Медсестра успокаивает ребёнка в детской больнице города Синин провинции Цинхай. Больницы в провинции Хэнань размещают объявления о продаже нежелательных детей, согласно сообщению Китайского национального радио. (Getty Images)
 | Epoch Times Россия
Медсестра успокаивает ребёнка в детской больнице города Синин провинции Цинхай. Больницы в провинции Хэнань размещают объявления о продаже нежелательных детей, согласно сообщению Китайского национального радио. (Getty Images)

Торговля детьми в Китае связана с извлечением органов

Миллионы сирот в Китае — жертвы социальной системы
Автор: 14.02.2022 Обновлено: 14.02.2022 09:31
Недавно кадры психически больной матери восьми детей, прикованной цепями в деревенской хижине в Китае, вызвали возмущение в китайских социальных сетях.

Это видео вызвало бурное обсуждение вопроса о торговле невестами в стране, где мужчин больше, чем женщин, в результате политики «одного ребёнка», проводимой Коммунистической партией Китая на протяжении десятилетий.

По словам китайских правозащитников, этот инцидент подчёркивает более широкие проблемы, связанные с торговлей людьми в Китае, включая похищение детей и извлечение органов.

Китайский диссидент Яо Чэн был волонтёром в нью-йоркской некоммерческой организации «Права женщин в Китае» (WRIC), работавшей в Китае с 2007 по 2016 год. В интервью китайскому изданию The Epoch Times он рассказал о случаях торговли детьми, а также о предполагаемой торговле детскими органами в Китае.

Девочки в женских монастырях

С тех пор как в 1979 году режим принял политику одного ребёнка, многие китайские младенцы женского пола были убиты, в то время как некоторые родители пытались отдать своих детей женского пола в буддийские женские монастыри, чтобы дать ребёнку шанс на выживание.

В своём документальном фильме «Девочки в женском монастыре» Яо рассказал, как он помог спасти многих девочек, выросших в женских монастырях, и найти их биологические семьи.

За это его приговорили к 22 месяцам тюремного заключения в Китае в 2013 году.

Расследование Яо показало, что тысячи девочек были удочерены из десятков буддийских женских монастырей в Тунчэне, уездном городе в восточной провинции Аньхой.

«Новорождённых оставляли в бумажной коробке или корзине, накрытой одеялом, — рассказал он. — Счастливчиков брали на воспитание монахини, но они могли позволить себе вырастить только от пары до нескольких человек; большинство остальных либо замерзали насмерть либо погибали от диких собак. Конечно, если какая-нибудь семья была готова усыновить ребёнка женского пола, монахини отдавали его им».

Огромная прибыль

По словам Яо, китайские дети как мужского, так и женского пола, слишком часто становятся жертвами похищения, а также торговли людьми.

Он сказал, что китайская полиция хорошо ловит врагов государства, но не торговцев людьми, потому что многие полицейские вовлечены в операции, которые образуют промышленную цепочку с огромными прибылями.

Яо говорит, что, согласно статистике, собранной китайскими некоммерческими организациями, включая WRIC, ежегодно похищается около 70 тыс. детей. В это число не входят дети, от которых отказались.

Он объяснил, что тех, кто пропал, купили, чтобы сделать из них невест (которые будут выданы замуж за члена семьи, когда ребёнок достигнет соответствующего возраста), проституток или доноров органов.

Яо видел в Сантоу, городе на восточном побережье провинции Гуандун, кровати для мальчиков и девочек, которых отправляли в Юго-Восточную Азию для извлечения органов. По словам Яо, он собрал все доказательства, необходимые для судебного преследования, но полиция отказалась проводить расследование или предпринимать какие-либо действия для пресечения преступлений.

Он считает, что связано с тем, что эта индустрия является прибыльной.

«Органы одного ребёнка стоят более одного миллиона юаней ($157 тыс.)».

Спрос на органы за рубежом огромен, сказал Яо. Он выявил торговцев детскими органами в Сантоу, но не смог ничего сделать:

«Если вы попытаетесь что-то предпринять, ваша жизнь будет в опасности».

В интернете появились сообщения, о том, что в районе Путянь в прибрежной провинции Фуцзянь на юге страны нашли более десятка детских тел, у которых отсутствуют органы и глаза.

«Это не то, что кто-то может сделать обычным кухонным ножом, это профессиональная операция, трансплантация — это скрупулёзная операция», — сказал Яо.

Он считает, что многие операции были одобрены властями, потому что высокопоставленные чиновники нуждались в пересадке органов.

Почему многие из этих высокопоставленных партийных кадров, якобы немощных после войн и всех лишений в ранней жизни, дожили до 90 и 100 лет? — сказал Яо. — Посмотрите на Цзян Цзэминя, ему почти 100 лет. На китайском рынке также существует высокий спрос на органы».

Китай занимает первое место в мире по пересадке органов, но Яо поставил под сомнение источники органов для страны, в которой нет прозрачной и законной программы по закупке донорских органов.

Невыполненное обещание

В 2010 году WRIC выступил с инициативой, в рамках которой ежемесячная помощь школьникам составляла 300 юаней ($47,16), а старшеклассникам и студентам — 500 юаней ($78,59). Она была поддержана Фондом Клинтона и её бюджет составлял $200 млн.

Однако в дело вмешались коммунистические власти режим.

WRIC был уведомлен, что правительство обеспечит каждого нуждающегося ребёнка 600 юанями ($94,28) в месяц.

«Вот насколько уродлив режим. Он не делает ничего хорошего и запрещает другим делать правильные вещи, боясь потерять лицо перед иностранной организацией», — говорит Яо.

Однако по прошествии года Пекин не выделил ни цента. Директор Министерства гражданских дел объяснил Яо, что правительство обсуждает, «как распределить средства».

Яо посетовал, что в итоге страдают дети.

«Могут ли эти дети не есть в течение года или двух?»

Наконец, некоторые деньги были выделены, но единовременно. Яо считает, что, даже если бы средства были выделены специально для детей, большая их часть была бы присвоена коррумпированными чиновниками.

По словам Яо, его волонтёрская деятельность напугала власти. Компартия заклеймила его как врага за это. Многие женщины-волонтёры покинули фонд из-за угроз со стороны сотрудников службы общественной безопасности режима.

«Логика партии проста: только сама партия хороша; если кто-то другой хорош, значит, партия плоха. Поэтому в сферу деятельности компартии Китая не допускаются хорошие люди».

В качестве примера Яо привёл преследование последователей Фалуньгун в сегодняшнем Китае.

Фалуньгун, также известный как Фалунь Дафа, это духовная практика, включающая медитативные упражнения и глубокое нравственное учение, основанное на принципах истины, сострадания и терпения. Количество последователей Фалуньгун составляло от 70 до 100 тыс., больше, чем членов партии, поэтому начала кампанию преследования Фалуньгун в 1999 году, которая продолжается до сих пор.

«Почему компартия преследует Фалуньгун? Потому что миллионы китайских последователей Фалуньгун — хорошие люди. Это пугает компартию», — сказал Яо.

Андрей Соколов — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на новостях и аналитических материалах о Китае.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА