Реклама фильмов в кинотеатре в Гонконге. Известная кинематографом мирового класса, Гонконгская киноиндустрия столкнулась с цензурой континентального Китая. 2 сентября 2021 года (Исаак Лоуренс / AFP через Getty Images) | Epoch Times Россия
Реклама фильмов в кинотеатре в Гонконге. Известная кинематографом мирового класса, Гонконгская киноиндустрия столкнулась с цензурой континентального Китая. 2 сентября 2021 года (Исаак Лоуренс / AFP через Getty Images)

Новый закон о кино угрожает независимости киноиндустрии Гонконга

Закон о цензуре фильмов — свидетельство интеллектуального и творческого упадка существующей системы Гонконга
Автор: 13.11.2021 Обновлено: 13.11.2021 08:24
Закон о цензуре фильмов, принятый недавно Законодательным собранием Гонконга, якобы ориентирован на укрепление национальной безопасности. Однако за этим усматривается очередная попытка подчинить Гонконг авторитарному правлению Пекина.

Теоретически закон направлен на запрет фильмов, угрожающих национальной безопасности. За его нарушение предусмотрены штрафы и тюремное заключение до трёх лет. Закон вписывается в систему тоталитарного режима материкового Китая, как и закон о национальной безопасности, введённый в Гонконге в 2020 году.

«Закон о цензуре кинофильмов входит в план Пекина изменить привычные для жителей Гонконга духовные ценности и привести их в соответствие с идеологией режима материкового Китая», — говорит профессор Крис Берри, специалист по кинематографии в Королевском колледже Лондона, который много писал о китайском кино и редактировал две серии книг для издательства Гонконгского университета.

«С точки зрения коренных гонконгцев, которые дорожат существующей системой, это очередное свидетельство интеллектуального и творческого упадка существующей системы Гонконга».

Усиление репрессий

Лидер компартии Китая Си Цзинпин считает западные ценности, такие как свобода слова, несовместимыми с гармоничным обществом, поэтому новый закон о кинематографе вписывается в авторитарные репрессивные меры коммунистического режима.

Несмотря на стремление жителей Гонконга к политической и идеологической независимости, многие гонконгские кинематографисты, однако, сделали ставку на чрезвычайно прибыльный кинорынок в материковом Китае.

Китайско-гонконгские совместные фильмы «Проект Гутенберг», «Операция „Красное море“» и L Storm очень хорошо зарекомендовали себя с коммерческой точки зрения, а ведущие гонконгские режиссёры, например, Цуй Харк, имеют офисы в Китае.

Берри считает, что гонконгская киноиндустрия после соглашения о свободной торговле между материковым Китаем и Гонконгом, принятого 1 января 2004 года, разделилась на два направления. Согласно этому соглашению, совместные гонконгско-китайские фильмы имеют статус отечественных и не подпадают под жёсткую китайскую квоту на иностранные фильмы.

Коммерчески мыслящие гонконгские кинематографисты воспользовались этой возможностью и согласились работать в условиях существующей там цензуры.

Следовательно, новый закон мало что изменит для производителей гонконгско-китайской совместной продукции. А для немногих кинематографистов, продвигающих независимые проекты, закон сыграет разрушительную роль.

«Независимые гонконгские режиссёры, содействуя национальным интересам и решению проблем Гонконга, создают живую культуру малобюджетных фильмов — от документальных и короткометражных до драматических, — сказал Берри. — В условиях нового закона выживание этой местной кинопромышленности находится под вопросом».

Кто находится в опасности?

Есть ли надежда, что фильмы, выпущенные до вступления в силу закона, освобождаются от запрета? По мнению Берри, закон будет действовать задним числом, и независимые кинематографисты окажутся в опасности.

Берри не исключает, что под пристальное внимание цензоров теперь попадут такие картины, как фильм-антология 2015 года «Десять лет», получивший награду на 35-й гонконгской кинопремии, но злобно раскритикованный китайской прессой.

«Десять лет» — это сборник короткометражных фильмов, в которых изображён антиутопический Гонконг будущего, разоблачаются политические репрессии и издевательства над населением,

«В то время многим это казалось истеричным и преувеличенным. Теперь, всего шесть лет спустя, те же комментаторы говорят, что это было правдой», — сказал он.

По мнению Берри, небольшое сообщество кинематографистов с материка, эмигрировавших в Гонконг в надежде найти более свободную среду для работы, теперь может столкнуться с ограничением этих свобод.

«Ополченцы» и местная культура

Майкл Берри (однофамилец), директор Центра китайских исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, также видит всё более тесную интеграцию большей части киноиндустрии Гонконга с киноиндустрией КНР, а также растущую роль многих ведущих кинематографистов города в фильмах, снятых на материке.

Он говорит, что Питер Чан, Цуй Харк, Данте Лам и Стивен Чоу, гонконгские талантливые режиссёры, использовали возможность снимать высокобюджетные фильмы в Китае при растущем отсутствии интереса к местной культуре Гонконга. Их профессиональная деятельность вряд ли пострадает от нового закона.

«Несогласных, которые в Гонконге снимают фильмы на кантонском языке с местным колоритом и к тому же с резко выраженной политической позицией, уже сравнительно мало».

Сейчас ситуация усложнилась, и независимые кинематографисты Гонконга вынуждены бороться не только с экономическими трудностями, связанными с малобюджетными фильмами, но и с тем, что Берри называет «политическими красными минными зонами, которые нужно обходить». Поэтому многие предпочитают снимать фильмы под псевдонимами или соглашаются на цензуру своих работ, или уезжают за границу, или прекращают снимать фильмы.

Берри говорит, что происходящее в Гонконге затрудняет, а то и вовсе делает невозможным для диссидентов открыто донести своё независимое обращение к общественности. Он указывает на Дениз Хо, Чапмана То и Энтони Вонга как на режиссёров и художников, которые публично выступали против репрессий коммунистического режима, а теперь могут столкнуться с большими трудностями.

Но действие нового закона на этом не заканчивается.

«Помимо общественных активистов и знаменитостей, даже малобюджетные независимые документальные фильмы на „чувствительные“ на материке темы, такие как „четвёртое июня“, „движение зонтиков“ и другие, рискуют быть уничтоженными», — сказал Берри.

Майкл Вашберн — независимый репортёр из Нью-Йорка, освещает темы, связанные с Китаем, а также пишет об искусстве и культуре.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА