы выполнить нашу миссию и нашу работу. В нас самих есть оракул, который всегда ждёт, совесть, которая есть не что иное, как Бог в нас».

Правдивость этого наблюдения, возможно, есть то, чего мы можем придерживаться сегодня. Несомненно, единственное благо, которое может нести любой из нас, исходит от нашего собственного разума и сердца, от нашего познания самих себя. Может ли это повлиять на нескольких человек или на множество людей — не наше дело.

Мир внутри

Амьель отличался от Паскаля и Канта мягкостью. Предпочитал надеяться на лучшее в будущих поколениях, особенно на детей, говоря, что «прибавление невинности и чистоты может бороться с концом человечества, с нашей испорченной природой и с нашим полным погружением в грех». Существует надежда, и возможно, даже утешение в том, что мы можем передавать накопленную великими провидцами мудрость. И, что более важно, можем быть примером, живя справедливой и доброй жизнью.

Чтобы бороться с испорченной природой и ложью нашего времени, мы можем сами говорить правду, особенно самим себе.

«Давайте будем честными», — писал Амьель. «Тайна риторики и добродетели — величайшая тайна, высшее достижение в искусстве и главный закон жизни».

Наш скромный швейцарский профессор бросил вызов безнравственности своего мира, стараясь, как мог, сам вести нравственную жизнь.

«Цивилизация — это, прежде всего, мораль. Без истины, без уважения к долгу, без любви к ближнему, без добродетели всё разрушится. Только мораль в обществе является основой цивилизации».

Амьель сопротивлялся безудержному материализму и тщеславию вокруг себя, живя духовной жизнью. На протяжении всего дневника он цитирует «мудрости Востока» и «мудрости Запада». Святые люди всех народов, всех возрастов, согласны с тем, что Царство Божье находится внутри. Амьель пишет:

«Я остро чувствую, что всё красивое, хорошее, великое, что делает человек, является лишь местом или проводником чего-то или кого-то более высокого, чем он сам. Это религиозное чувство. Религиозный человек с трепетом священной радости наблюдает за явлениями, посредником которых он является, но он не является их источником».

Рождение души

Лишь Душа, а не правительство и не общество, делает человечество лучше. Внутренняя работа человека над своей душой незаметно меняет внешний мир. Амьель говорит:

«Жизненный процесс должен быть посвящён рождению души. Это высшая алхимия, и это оправдывает наше присутствие на земле. Это наше призвание и наша добродетель». Когда душа созревает, она приносит свой чудесный урожай. Он проявляется в способности «видеть всё в Боге, превращать свою жизнь в путешествие к идеалу, жить спокойно и благодарно, сладко и мужественно».

Таким образом, жизнь становится тихой и скромной, где выполняются малые и большие дела с удовольствием и терпеливо, и так продолжается на протяжении веков. Это жизнь с молитвой, произносимой разными способами, на всех языках, всеми людьми, всех вероисповеданий: «Придёт Царство Твоё». И Царство Бога придёт.

Раймонд Бигл ― пианист-концертмейстер, выступавший в крупных концертных залах США, Европы и Южной Америки; писал для The Opera Quarterly, Classical Voice, Fanfare Magazine, Classic Record Collector (Великобритания) и The New York Observer. Бигл работал на факультете Государственного университета Нью-Йорка в Стоуни-Брук, в Музыкальной академии Запада и Американского института музыкальных исследований в Граце, Австрия. Последние 28 лет он преподавал в отделении камерной музыки Манхэттенской музыкальной школы.

Источник: The Epoch Tmes

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА