Все новости » Китай » Бывший судья в письме рассказал о массовых казнях в Китае

Бывший судья в письме рассказал о массовых казнях в Китае



Чжун Цзиньхуа, бывший судья и адвокат из городского округа Вэньчжоу (юго-восточный Китай), в своём письме делится мучительными переживаниями, которые он испытал за 14 лет работы в суде.

Чжун стал свидетелем массовых казней, а также извлечения органов у приговорённых к смертной казни заключённых. В течение пяти лет он занимался уголовными процессами, и «почти каждый день имел дело с приговорёнными к смертной казни».

Ниже приводим текст письма, который был отредактирован для большей ясности.

Служение правосудию и ношение судейской мантии, будь то в Китае, Америке или где-либо ещё в мире, — большая честь, к которой стремятся многие юристы, в том числе и я. Благодаря упорной работе и удаче я получил должность в Народном Суде промежуточной инстанции городского округа Вэньчжоу после окончания юридической школы в июле 1994 года.

После трёх лет работы секретарём в уголовном отделе суда первой инстанции меня назначили судьей. Всего в суде я проработал 14 лет. В июле 2008 года понял, что больше не хочу работать судьей, и ушёл в отставку, чтобы стать юристом.

Из этих 14 лет девять я работал в уголовном отделе. И эти годы невозможно забыть. Я работал судебным секретарём на протяжении трёх лет, затем ещё пять — судьёй. Почти каждый день имел дело с заключёнными из камеры смертников, и каждый месяц мне приходилось наблюдать казнь.

Здесь я хочу обнажить преследующие меня воспоминания и надеюсь изгнать тот кошмар, который годами терзает сердце.

Сначала, когда я видел приговорённых к смертной казни людей, когда их личность подтверждали и приговор приводили в исполнение, полагал, что это вопрос поддержания справедливости и наказания виновных, что в конце концов это и является миссией судьи. Но шло время, и количество казней увеличивалось.

Я стал свидетелем жестоких и невообразимо ужасающих сцен, которые потрясли меня до глубины души. Мои взгляды постепенно менялись, и становилось всё труднее справляться с этим эмоционально. Вскоре меня начали мучить кошмары.

Первый психологический шок произошёл в 1996-1997 годах на территории «Снежной горы» в Вэньчжоу. Это произвело сильное впечатление, во-первых, потому что это одна из самых больших казней, которую я когда-либо видел, 26 человек расстреляли; во-вторых, потому что многие из них принадлежали банде «холодильного комбината» и преступной группировке Сюй Хайоу из моего родного района Цаннань городского округа Веньчжоу.

Это был разгар очередного «удара» по преступной деятельности во всём Китае, и, как экономически развитый регион юго-восточного побережья, Вэньчжоу внёс свою лепту.

В день казни территорию «Снежной горы» заполняли вооружённая полиция и сотрудники общественной безопасности.

Во второй половине дня со всех концов страны в сопровождении военных и вооружённой полиции прибыло множество преступников, приговорённых к смертной казни. Одного за другим заключённых поставили на колени в один ряд напротив стены из мешков с песком. Каждый вооружённый полицейский держал заряженную полуавтоматическую винтовку. Они в упор прижимали дула к спинам заключённых в области сердца.

Так как я был всё еще новичком в суде, записывал протоколы судебных заседаний, слушаний и казней. Было ужасно наблюдать такую сцену в первый раз, но, вспомнив о возложенной на меня обязанности, я тщательно пересчитал заключённых слева направо, а затем справа налево — всего 26 человек.

Командир отдал приказ о начале казни, и тишину пронзили оглушающие выстрелы. Заключённые падали один за другим, лилась кровь. Звёздочки замерцали у меня в глазах, я еле удержался на ногах. Я растёр лицо и голову руками, чтобы успокоиться. Вскоре пришли сотрудники крематория и на тележке увезли тела.

Сцена казни напомнила антияпонские военные фильмы, которые я смотрел в молодости. В них японские солдаты массово расстреливали китайцев. На ум пришли и мысли о скотобойне, где мясники бросали мёртвых свиней на телегу и затем увозили их. Трудно подобрать подходящие слова; на сердце было очень тяжело.

Второе воспоминание, которое произвело глубокое впечатление, это несчастный случай с исполнителем из вооружённой полиции. Не помню точно место и время, но это, скорее всего, случилось после того, как я стал судьей.

Не знаю, кому поручено казнить заключённых, приговорённых к смертной казни в других регионах Китая, но здесь, в Вэньчжоу, это обычно делается вооружённой полицией в соответствующем центре заключения.

Число заключённых было меньше, чем в прошлый раз, но ненамного. И когда все заняли свои позиции, мы заметили, что руки и ноги одного молодого полицейского ужасно дрожали. Вероятно, это было его первое участие в казни.

Командир подошёл к нему и приказал перестать дрожать, но он никак не мог остановиться. Командир сильно отругал его и приказал открыть огонь.

Но когда отзвучали выстрелы, заключённый, стоявший перед вышеупомянутым исполнителем на коленях, не упал. Он медленно встал, и повернулся измазанным в грязи лицом к своему палачу.

Полицейский так перепугался, что громко крикнул и выронил оружие из рук, а затем начал хаотично двигаться. Это всех ошеломило.

Командир бросился к заключённому, повалил ногой на землю, а затем дважды выстрелил в него из своего пистолета.

Не знаю, что случилось с тем парнем, назначили ли ему дисциплинарное взыскание, или у него была психологическая травма из-за этого инцидента, но я навсегда запомнил выражение ужаса на его лице.

Однажды жарким летним днём я наблюдал казнь молодой женщины. Народный суд промежуточного звена Вэньчжоу приговорил её к смертной казни за контрабанду более 200 грамм героина. Верховный Народный Суд одобрил меру наказания. Я запомнил весь процесс, потому что мне поручили подтвердить её личность.

Одетая в длинное белое платье, всю дорогу от следственного изолятора она отчаянно кричала и плакала, взывая к небесам и к матери. Плотно связанные руки за спиной были тёмно-фиолетового цвета, и она не переставая дрожала. Как только её заставили встать на колени, она громко закричала: «Небеса! Мама! Небеса! Мама!». Наблюдать это было невыносимо.

Раздался выстрел, и заключённая в белом платье упала на землю и навсегда перестала плакать. После осмотра тела судебно-медицинский эксперт сказал, что она так перепугалась, что «сходила под себя».

Я ничего не мог сказать, меня охватила скорбь. Смертная казнь, как же я тебя презираю, как же я тебя ненавижу!

Четвертый инцидент связан с несчастным случаем со смертельной инъекцией примерно в 2001—2002 годах на «Снежной горе».

С 1997 года смертельная инъекция стала методом казни помимо расстрела. Она появилась в Вэньчжоу примерно в 2001—2002 годах. Предполагалось, что инъекция — более гуманная альтернатива, вызывающая меньший ужас, чем расстрел.

Однако в том случае боль и страх не уменьшились, а стали ещё ужаснее из-за халатности палача.

Поскольку смертельную инъекцию только недавно приняли в округе Вэньчжоу, нам, как главным судьям по уголовным делам, предложили понаблюдать за процессом казни и ознакомиться с методом.

Мы прибыли в недавно отремонтированную комнату, которая соединялась с помещением для казни. Стол для исполнения казни уже стоял на месте, и несколько сотрудников в белых халатах привезли оборудование.

Затем привезли приговорённого мужчину. Они привязали его конечности и голову к столу и закрепили на них различное инъекционное оборудование. Было две кнопки исполнения. Заключённый молчал и выглядел оцепеневшим, страх парализовал его.

Казнь осуществлялась судебным приставом. Всё было готово, и командующий крикнул:

«Приготовиться! Старт!»

Пристав нажал одну из кнопок, и по плану все должны были увидеть, как заключённый погружается в сон. Но внезапно он начал громко кричать, словно его разрывают на части.

Поняв, что всё пошло не по плану, персонал и охранники быстро сорвали с него ремни и оборудование, стащили на пол, прижали и выстрелили в голову.

Позже нам сообщили, что палач перепутал кнопку ввода инъекции с кнопкой анестезии, что привело к такому ужасному концу.

Как у простого судьи, у меня не было возможности что-либо изменить. Бессилие и отчаяние — всё, что у меня тогда было.

Помимо казней, меня также шокировало то, что врачи вскрывали тела заключённых, чтобы изъять их органы. Раньше я краем уха слышал об этом — изъятии органов у приговорённых к смерти с целью дальнейшей трансплантации. Это не секрет не только в правительственных кругах, но и во всём обществе. Однако увидеть это своими глазами — ужасное потрясение.

Всё происходило на той же «Снежной горе», но не помню точное время. В тот период мы всё ещё проводили расстрелы.

После казни я поспешил за ближайший угол, в поисках уборной. Но на обратном пути пошёл в неправильном направлении и забрёл в небольшое здание, которое, по-видимому, использовалось как временная операционная.

На операционном столе лежал заключённый парень, которого только что застрелили. Он лежал на спине, и от груди до живота у него был большой и глубокий разрез. Весь живот был вывернут наружу и свисал с края операционного стола, пока два врача в белых халатах извлекали органы. Сильный тошнотворный запах заполнял комнату.

Это было настолько ужасно! Я выбежал из помещения, и меня стошнило на траву недалеко от здания.

Каждый раз, когда вспоминаю эту сцену, меня начинает тошнить. Всё это ясно продемонстрировало существование извлечения органов. Я не знал, кто за это ответственен, и кто дал такое разрешение. Я пребывал в полном неведении по этому вопросу.

Будучи судьей, я не мог сказать, защищал ли я справедливость или выполнял роль убийцы на законных основаниях.

В октябре 2003 года меня перевели из уголовного отдела в отдел судебного надзора и назначили председательствующим судьёй. Пять лет я занимался петиционерами, судебными ошибками и ложными обвинениями. А в июле 2008 года подал в отставку и навсегда ушёл из китайской судебной системы.

Но кошмары продолжали преследовать меня. Мне часто снилось, как толпа тащит меня на гильотину, и в мгновение, когда лезвие падало на меня, просыпался в холодном поту.

Казни также тяжело отразились на моих коллегах. Однажды, на обратном пути с места казни, судья Чжан потерял сознание и упал в рисовое поле.

Работая в Китае судьёй, я назначал более лёгкое наказание во всех случаях, когда представлялась возможность. Когда был шанс избежать смертного приговора, я «когтями и зубами» цеплялся за это. В результате я обидел большое количество коллег и руководителей, но уверен, что каждый судья должен считать своим основным этическим долгом уважение жизни и свободы, так как у человека только одна жизнь!

Об авторе

Чжун Цзиньхуа — высланный китайский адвокат по правам человека, бывший судья.

С августа 1994 года по июль 2008 год Чжун Цзиньхуа работал в Народном суде промежуточной инстанции городского округа Вэньчжоу провинции Чжэцзян секретарём в уголовном отделе, председательствующим судьей и председательствующим судьей в отделе судебного надзора.

С июля 2010 года по август 2015 год работал в Пекинской юридической фирме Yingke, шанхайских юридических фирмах Capital Equity Legal Group и Junlan, как партнёр и старший партнёр соответственно.

В 2011 году Чжун сделал публичное заявление в личном блоге на портале Weibo, призывая коммунистическую партию Китая (КПК) снять ограничения на политические партии, дать свободу прессе и обеспечить демократические выборы. Он также заявил, что покинет партию и организует оппозиционную партию для свержения диктатуры КПК. В результате китайские власти пригрозили ему арестом, а директор Пекинской юридической фирмы Yingke Дун Дундун уволил его.

Во время «Облавы 709» в 2015 году, когда арестовали сотни адвокатов и правозащитников, Чжун Цзиньхуа также подвергся преследованиям и был «приглашён на чай» по вопросу его работы с деревенскими петиционерами и адвокатами по защите прав человека.

13 июля 2015 года китайская полиция пришла к нему домой с ордером на арест, но он сбежал благодаря поддержке и внешнему давлению на КНР.

11 августа 2015 года Чжун Цзиньхуа вместе с женой и двумя детьми отправились в Шанхайский международный аэропорт Пудун. Проведя три часа содержания под стражей и пройдя через личный досмотр, они сели на рейс в Соединенные Штаты, где и проживают в изгнании.

 

Мнение, выраженное в данной статье, является мнением автора и не отражает взгляды издания Epoch Times.

 

Источник: Theepochtimes.com

 







Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top