Фэн Чжэньго, участник митинга в Ванкувере, Канада, призывает к ликвидации КПК. Надпись на футболке: «Уничтожить КПК. Построить новую демократическую страну». 20 августа 2022 года (Da Yu/The Epoch Times) | Epoch Times Россия
Фэн Чжэньго, участник митинга в Ванкувере, Канада, призывает к ликвидации КПК. Надпись на футболке: «Уничтожить КПК. Построить новую демократическую страну». 20 августа 2022 года (Da Yu/The Epoch Times)

Как китайские партийные чиновники наживаются за счёт предпринимателей, разоряя их. Рассказ жертвы

«Под властью компартии китайцы подобны муравьям, ничтожны и легко могут быть раздавлены, как бы усердно они ни работали»
Автор: 22.09.2022 Обновлено: 22.09.2022 14:53
Бывший владелец прибыльной фабрики по производству деревянной мебели в китайской провинции Хэбэй вынужден был продать предприятие китайской полиции по крайне низкой цене, потому что не смог справиться с вымогательством со стороны природоохранных органов.

«Так называемые реформы и открытость коммунистического режима — это всего лишь ослабление оков на шее китайского народа, когда и власть, и экономика находятся на грани краха», — сказал Фэн Чжэньго китайскому изданию The Epoch Times 14 сентября.

«Коммунистическая партия даёт вам испытать немного свободы упорно работать, пока вы не заработаете немного денег. Затем она приходит за вашими деньгами».

В Циньхуандао, портовом городе в 300 км к востоку от Пекина, у Фэна была фабрика по производству элитной мебели на заказ, в которую он вложил 3 млн юаней ($430 тыс.). На фабрике работало около 40 сотрудников. Однако он был вынужден продать бизнес полиции всего за 400 тыс. юаней ($57 тыс.)

У Фэна была склонность к плотницкому делу, он был отличным мастером, поэтому открыл бизнес.

«Я думал, что смогу сделать что-то хорошее, если буду по-настоящему любить это дело и делать его от всего сердца», — сказал он.

Однако компартия превратила мечту его жизни в кошмар, постоянно под различными предлогами требуя от него денег.

«Я вдруг понял, что под властью компартии мы, простые китайцы, подобны муравьям, ничтожны и легко можем быть раздавлены, как бы усердно ни работали», — сказал он.

Защита окружающей среды в Китае — «кампания вымогательства»

Многие годы природоохранные органы и полиция вымогали у Фэна деньги.

В 2016 году он прошёл серию хлопотных процедур по организации своей фабрики.

Оценка является частью «обязательной правовой системы, которая определяет, может ли строительный проект продолжаться», говорится на сайте законодательного органа КПК. Местное бюро экологии и окружающей среды оценивает строительный проект, после чего на утверждение представляется отчёт о выборе места для проекта, воздействии на окружающую среду и любых профилактических мерах, которые необходимо предпринять.

Предприятие не может работать без одобрения бюро.

Однако по факту процесс оценки фактически превратился в вымогательство со стороны бюро, сказал Фэн.

«Например, бюро экологии и охраны окружающей среды назначает определённого поставщика продукции для защиты окружающей среды, — сказал он. — Вы должны покупать только у этого поставщика. Если оборудование для защиты окружающей среды стоит чуть больше 100 тыс. юаней ($21 тыс.), то этот поставщик может продать его за 400 тыс.-500 тыс. юаней ($57 тыс.-71 тыс.)».

Это лишь один из способов нажиться на предприятиях, подающих заявки на оценку, отметил он.

«Они также назначают подрядчика для строительства и компанию по приёмке для проверки после завершения работ», — сказал Фэн.

В его городе начальником приёмочной компании был бывший заместитель директора бюро экологии и окружающей среды.

Бюро и компания по приёмке сговорились, чтобы заставить владельцев бизнеса заплатить больше за оборудование, и эти дополнительные деньги должны были гарантировать одобрение оценки, рассказал Фэн.

Он почувствовал облегчение, когда прошёл оценку после того, как потратил несколько сотен тысяч юаней и смог, наконец, начать производство.

«Многие люди были вынуждены снести свои заводы, так как не смогли пройти оценку и обанкротились, — сказал он. — Некоторые покончили жизнь самоубийством».

После того как Фэн прошёл аттестацию, сотрудники бюро экологии и охраны окружающей среды регулярно приходили на его фабрику — примерно несколько раз в месяц.

«Они присылали разных людей с разными обвинениями, — сказал он. — Мы никогда не могли выполнить их требования, потому что их целью было вымогание денег».

Сотрудник бюро сказал ему: «Наша квота штрафов на этот год составляет 3 млн юаней ($429 559), и мы должны её выполнить».

Помимо регулярных выплат, Фэну нужно было быть готовым к непредвиденным расходам.

Например, всего через несколько месяцев после начала производства ему пришлось установить новое оборудование для защиты окружающей среды, поскольку новый директор бюро экологии и окружающей среды заявил, что его оборудование не соответствует стандартам.

Фэну ничего не оставалось, как подчиниться, поскольку к тому времени он уже вложил миллионы юаней.

«Защита окружающей среды КПК — это кампания по получению денег. Она не направлена на долгосрочную защиту предприятий или окружающей среды», — сказал он.

Преследование за веру

Фэн и его жена Хань Яньцзин привезли свою дочь в Ванкувер, Канада, на учёбу в 2019 году. Там друг из их родного города привёл Хань в церковь.

Хань вернулась в Китай в начале 2020 года незадолго до начала пандемии в Ухане, чтобы контролировать работу фабрики, а Фэн остался в Канаде с дочерью.

Ещё в городе Циньхуандао Хань несколько раз посещала собрания в подпольной церкви, официально не признанной компартией Китая, вместе со своим сотрудником. За это она стала объектом преследования местной полиции.

Чжэн Шиюн, офицер полиции из полицейского участка Хайян в Циньхуандао, пришёл к Хань домой и сказал, что кто-то донёс на неё за участие в «незаконном собрании», но начальник полиции не будет сообщать об этом в вышестоящие инстанции, если она заплатит.

Хань дала ему 5 тыс. юаней ($715).

Через несколько дней Чжэн снова пришёл в дом Хань вместе с начальником полиции. Деревянная беседка ручной работы во дворе привлекла внимание начальника полиции. Он попросил Хань сделать для него такую же по себестоимости.

Хань поняла, что он имеет в виду, и сказала: «Если вам нравится, просто возьмите её».

Через несколько дней начальник забрал беседку.

Прибыльный бизнес

Фэн арендовал участок земли, чтобы построить цех площадью около 30 тыс. м2.

«Я считал фабрику своим ребёнком, — сказал Фэн. — Я страстно желал ей процветания».

С большим вниманием он следил за работой мастерской, производством и планированием. Каждый год он устанавливал новый план продаж, количества сотрудников и масштабов производства, а также позиционировал свою продукцию как уникальные, элитные изделия из массива дерева, разработанные и изготовленные в соответствии с требованиями клиентов.

«На самом деле моя фабрика была очень прибыльной. Мы изготавливали на заказ высококачественную мебель из массива дерева для тех, кто планировал обновить домашний интерьер. В городе Циньхуандао мой бренд „Му Цзя“ мог устанавливать цены на мебель высокого класса. Я не хотел конкурировать с продукцией низкого класса», — говорит Фэн.

Его продукция была хорошо принята на рынке. На выставке декоративных и строительных материалов его мебель пользовалась такой популярностью, что сотрудники отдела продаж всё время отвечали на звонки и принимали заказы от клиентов. Клиенты приезжали даже из Синьцзяна на западе Китая.

Когда он вспоминает тот период, его лицо светится от счастья.

«Я очень гордился, потому что смог дать работу примерно 40 сотрудникам», — сказал он.

Украденный бизнес

Из-за визитов полиции Фэн решил, что заниматься бизнесом больше небезопасно, и велел жене продать его.

Хотя потенциальный покупатель предложил за завод 2,8 млн юаней ($400 тыс.), Фэн не захотел продавать его по такой цене, поскольку его общие инвестиции превысили 3 млн юаней, а бизнес приносил хорошую прибыль.

Но после этого других предложений не поступало.

Они решили связаться с человеком, который сделал предыдущее предложение, но тот сказал, что больше не может купить фабрику, «потому что её хочет купить кто-то из полицейского участка».

Через некоторое время человек по имени Чжан Цзянь предложил им 400 тыс. юаней ($57 274) и предупредил, что если они не согласятся, то получат ещё более низкую цену.

Фэн и его жена решили продать Чжану, хотя предложение даже близко не покрывало их вложений.

В конце концов супруги узнали, что Чжан представлял Хань Цзяцзюня, полицейского из полицейского участка Хайяна.

Полиция продолжает требовать деньги

После продажи завода Хань нашла работу у своего друга. Пара не ожидала, что полиция снова позвонит им и потребует денег.

Чжэн Шиюн, полицейский, который сопровождал своего начальника, чтобы получить беседку во дворе Хань, позвонил Хань перед китайским Новым годом в 2021 году.

«Мы больше не можем скрывать ваш прошлый случай [посещение Хань церкви в Циньхуандао]. Мы должны доложить нашему начальству».

На этот раз Хань не смогла им заплатить. Она бежала в Канаду и присоединилась к мужу и дочери, когда Китай снял ограничения на выезд.

Официальные представители полицейского участка Хайян 15 сентября отказались дать комментарий изданию The Epoch Times.

Покончить с компартией

Сейчас Фэн живёт в Канаде и работает плотником.

«Я чувствую себя гораздо комфортнее, работая обычным плотником в Канаде, чем владельцем фабрики в Китае», — сказал он.

«Железный кулак КПК бил меня почти каждый день, и я не мог нормально спать в те годы, когда у меня была своя фабрика в Китае».

Теперь он видит, что частные предприятия в Китае подобны «шнитт-луку» — термин, используемый китайскими гражданами для описания вещей, которые легко выращивать, но которые подвержены «срезанию».

«Мы богатеем благодаря своему тяжёлому труду, а партия приходит собирать урожай», — сказал Фэн.

Он сказал, что КПК уже давно так относится к китайскому народу. Когда партия только появилась, она грабила богатых фермеров, а затем убивала их. После прихода к власти она продолжала делать то же самое.

Свобода убеждений

Фэн говорит, что сейчас его семья пользуется свободой вероисповедания в Канаде. Он надеется, что китайцы в Китае тоже когда-нибудь обретут свободу.

«Мой дедушка говорил мне, когда я был маленьким, что компартия очень, очень плохая и является организованной бандой бандитов», — сказал он.

20 августа Фэн посетил митинг в Ванкувере, где призывали покончить с КПК. Он был одет в футболку, на которой на китайском и английском языках было напечатано:

«Уничтожить КПК, построить новую демократическую страну».

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА