Логотип ВТО на стене штаб-квартиры Всемирной торговой организации в Женеве, Швейцария, 2 октября 2018 г. Фото: Reuters / Denis Balibouse / File Photo | Epoch Times Россия
Логотип ВТО на стене штаб-квартиры Всемирной торговой организации в Женеве, Швейцария, 2 октября 2018 г. Фото: Reuters / Denis Balibouse / File Photo

На протяжении 20 лет членства в ВТО Китай не выполняет обязательств

Реформирование ВТО и более жёсткие правила могут заставить Китай выполнять их
Автор: 16.12.2021 Обновлено: 16.12.2021 13:17
Пекин два десятилетия является членом Всемирной торговой организации (ВТО) и по-прежнему нарушает её правила, поэтому остальные страны — члены ВТО вынуждены менять стратегию рыночных отношений, считают эксперты.

Китай вступил в ВТО 11 декабря 2001 года, и все эти годы не прекращаются протесты со стороны других стран — членов против жёстких и нерыночных методов торговли коммунистического режима, от масштабных сельскохозяйственных субсидий до принудительного труда.

Схема постоянных нарушений

Многие наблюдатели обвиняют Пекин не только в случайных нарушениях условий членства, но и в общем подходе к торговле и труду, который противоречит правилам и основополагающим принципам ВТО.

«Когда Китай вступил в ВТО, он согласился соблюдать принципы частного предпринимательства, рыночных правил торговли в соответствии с основополагающими принципами отсутствия дискриминации, взаимности и прозрачности, — сказал Стивен Эзелл, вице-президент по глобальным инновациям Фонда информационных технологий и инноваций. — Но Китай никогда не был так далёк от соблюдения этих принципов, как сегодня».

Несмотря на требования к китайским властям не вмешиваться прямо или косвенно в коммерческие решения государственных предприятий (ГП), они находятся под контролем китайской компартии.

В опубликованном фондом июльском докладе «Ложные обещания II: продолжающийся разрыв между обязательствами Китая перед ВТО и его практикой» отмечается, что по состоянию на 2016 год в Китае насчитывалось 150 тыс. государственных или контролируемых государством предприятий на уровне местных органов власти или на центральном уровне, на которых было занято около 30 млн работников и активы которых составляли $15,2 трлн.

Членство в ВТО теоретически должно привести к резкому сокращению числа ГП, однако фактическая тенденция ближе к противоположной. В докладе показан рост сектора ГП как по рыночной капитализации, так и по общему количеству, и отмечается, что по состоянию на 2019 год, из 109 китайских компаний, входящих в список Fortune Global 500, 93 были ГП.

Преобладание ГП особенно заметно в банковском секторе, где не только государственные, но и контролируемые государством банки, отмечается в докладе. ГП пользуются целым рядом преимуществ по сравнению с частными компаниями в самых разных областях — от налогообложения до доступности и условий предоставления кредитов.

«Продолжающееся преобладание госпредприятий является очень ярким примером того, что Китай не придерживается правил», — сказал Эзелл.

Другие области несоблюдения правил касаются субсидий сельскохозяйственным предприятиям и принудительной передачи технологий. Согласно правилам ВТО, член организации должен своевременно уведомлять организацию о предоставлении субсидий, но Пекин не сделал этого и даже не предоставил уведомления о субсидиях на уровне провинций до 2019 года, говорит Эзелл.

Феномен принудительной передачи технологий вызывает ещё большее беспокойство, отметил он. Когда некитайские корпорации пытаются конкурировать на китайском рынке, у них часто не остаётся другого выбора, кроме как раскрыть запатентованные торговые технологии и секреты своим конкурентам в Китае в рамках этого процесса.

Эзелл привёл Kawasaki Rail Car и Siemens в качестве двух примеров иностранных компаний, которым пришлось раскрыть технологию, задействованную в их высокоскоростных железнодорожных системах, когда они стремились попасть в Китай.

«Они были вынуждены отдать свои технологии и через несколько лет оказались на мировых рынках, конкурируя с китайскими компаниями [использующими их же технологии]», — сказал Эзелл.

Связанная с этим проблема, которая привлекла внимание международного сообщества, — это неуважение Пекина к общепринятым правилам и протоколам, регулирующим интеллектуальную собственность, сказал он. Китайские фирмы нагло присваивают ИС иностранных конкурентов, и эта практика со временем только усугубляется.

«Несмотря на неоднократные заверения Пекина в том, что эта практика прекратится, она продолжает развиваться. В каждой технологической отрасли, от биотехнологий до аэрокосмической промышленности и телекоммуникационного оборудования, китайцы занимаются санкционированной государством кражей ИС. Это в корне противоречит обязательствам, которые Китай взял на себя при вступлении в ВТО», — сказал Эзелл.

