Небоскрёбы Шэньчжэня в провинции Гуандун, Китай. (Peter Parks/AFP/Getty Images)  | Epoch Times Россия
Небоскрёбы Шэньчжэня в провинции Гуандун, Китай. (Peter Parks/AFP/Getty Images)

Пустующие небоскребы Китая

Нереальные активы и «космические» долги китайской экономики
Автор: 01.02.2022 Обновлено: 01.02.2022 09:34
По состоянию на 2016 год пустующие жилые дома в Китае могли бы вместить население в 27 раз больше, чем в Нью-Йорке.

Что это значит для вас? Есть много последствий от того, что вы тратите так много ресурсов впустую. Когда вы углубитесь в анализ, чтобы лучше ознакомиться с разрушительными последствиями кредитных пузырей, будьте благодарны, что вам действительно не нужно беспокоиться о злобных джиннах, волшебным образом отмечающих вас залогами.

Это может быть страшно. Представьте, что какой-то жестокий джинн испытал к вам неприязнь. Какой худший пример злонамеренной магии мог бы совершить джинн, чем представить вам документы, подтверждающие удивительную инвентаризацию 70 миллионов пустых жилых строений, накапливающих пыль по всему Китаю.

Вы можете подумать, что это сделает вас миллиардером, магнатом недвижимости наравне с Дональдом Трампом. Но подумайте ещё раз.

Возможно, сейчас подходящий момент пересказать нехарактерно очаровательную историю, которую Трамп рассказал о себе, начиная с кризиса сбережений и займов конца 1980-х и начала 1990-х годов. Это было время, когда 1043 из 3234 кредитных организаций США потерпели неудачу, пытаясь освоить миллиарды чрезмерно заложенных объектов недвижимости.

В то время, Трамп, прогуливаясь со своей девушкой по улицам Верхнего Ист-Сайда Манхэттена, натолкнулся на бродягу в изодранном плаще, лежащего на решётке. Трамп заметил своей спутнице: «У этого парня на один миллиард долларов больше, чем у меня». Она ответила: «Но не похоже, что у него есть хоть пенни». Трамп ответил: «У него его нет».

Когда он сказал это, состояние Трампа было в залоге у банков, которым он задолжал примерно на миллиард долларов больше. Так сильно была переоценена его недвижимость. Трамп подтвердил мне в разговоре, что вышеупомянутый случай, которым я делюсь с вами, действителен. Это показывает, как Трамп с юмором признаёт последствия двойной бухгалтерии в своих лучших проявлениях.

Имея это в виду, как вы могли позволить себе выплачивать ипотечные кредиты на строительство 70 миллионов квартир без жильцов, переданных вам злым джинном? Сложный вопрос. Вам пришлось бы быстро переговорить с китайскими банками, подобными тем, с которыми Трамп имел дело в Нью-Йорке десятилетия назад во время кризиса.

Ваша единственная возможность, чтобы вас не в чёрную дыру долговых дефолтов, — это нанять каких-нибудь креативных негодяев, замаскированных под бухгалтеров, чтобы помочь вам убедить банки одолжить вам дополнительные миллиарды (или даже триллионы), чтобы отсрочить день расплаты. Обратите внимание, что степень, в которой вы могли бы добиться успеха, только усугубила бы конечную проблему неправильного инвестирования. Ваши активы никоим образом не увеличились бы, если бы были обременены дополнительными долгами; они просто стали бы более дорогостоящими.

Могли бы вы продолжать выплачивать эти долги с обременением?

Вопрос на 36,4 триллиона долларов?

Это вопрос по меньшей мере на $36,4 трлн (≈2,9 триллиарда руб.). Может быть, вопрос в $45,9 трлн (≈3,6 триллиарда руб.), а может быть, даже в $116,6 трлн (≈9,2 триллиарда руб.). Правильный ответ зависит от фактического уровня долга Китая. В отличие от проблемы Трампа тридцатилетней давности, когда проблема системного долга была выражена в миллиардах долларов, безнадёжная проблема долга Китая в тысячу раз хуже.

Журнал Forbes опубликовал оценку профессора Виктора Ши (Victor Shih) из Калифорнийского университета в Сан–Диего, который считает, что официальные показатели долга Китая оказались крайне неадекватными.

Вопрос на 45,9 триллиона долларов?

В 2017 году Ши оценил общий долг Китая в 328% от валового внутреннего продукта (ВВП). По заявленным данным Китая — $14 трлн (≈1,1 триллиарда руб.), а по расчетам Ши — $45,9 трлн (≈3,6 триллиарда руб.). Профессор заявил, что «общий объём процентных платежей с июня 2016 по июнь 2017 года превысил прирост номинального ВВП примерно на 8 трлн юаней (≈99 трлн руб.)».

Если ситуация действительно такова, то конец близок. А реальное положение дел может быть еще хуже…

Или вопрос на 116,6 триллиона долларов?

Если вы такой скептик как и я, вы не принимаете официальные цифры за чистую монету. Вы продолжаете копать в поисках информации, которая раскрывает реальную историю. Я убежден, что статистика китайского правительства такая же фальшивая, как и в Соединённых Штатах. И даже более того.

Профессор Кристофер Болдинг из бизнес-школы HSBC Пекинского университета имеет авторитетные источники в Совете по финансовой стабильности Народного банка Китая (НБК). Недавно он провёл некоторую подрывную арифметику, сопоставив «балансовые активы» с «внебалансовыми активами». А мы, при этом помним, что в то время как долги являются обязательствами для заёмщиков, они являются активами для кредиторов.

Профессор Болдинг приходит к выводу, что общий долг в Китае составляет захватывающие дух 833% ВВП. Это означает, что долг составляет примерно $116,6 трлн (≈9,2 триллиарда руб.).

Вау. Просто вау!

Фактический уровень долга может быть в три с половиной раза выше, чем предполагают официальные данные. Национальная комиссия по развитию и реформам (National Development and Reform Commission) заявляет, что долг Китая составляет 260% ВВП. В денежном выражении — $36,4 трлн (≈2,9 триллиарда руб.), в то время как Международный валютный фонд (МВФ) принимает более низкую официальную оценку в 230%. Но предположим, что отчёт Болдинга о 833% верен. В таком случае это вопрос первостепенной важности для мировой экономики и ваших инвестиций.

Ежегодные процентные платежи в размере 29% ВВП?

Помните, что процентные ставки в Китае не такие незначительные, как в Соединённых Штатах, и не такие отрицательные, как в Европе и Японии. Предположим, что средняя выплачиваемая процентная ставка равна ставке по краткосрочным межбанковским депозитам в размере 3,5%. Болдинг отмечает: «это означало бы, что затраты на финансовые услуги для экономики составят 29% номинального ВВП». Это большой орешек, который нужно расколоть. Даже темпы роста в Китае не приблизились бы к покрытию ежегодных текущих расходов в 29%.

Возможно ли, что Балдинг прав?

Да. Я вижу несколько намёков на то, что он прав.

Являются ли официальные финансовые показатели крайне неверными?

Во-первых, почти каждое дело о банкротстве в Китае свидетельствует о нераскрытых обязательствах отдельных компаний. Болдинг отмечает: «в китайских банкротствах или дефолтах часто можно обнаружить огромное количество нераскрытых долгов или продуктов (подобных Enron) по управлению активами».

Это подчёркивает подозрение в том, что фактический уровень задолженности был занижен. По словам Болдинга, это также означает, что «официальные финансовые показатели баланса совершенно неверны, что несёт катастрофические последствия».

«Это означает, что нам необходимо переосмыслить всю историю китайского развития и финансов, вероятно, примерно с 2000 года», — предупреждает он.

«Чрезмерная задолженность распространена практически во всех секторах экономики. Раньше, если случалось шоковая ситуация в корпоративном секторе, владельцы и правительство могли вмешаться и помочь. Однако практически нет ни одного сектора китайской экономики, который не имеет огромной задолженности».

Доброе дело не осталось безнаказанным

Думаю, что вас не удивит информация, что Болдинг был уволен со своего поста в Пекинском университете после обсуждения его вывода, основанного на данных Народного банка Китая, о том, что общий долг в Китае вырос до 833% от номинального ВВП.

В коррумпированном мире, где у людей есть триллионы причин лгать об экономике (и некоторые, без сомнения, лишились жизни из-за того, что не прислушались к ним), увольнение профессора Болдинга это практически официальное подтверждение того, что его цифры верны.

Иными словами, опираясь на откровения Болдинга, можно сказать, что никто не знает, кто — кому и сколько должен выплатить до того, как рухнет весь китайский «карточный домик». По некоторым оценкам, безнадежный долг в банковской системе Китая достигает 50% ВВП, или около $7 трлн (≈545 трлн руб.). А этого более, чем достаточно, чтобы сделать банковскую систему неплатежеспособной.

Впереди крах пузыря активов в Китае. Я сомневаюсь, что какие-либо китайские магнаты прогуливаются по улицам Шанхая со своими подружками, шутя о том, что люди с улицы на триллион юаней богаче, чем они. Это подчеркивает проблему, когда правительство страны увеличивает долг до размеров, превышающих размеры активов, которыми владеют даже самые богатые люди. Ещё более маловероятно, что заложенные активы могут быть выкуплены по цене, соответствующей их текущему уровню долга.

Джеймс Дейл Дэвидсон — известный экономист и финансовый аналитик. Создатель популярного инвестиционного бюллетеня «Стратегические инвестиции», который публикуется с 1987 года.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА