Лондонская биржа металлов LME приостановила торги никелем из-за инцидента с никелем впервые с 1985 года, Лондон, 8 марта 2022 года. (Ben Stansall/AFP) | Epoch Times Россия
Лондонская биржа металлов LME приостановила торги никелем из-за инцидента с никелем впервые с 1985 года, Лондон, 8 марта 2022 года. (Ben Stansall/AFP)

Китай влияет на торговлю металлами в пользу своих предприятий

Кто владеет лондонской биржей металлов LME?
Автор: 14.04.2022 Обновлено: 14.04.2022 12:23
Китайский гигант по производству нержавеющей стали Tsingshan Holding Group (THG) в течение многих лет полагался на короткие продажи для снижения своих будущих затрат на никель — ключевой компонент нержавеющей стали и основной ингредиент литий-ионных батарей. Но вместо ожидаемого снижения цен на никель, его цена подскочила выше $100 тыс. за тонну 8 марта, за день до заключения контракта THG на короткие продажи 200 тыс. тонн.

Цена на никель росла ещё до того, как Россия ввела войска в Украину, что отражало растущий спрос на батареи для электромобилей и нержавеющую сталь. С началом российско-украинского конфликта цена на никель резко взлетела, поскольку Россия, производящая 23% высококачественного никеля в мире, подверглась финансовым санкциям. Цена взлетела, когда THG закупила большое количество никеля, чтобы сократить короткие ставки и снизить риск возникновения дорогостоящих маржин-коллов.

Некоторые трейдеры называют это явление «демон Никеля». На фьючерсном рынке термин «демон» связан с трудностями при попытках контролировать цену волатильных фьючерсов.

Инцидент с никелем произошёл 8 марта, когда цена за тонну никеля на Лондонской бирже металлов (LME) неожиданно преодолела среднюю отметку в $60-70 тыс. и подскочила до более чем $100 тыс. за тонну. Это было беспрецедентное короткое сжатие, и ошеломляющие потери THG могли составить до $8 млрд.

Согласно отчёту China Securities Journal, неспособность THG поставить 200 тыс. тонн никеля на короткие продажи объясняется исключением российского никеля из торгового рынка LME в соответствии с санкциями.

Приостановка торгов

Однако 9 марта всё изменилось. LME, 145-летняя торговая организация, объявила о приостановке торговли никелем до 15 марта — впервые с 1985 года LME приостановила торговлю металлом. Затем она задним числом аннулировала сделки с никелем, заключённые на всех площадках с полуночи до 08:15 утра 8 марта, когда завершились торги. LME также отложила поставку всех расчётных контрактов на никель с 9 марта по 23 марта и установила дневные ограничения на колебания цен на никель до возобновления торговли никелем.

Сама LME назвала эти действия «беспрецедентными».

Для предотвращения будущих потерь такого масштаба THG объявила 15 марта о сотрудничестве с LME и синдикатом фьючерсных банков-кредиторов и достигла негласного соглашения, которое поможет разрешить основные проблемы с её короткими продажами. Соглашение подразумевает, что в течение периода молчания THG не нужно увеличивать маржу и её не заставят закрывать сделку.

THG основана в 1988 году и расположена в Вэньчжоу, а китайской провинции Чжэцзян. Компания считается одним из ведущих мировых производителей нержавеющей стали. Она осуществляет свою деятельность в Индонезии, Индии и Зимбабве. В последние годы THG оказывает влияние на мировые цены из-за своего новаторского использования чугуна с низким содержанием никеля. В настоящее время компания занимает 14-е место среди 500 крупнейших частных предприятий Китая.

Хотя 18 марта LME вновь смягчила плавающий диапазон цен на никель, допустив 15-процентные колебания, эти и другие действия сузили диапазон ежедневных колебаний цен и ослабили давление на THG. Можно надеяться, что в будущем больше не будет такого скачка цен за тонну никеля на LME, как это произошло 8 марта (от $40 тыс. до более $100 тыс.).

Компартия владеет LME?

Оперативные действия LME позволили THG отказаться от сделок, ставших невыгодными из-за неопределённой маржи и трудностей с поставками. В связи с этим возникает важный вопрос: почему международная организация LME изменила свои правила торговли на рынке для спасения китайской компании?

Простой ответ дал Цзин Чуань, заместитель генерального директора и главный экономист Wuchan Zhongda Futures Co.

«Меры LME должны быть самыми позитивными среди множества инцидентов. Этот шаг показал готовность соответствующих внутренних сторон взять на себя инициативу, что оказалось эффективным для быстрого разрешения кризиса, вызванного инцидентом», — сказал Цзин, как сообщает China Securities Trader 10 марта.

Другими словами, Цзин считает, что компартия Китая владеет LME и предприняла оперативные действия за кулисами, чтобы способствовать быстрому решению проблемы.

В декабре 2012 года Гонконгская биржа и клиринговая компания (HKEX) приобрела все обыкновенные акции крупнейшей в мире биржи цветных металлов LME за «астрономическую» сумму почти в $2 млрд. Только два её директора остались в совете, а остальные 10 ушли в отставку.

Майк Сун, североамериканский частный инвестор, рассказал газете The Epoch Times, что компартия заплатила премиальную цену, от которой британцы не смогли отказаться.

Для китайцев не имело значения, что цена покупки LME в 180 раз превышала её историческое соотношение цены к прибыли. Не имел значения и тот факт, что в результате этой покупки коэффициент задолженности HKEX вырос с нуля до почти 50%.

Для китайской власти важнее цены была возможность напрямую влиять на политику и цены торговли цветными металлами от имени своих отечественных предприятий. Основными акционерами HKEX являются правительство Гонконга (HKSAR) и крупнейший американский банк JPMorgan Chase.

Но к концу 2021 года у HKSAR было более чем в два раза больше обыкновенных акций, чем у JPMorgan Chase. Кроме того, совет директоров HKEX назначается правительством Гонконга. Таким образом, компартия владеет LME и направляет её деятельность, часто в интересах своей отечественной промышленности.

Компартия поддерживает THG

Продолжающееся освещение инцидента с «демоном Никеля» обнажило роль Китая в торговле металлами.

«Соответствующие департаменты и руководители национального китайского правительства очень поддерживают Tsingshan», — заявил владелец и председатель THG Сян Гуанда китайской новостной службе Yicai Global 8 марта.

Поддержка THG со стороны компартии очень важна, поскольку компания производит никель высокого качества чистотой около 70%, что не соответствует стандартам чистоты 99,8% в LME. THG объявила 10 марта, что она уже развернула достаточное количество товара для поставки по различным каналам. THG заявила, что обменяет свой нечистый никель на высококачественные никелевые пластины, которые только центральное правительство может поставить в таком огромном количестве за такой короткий период времени.

China Securities Journal сообщил 13 марта, что руководство THG планирует в ближайшее время отправиться в Пекин для общения с соответствующими сторонами, надеясь скорее найти решение для выхода из кризиса.

Игра между короткими и длинными сторонами за ценовое преимущество продолжается. Возможно, соглашение LME станет новым шагом в правильном направлении для всех трейдеров металлов.

Кэтлин Ли публикуется в The Epoch Times с 2009 года и занимается темами, связанными с Китаем. Она инженер, дипломированный специалист по гражданскому строительству в Австралии.

Мнения, изложенные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА