Покупатели в продуктовом магазине Edeka покупают макароны, так как распространение вируса COVID-19 продолжается в Дюссельдорфе, Германия, 29 апреля 2020 года. Фото: Wolfgang Rattay/Reuters | Epoch Times Россия
Покупатели в продуктовом магазине Edeka покупают макароны, так как распространение вируса COVID-19 продолжается в Дюссельдорфе, Германия, 29 апреля 2020 года. Фото: Wolfgang Rattay/Reuters

Производители товаров первой необходимости продолжают поставлять продукцию в Россию

Компании не хотят наносить ущерб российским гражданам, оставляя их без работы
Автор: 12.03.2022 Обновлено: 12.03.2022 16:40
Некоторые транснациональные производители товаров повседневного спроса — от подгузников Pampers до мыла Dove — продолжают продавать свою продукцию в России. Они утверждают, что простые люди в России полагаются на их продукцию.

Однако многие фирмы, предоставляющие финансовые и торговые услуги, а также нефтегазовые компании и розничные торговцы, полностью прекратили продажи в России.

McDonald’s Corp. заявила во вторник, что закрывает свои рестораны в России, включая культовое место на Пушкинской площади в Москве. PepsiCo Inc., Coca-Cola Co. и Starbucks Corp. также прекратили продажи своих самых известных продуктов в России.

Между тем на этой неделе компании Procter & Gamble Co. и Unilever Plc. заявили, что они продолжают продавать в России товары первой необходимости, но прекращают любые новые капиталовложения и больше не размещают рекламу в стране. Компания Unilever приостановила весь импорт и экспорт продукции в страну и из неё.

В среду Nestle, крупнейшая в мире продовольственная группа, последовала этому примеру, приостановив инвестиции в страну после принятого ранее решения прекратить там рекламу.

Молочная компания Danone SA придерживается аналогичного подхода.

Производитель шоколада Cadbury компания Mondelez International Inc. и Kimberly-Clark Corp., выпускающая подгузники Huggies, пока не объявили о планах по сокращению производства в России.

«Дело не в чистой прибыли, — сказала Кэти Денис, представитель Ассоциации потребительских брендов, представляющей компании, включая P&G и Mondelez. — Речь идёт о том, собираетесь ли вы продолжать производить то, что нужно людям? Это отличается от того, с чем сталкиваются компании, вышедшие раньше».

Стоит ли рисковать?

Компании также не хотят, чтобы их рассматривали как наносящих ущерб обычным российским гражданам, оставляя их без работы.

По меньшей мере шесть крупных компаний быстрого питания, включая KFC компании Yum Brands Inc. и Burger King компании Restaurant Brands International, управляют более чем 2500 ресторанами в России, в основном по франшизе, и нанимают десятки тысяч человек, не включая McDonald’s.

Компания Yum во вторник заявила, что приостанавливает работу 70 собственных ресторанов KFC в стране и завершает подготовку соглашения о приостановке работы всех ресторанов Pizza Hut в партнёрстве со своим генеральным франчайзи.

Но другие компании пока хранят молчание.

Инвесторы, такие как пенсионный фонд штата Нью-Йорк, хотят, чтобы компании подумали, стоит ли продолжать вести бизнес в России.

Управляющий активами Federated Hermes в телефонных звонках и письмах требует от компаний быть «открытыми и прозрачными в отношении того, что они делают в России», и поделиться «процессом принятия решений, через который они прошли, чтобы прийти к заключению» о работе в стране, сказала Ханна Шусмит, директор по взаимодействию. Federated Hermes ориентируется в своей работе на компании, производящие потребительские товары, отметила Шусмит.

«Мы бы не стали просить компании просто уйти из России, не попросив их оценить воздействие на права человека, — сказала Шусмит. — Компаниям приходится идти на компромисс. Не всё так чёрно-бело».

Компании также «должны начать тщательно обдумывать» свою позицию в отношении налогов, выплачиваемых российскому правительству, сказала она.

«Есть попытки выработать хорошие решения по уплате налогов. Если они платят налоги в России, какие решения они могут предложить, чтобы восполнить баланс по этому налогу?»

Шусмит сказала, что в предыдущие военные перевороты и кризисы, связанные с беженцами, компании делали платежи, эквивалентные их налоговым счетам, неправительственным организациям, нацеленным на помощь людям.

Корпоративное самоубийство

«В нашей отрасли наблюдается большое движение в сторону компаний с сильным корпоративным управлением и этическими стандартами — и это также социальные вопросы, — сказал Джек Мартин, инвестиционный менеджер компании Oberon Investments, которая владеет акциями Unilever, Diageo Plc., Burberry Group Plc. и LVMH Moet Hennessy Louis Vuitton SE. — Не отступать из региона — это корпоративное самоубийство».

Джо Синха, директор по маркетингу Parnassus Investments в Сан-Франциско, сказал, что его фирма не имеет прямого влияния на российские компании, но что она обращается к принадлежащим ей американским портфельным компаниям, чей доход в России составляет более 2% или около того, с просьбой предоставить подробную информацию о том, думают ли они оставаться или покидать страну.

«Мы не даём предписаний, мы пытаемся понять их роль и выбор», — сказал Синха.

По его словам, хотя Parnassus поддерживает санкции, отсекающие российские банки и технологические фирмы, близкие к военным, подход может быть иным для продовольственных компаний, обслуживающих потребителей.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА