Там, где люди в целом богобоязненны, честны и добры, где достаточно праведности, Боги не позволят Богу эпидемии напустить туда чуму. Фото: Adobe stock | Epoch Times Россия
Там, где люди в целом богобоязненны, честны и добры, где достаточно праведности, Боги не позволят Богу эпидемии напустить туда чуму. Фото: Adobe stock

Любая эпидемия является избирательной

«У чумы есть глаза»
Автор: 26.05.2022 Обновлено: 26.05.2022 10:09
Эпидемии страшны тем, что поражают без разбора, и современная медицина считает, что спастись от неё могут только люди с антителами в организме. Однако традиционная культура учит нас, что любая эпидемия  является избирательной и что те, кто избежал её, не имеют ничего общего с наличием или отсутствием антител. В народе всегда бытовала поговорка, что «у чумы есть глаза», то есть там, где случается чума, везде есть выбор и решение: кто заболеет, а кто нет.

1. Военному чиновнику девятого ранга снится вестник бубонной чумы

В «Книг Туань Чэ» Го Цзюньмин, учёный династии Сун, внёс запись о Сунь Цзюньмине, сюнчжилане (военный чиновник девятого ранга) династии Сун, который жил в районе Чжэньцзе  (современный район Вуцзян,  Сучжоу). Как-то раз в канун Нового года ему приснился великан ростом с  крышу его дома. Великан  беспрепятственно передвигался, держа в одной руке рог, а в другой — молоток с гвоздями. Он с отвращением посмотрел на мой дом, и собирался прибить рог к двери дома.

Во сне Сунь Цзюньмин спорил с великаном, и тот не стал прибивать рог. Он  повернулся и пошёл к дому напротив и прибил рога к дому Яо. В начале весны семья Яо переболела чумой, и несколько человек умерло.

Великан из этой истории, вероятно, был посланником бога эпидемии, распространяющим чуму. Он хотел отметить дом Сунь Цзюньмина, но Сунь доказал во сне, что тот ошибся адресом,  и тогда он отправился в дом Яо. Одно можно сказать наверняка: когда придёт чума, она ударит по намеченной цели.

2.Неправедным не избежать наказания

В «Четырёх книгохранилищах: хроника древних и современных преданий» («Сику Цюаньшу») говорится, что на шестом году правления династии Мин (1511 г.) семья по имени Гу Чжэнь в провинции Фуцзянь заразилась чумой, и семья решила питаться вегетарианской пищей, и молиться Богам, чтобы они отогнали чуму. Когда в район приехал губернатор, чтобы открыть склад для оказания помощи населению, Гу Чжэнь отправился в город за рисом.

Когда он приехал в город, то увидел в продаже рыбу, и купил трёх живых рыб, бутылку вина и пошёл домой. В результате эпидемия перешла в критическую стадию, и он умер в тот же день после возвращения домой. Позже местные жители рассказали, что рыбы прилепились к телу Гу Чжэня и ушли в гроб вместе с ним. Гу Чжэнь убил живые существа, нарушил клятву перед , огами и, в конце концов, умер от чумы.

Во времена династии Мин в Линьчуани жил человек, который поймал в горах детёныша молодой обезьяны. Самка обезьяны последовала за ним и всю дорогу умоляла отпустить её маленького сына. Мужчина не проявил милосердия, привязал детёныша к дереву и убил его. Самка обезьяны издала страшный крик и ударилась о дерево насмерть. Этот человек вспорол живот самке обезьяны и обнаружил, что её печень и кишечник были разорваны. Менее чем за полгода члены его семьи заразились чумой, и умерли один за другим.

3. Те, кто творит добро, не заболевают во время эпидемии

В «Сику Цюаньшу» записано, что в середине династии Мин, примерно во времена Цзяцзина, в префектуре Гаочжоу, провинции Гуандун работал   префект по фамилии Сюй. Его бабушка и мачеха умирали от тяжёлой эпидемии дизентерии, и многие члены семьи были инфицированы. Соседи и родственники подумали, что помощи ждать неоткуда, и укрылись в домах. Только благодаря помощи и заботе Сюя его бабушка и мачеха смогли вернуться к жизни, а префект остался здоровым, как будто чума не имела к нему никакого отношения.

У учёного Чжан Яньчжэня во времена правления Юнлэ династии Мин чумой заразилась вся семья, и все его друзья и родственники отвернулись от них. Чжан Яньчжэнь готовил заболевшим супы и кашу, навещал по нескольку раз в день, иногда выходя из дома по ночам. Все останавливали его, боясь, что он заразится чумой.

Чжан Яньчжэнь объяснял им: «Как могут демоны и боги посягать на меня, когда я совершаю добрые дела? Даже деревья у дороги могут дать укрытие и тень. Как люди могут не помочь друг другу в беде?» Несмотря на длительное пребывание среди инфицированных, Чжан Яньчэнь так и не заразился чумой.

4. Западный и Восточный Чжэцзян сильно отличаются друг от друга

В книге «Записи И-цзяня» также зафиксировано аналогичное событие: в первый год Южной династии Сун в деревне Шитянь уезда Уюань слуга Ван Шивэнь  внезапно впал в кому. Через восемь дней он чудесным образом ожил и рассказал историю пребывания в коме.

Оказалось, что, вспахивая поле, он увидел более десятка человек, идущих с Запада. Все они были одеты в даосские одежды и несли в руках ящики, коробки и большие веера. Пришедшие попросили Вана взять коробки и следовать за ними. Прибыв в уездный храм Ухоу, они сказали, что хотят отправиться в Уюань  распространять чуму, но им не разрешили и приказали как можно скорее уйти.

Тогда они отправились в храм Юэ, и там им тоже было отказано. После этого они пришли в храм Шэнь Мин в Хуэйчжоу уезда Сюнин, но боги также не позволили им распространять в этих местах чуму. Позже они направились в Сюаньчжоу, где с разрешения местных богов смогли распространить чуму, начав с дома Мэн Ланчжуна у северных ворот.

В доме семьи Мэна они вынули из коробок веера, барабаны и начали сеять смерть. Бесчисленное количество людей в западной части провинции Чжэцзян заразилось этой болезнью, а в восточной части всё было в порядке. Люди восточного Чжэцзяна были искренними и добрыми, всегда поклонялись Богам, поэтому получили от духа-покровителя города и других просветлённых милосердную защиту от эпидемии.

Другими словами, если Боги этого не допустят, в здешних краях не будет чумы. Там, где всеобщее почитание Богов, честность, доброта и праведность, никто не заболеет. А там, где всеобщее неверие в Бога и аморальность, будет много плохих вещей, и Боги позволят чуме распространиться в наказание.

Дмитрий Семёнов — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на традиционной культуре Китая.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА