Напечатанный на 3D-принтере домкрат нефтяного насоса, 14 апреля 2020 года. (Dado Ruvic/Reuters) | Epoch Times Россия
Напечатанный на 3D-принтере домкрат нефтяного насоса, 14 апреля 2020 года. (Dado Ruvic/Reuters)

Ошибочная энергетическая политика привела к росту цен на нефть

Цены на нефть будут расти ещё долго
Автор: 04.09.2022 Обновлено: 05.09.2022 10:33
За последние три месяца цены на нефть резко скорректировались, так как мировой спрос на нефть снизился, а опасения по поводу замедления темпов экономического роста в Китае усугубили возможную рецессию в Европе.

Рост спроса на нефть может ослабевать, но глобальный баланс спроса и предложения остаётся неустойчивым. Годы недостаточного инвестирования могут привести к тому, что цены на нефть будут расти ещё долго.

Организация стран-экспортёров нефти (ОПЕК) «в третий раз с апреля снизила прогноз роста мирового спроса на нефть на 2022 год», сообщает Reuters.

«Ожидается, что спрос на нефть в 2022 году вырастет на 3,1 млн баррелей в сутки (б/с), или на 3,2%, что на 260 тыс. б/с ниже предыдущего прогноза».

С другой стороны, Международное энергетическое агентство (МЭА) «повысило свой прогноз на 380 тыс. б/с до 2,1 млн б/с», что сходно с оценками других международных организаций.

По оценкам Управления энергетической информации США (EIA), добыча сырой нефти в США вырастет до 11,86 млн б/с в 2022 году и до 12,70 млн б/с в 2023 году (в 2021 году — 11,25 млн б/с). Ожидается, что в 2023 году потребление нефти в США приблизится к рекордному уровню — 20,75 млн б/с.

Рост мирового спроса на нефть в 2022 году пересмотрен в сторону понижения, но по-прежнему существует жёсткий баланс спроса и предложения при растущем спросе на нефть и росте потребления на 3,1 млн б/с, включая «недавно наблюдаемую тенденцию к сжиганию большего количества нефти при производстве электроэнергии». Об этом говорится в августовском ежемесячном отчёте ОПЕК.

К 2023 году мировой спрос на нефть, вероятно, составит в среднем 102,7 млн б/с. Согласно ежемесячному отчёту ОПЕК, добыча за пределами ОПЕК останется стабильной на уровне 67,5 млн б/с, при этом большая её часть придётся на США, Норвегию, Бразилию и Канаду. Это означает, что в мире будет расти потребность в нефти ОПЕК и что масштабные субсидии не оказали существенного влияния на баланс электроэнергии и транспорта.

Более тесный рынок со значительными геополитическими проблемами стал ещё более тесным из-за того, что политики обременены инвестициями.

По данным Morgan Stanley, глобальные капитальные затраты на разработку нефти и газа упали с $740 млрд в 2015 году до $350 млрд. Недостаточное инвестирование в разработку и разведку энергетических ресурсов в настоящее время представляет собой серьёзную проблему.

По данным Deloitte, для обеспечения долгосрочной устойчивости мировой индустрии добычи и разведки «потребуется инвестировать минимум около $3 трлн (капиталовложения без учёта стран Ближнего Востока и Северной Африки — $2,7 трлн, реальные доллары 2015 года) в течение 2016-2020 гг.». Это означает, что в отрасли существует дефицит финансирования в размере не менее $2 трлн с учётом требований баланса, сроков погашения задолженности и предполагаемых денежных потоков.

За последние пять лет большинству глобальных энергетических компаний пришлось сократить инвестиции, в некоторых случаях более чем на 50%, из-за экологических активистов, регулятивного и политического давления, а также из-за ограниченного доступа к кредитам.

Банки ограничили финансирование нефтегазовой отрасли из-за политического давления и даже давления со стороны центрального банка. Например, Европейский центральный банк включил экологические требования в свой анализ банков. Проблемы баланса и слабый денежный поток в условиях низких цен на сырьё также уменьшили способность энергетических компаний финансировать разведку. В 2011–2015 годах у компаний был достаточный доступ к акционерному капиталу для финансирования новых исследований и разработок. Всё резко изменилось, и даже государственные компании по всему миру сократили свои обязательства по капитальным затратам.

Интересно, что ограничение доступа капитала к энергетической отрасли в развитых странах создало больше узких мест и снизило уважение к окружающей среде, поскольку большая часть инвестиций и роста переместилась в страны с более низкими экологическими стандартами и государственными нефтяными компаниями.

В течение многих лет правительства и политики требовали сокращения инвестиций в ископаемое топливо, полагаясь при этом на дешёвую энергию для поддержания экономического роста. Теперь кажется, что эта политика пошла на попятную. По данным компании Rystad Energy, по мере сокращения финансирования мировые открытия месторождений нефти и газа в 2021 году окажутся на самом низком уровне за последние 75 лет, а мировые запасы остаются значительно ниже среднего пятилетнего уровня даже при снижении спроса.

Политики развитых стран предложили нефтегазовому сектору следующее:

«Нам не нужен ваш продукт. Мы говорим, что не будем использовать ваш продукт в 2030 году. Однако вы должны инвестировать сотни миллиардов долларов каждый год, чтобы доставлять его дёшево и в изобилии, когда мы этого хотим».

Что же делать энергетическому сектору?

Если на нефтяном рынке существует дефицит, то это происходит не из-за нехватки ресурсов или возможностей, а из-за ограниченного доступа к капиталу, вызванного ошибочным вмешательством в энергетическую политику.

Даниэль Лакалль, доктор философии, главный экономист хедж-фонда Tressis, автор книг «Свобода или равенство», «Побег из ловушки центрального банка» и «Жизнь на финансовых рынках».

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА