Все новости » Китай » Политика Китая » Антикоррупционная кампания добралась до лагеря противника Си Цзиньпина

Антикоррупционная кампания добралась до лагеря противника Си Цзиньпина

логотип Epoch times
Антикоррупционная кампания добралась до лагеря противника Си Цзиньпина

Женщина протестует против злоупотреблений местных властей и невыплаченных зарплат у здания суда Ланфан 10 декабря 2014 года. Фото: Fred Dufour/AFP/Getty Images

Ая Баоцзюня, заместителя мэра Шанхая, 10 ноября сняли с поста и поместили под следствие. Он стал первым шанхайским чиновником, попавшим под чистку с начала антикоррупционной кампании три года назад. /epochtimes.ru/

Эксперты по китайской политике рассматривают этот шаг как попытку Си Цзиньпина очистить Шанхай от сторонников бывшего главы компартии Китая(КПК) Цзян Цзэминя. Цзян ― политический противник Си Цзиньпина. Шанхай на протяжении десятилетий был под контролем Цзяна.

Цзян Цзэминь занимал должность партийного секретаря Шанхая. После бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году он стал генеральным секретарём китайской компартии. Сеть сторонников, созданная в Шанхае, помогла ему укреплять власть на протяжении следующего десятилетия. Шанхай стал одним из стремительно развивающихся китайских городов. Но финансовые и промышленные субсидии для экономического роста Шанхая поступали в ущерб другим регионам страны.

Чжэн Энчун, шанхайский адвокат, который боролся с «шанхайской бандой» годами, сказал в интервью, что Ай Баоцзюнь ― первый устранённый «тигр» в Шанхае, но далеко не самый могущественный. «Тиграми» в Китае называют влиятельных чиновников.

Чжэн добавил, что у Цзян Цзэминя большая власть в Шанхае. Устранение Ая ― только начало крупномасштабной кампании против Цзяна в этом регионе.

У Ая были тесные деловые отношения с обоими сыновьями Цзян Цзэминя. Он 13 лет проработал в компании Baosteel и дослужился до поста генерального менеджера. Baosteel ― одна из крупнейших государственных компаний в Шанхае.

Считается, что Baosteel стала частью политической империи Цзяна во время его правления в городе. Монопольные доходы от крупных госкомпаний вроде Baosteel перепадали политическим соратникам и сторонникам Цзяна. Под следствие попали уже 30 чиновников из Baosteel.

«Шанхай всегда был базой Цзяна. Он привёз в Пекин группу чиновников из Шанхая, поэтому его фракцию иногда называют„шанхайской бандой“», ― говорит Чжао Юаньмин, эксперт по праву и ведущий политической передачи на радио «Голос надежды».

«Baosteel, будучи госкомпанией с главным офисом в Шанхае, неизбежно оказалась под влиянием шанхайской банды. Цзян так просто не отдаст Baosteel, потому что она приносит большие доходы и влияние», ― сказал Чжао.

Ещё до начала расследования в отношении Ая было заметно, что над ним сгущаются тучи. 8 апреля с должности заместителя секретаря шанхайского муниципалитета был снят Дай Хайбо, помощник Ая.

Дай работал юридическим представителем в пяти госкомпаниях, включая Shanghai 863 ― фирме, специализирующейся на информационной безопасности. Она имеет спецразрешение от органов общественной безопасности, потому что работает с государственными секретами, объяснил Чжэн Энчун. Фирма имеет связи с телекоммуникационным магнатом Цзян Мяньхэном, старшим сыном Цзян Цзэминя.

Дай также работал директором комиссии по контролю свободной торговой зоны в Шанхае. Комиссия решает земельные вопросы, которые находятся в сфере влияния Цзян Мянькана, второго сына Цзян Цзэминя. Дай имел тесные связи с семьёй Цзян, считает Чжэн Энчун.

В сентябре прошлого года Дая сняли с должности в комиссии. А шесть месяцев спустя он попал под следствие за «серьёзные нарушения партийной дисциплины».

В ответ на арест Ая секретарь шанхайского партийного комитета Хань Чжэн собрал совещание и через официальные каналы опубликовал заявление, что полностью поддерживает решение партии. Хань Чжэн ― давний член фракции Цзян Цзэминя. Но теперь он, вероятно, переметнулся в лагерь Си Цзиньпина и поддерживает его антикоррупционную кампанию.

Время начала следствия в отношении Ай Баоцзюня выбрано неслучайно, отметили китайские СМИ. Это произошло на седьмой день после смерти его жены. Она скончалась от болезни почек в шанхайском госпитале. Решение о смещении с должности было принято до её смерти. Власти объявили об этом позднее по моральным соображениям. Однако в китайской культуре седьмой день после смерти имеет особое значение. Этот день называют «туци». По местным поверьям, в этот день душа умершего возвращается домой и навещает членов семьи, а потом окончательно отходит в потусторонний мир.

Мэтью Робертсон и Джульет Сун. Великая Эпоха

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Комментарии:
Рекомендуем