Он описал кражу ИС не как деятельность нескольких случайных субъектов, а как санкционированный государством подход, специально направленный на предоставление преимущества государственным предприятиям в нарушение правил ВТО и международного права.

«Компартия Китая проникает в каждый уголок китайской экономической деятельности по замыслу и намерению. Это означает, что инструкции поступают с самого верха», — сказал он.

Большая ошибка

По некоторым наблюдениям, данные о широко распространённых, хронических нарушениях подтверждают сомнения, которые все испытывали во время обсуждения вопроса о приёме Китая в ВТО два десятилетия назад.

«Двадцать лет назад я написал статью в Wall Street Journal о том, что нам не следует пускать Китай в ВТО, потому что он не будет выполнять свои обязательства. Так и происходит», — сказал Томас Дж. Дюстерберг, старший научный сотрудник Гудзоновского института.

Вопрос не в том, можно ли оправдать присутствие Китая в ВТО, а в том, как реагировать на нарушения в условиях неспособности оказать давление на Пекин, чтобы он изменил или прекратил свою вопиющую практику, сказал он.

Отмена санкций, возможно, не является действенной реакцией. На данном этапе, считает Дюстерберг, союзные демократические страны должны продолжать оказывать давление.

«Мы можем обеспечить соблюдение правил, как мы их видим, и администрация Трампа была довольно решительна в этом вопросе. Администрация Байдена пока не отменила ни одного тарифа на Китай, поэтому нам нужно продолжать давление», — сказал Дюстерберг.

«Стоит попытаться реформировать ВТО и ввести более жёсткие правила, особенно в отношении субсидий и цифровой торговли».

Но такие реформы, хотя и желательны, могут быть недостаточно глубокими. Он видит решающую роль альтернативных торговых соглашений и систем регионального характера.

«Мы можем двигаться и создавать торговые соглашения на региональной основе, как мы это сделали с Североамериканским соглашением о свободной торговле, но я также считаю, что США необходимо присоединиться к соглашению о Транстихоокеанском партнёрстве», — сказал Дюстерберг, имея в виду региональный пакт с 11 странами, из которого администрация Трампа вышла.

Администрация Байдена заявила, что не планирует присоединяться к этому торговому соглашению, известному как CPTPP.

Такой торговый альянс может оказаться в итоге более эффективным, чем даже реорганизованная ВТО, где внутренние разногласия по китайскому вопросу иногда становились препятствием для эффективных реформ.

«США обсуждали это с Европой и Японией, но европейцы очень неохотно занимают жёсткую позицию в отношении Китая, а введение новых правил ВТО — задача не из лёгких, потому что обычно для этого требуется очень высокий уровень консенсуса, — сказал Дюстерберг. — Китайцы никогда не согласятся на это, и у них есть союзники, которых они подкупили или заставили встать на их сторону».

Отсюда следует полезность нового альянса, такого как CPTPP, в котором влияние Китая не сможет блокировать эффективные реформы. По его словам, Соединённым Штатам необходимо работать над этим вопросом с такими державами-единомышленниками, как Великобритания, Канада, Австралия и Япония, которые не боятся осуждать действия пекинского режима.

«Но если мы сможем убедить европейцев быть более активными сторонниками жёсткого отношения к Китаю, это тоже будет замечательно», — добавил он.

Дюстерберг также не исключает возможности заявить китайским компаниям, таким как Alibaba и TikTok, что они не могут работать в США, учитывая ограничения, препятствующие американским компаниям вести бизнес в Китае. Такой шаг может усилить давление на Пекин, чтобы заставить его изменить своё пренебрежение буквой и духом мирового экономического порядка, основанного на свободной торговле.

НАТО для торговли

По словам Эзелла, он видит потенциал для создания торговой, экономической сети и сети безопасности, объединяющей страны-единомышленники, чтобы противостоять жестокой политике и практике коммунистического режима Китая. Если НАТО служит для национальной обороны, то эта сеть будет служить для глобальной торговли. Эзелл привёл пример того, как эта система могла бы работать на практике.

«Когда мы находим китайские компании, которые продолжают заниматься кражей ИС, мы должны коллективно лишить эти китайские компании доступа ко всем рынкам в рамках этого партнёрства, — сказал он. — У нас может быть НАТО для торговли, страны, которые будут действовать коллективно, когда предприятиям наносится ущерб от действий Китая, чтобы наложить серьёзные санкции и коллективно укрепить высокие стандарты рыночной торговли».

Майкл Уошбернвнештатный репортёр из Нью-Йорка, освещающий темы, связанные с Китаем. Имеет опыт работы в юридической и финансовой журналистике, пишет об искусстве и культуре. Является ведущим еженедельного подкаста Reading the Globe.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА