Солдаты Народно-освободительной армии Китая идут строем рядом со входом в Запретный город во время церемонии открытия политического собрания в Пекине 21 мая 2020 года. (NICOLAS ASFOURI/AFP via Getty Images)  | Epoch Times Россия
Солдаты Народно-освободительной армии Китая идут строем рядом со входом в Запретный город во время церемонии открытия политического собрания в Пекине 21 мая 2020 года. (NICOLAS ASFOURI/AFP via Getty Images)

Пекин предпринимает масштабные попытки преобразовать общество

От технологий до развлечений и частного репетиторства — немногие отрасли остались незатронутыми во время кампании по ужесточению контроля.
Автор: 26.09.2021 Обновлено: 14.10.2021 14:50

Китайские технологические гиганты отдают прибыль властям, чтобы продемонстрировать свою преданность коммунистической партии. Популярные актёры стёрты из истории интернета, а их фан-группы распущены. Молодым геймерам теперь разрешено играть не более трёх часов в неделю.

В школы Китая направлены 147 тыс. новоиспечённых инспекторов, которые отслеживают, как распространяется доктрина высшего руководителя Китая Си Цзиньпина в национальных масштабах.

Будь то электронная коммерция, развлечения, образование или игры — немногие сферы жизни китайского общества остались незатронутыми в потоке регулятивной деятельности Пекина в последние месяцы. Когда власти подавляли нарушителей, фондовые рынки рухнули и сотни миллиардов были потеряны, в то время как компании и частные лица поспешили принять новые правила, чтобы не перебегать дорогу правящему режиму.

Быстрые и усиливающиеся репрессии похожи на попытки компартии Китая психологически манипулировать народом, как это происходило во время «Культурной революции» 1966 года, длившейся десять лет. В тот время первый лидер режима Мао Цзэдун пытался утвердить власть в партии и стране, начав массовую кампанию по разрушению традиций, верований и общественных нравов.

В Китае происходит «глубочайшая революция», заявляет националист-эссеист Ли Гуанмань, бывший редактор малоизвестной государственной газеты. В недавнем комментарии, быстро распространившемся на известных сайтах государственных СМИ, Ли Гуанмань приветствовал кампанию режима, назвав это «возвращением к первоначальному замыслу коммунистической партии Китая… и сущности социализма», и предложил две потенциальные цели: жильё и медицинское обслуживание.

Как и в случае прошлых мер, китайский режим объяснил свои действия необходимостью для общественного блага. Только в это раз стремительная кампания режима проводится крайне тщательно, чего ещё не было в новейшей истории Китая.

Это похоже на «первые дни» «Культурной революции», говорит Джун Тейфель Дрейер, профессор политологии из Университета Майами.

По мнению Роберта Аткинсона, экономиста и основателя аналитического центра Information Technology and Innovation Foundation, некоторые из этих мер отражают усилия Пекина по ограничению свободы слова и выражения. В качестве примера Аткинсон привёл запрет на «женоподобных актёров» и ограничения на азартные игры.

«Создаётся ощущение, что Си говорит: „Нет, мы не хотим индивидуалистического общества. Ваша задача как граждан Китая — поддерживать государство и следовать его требованиям“», — сказал Аткинсон в интервью The Epoch Times.

«Цель китайского общества не в том, чтобы делать людей счастливыми, главное — сделать государство могущественным», — добавил он.

Тотальный контроль

По словам Дрейер, «соломинка, сломавшая спину верблюда» появилась в октябре прошлого года, когда основатель интернет-гиганта Alibaba Джек Ма выступил с резкой критикой в адрес китайской системы регулирования. Из-за своей откровенности предприниматель пропал на три месяца. Регулирующие органы сразу же остановили первичное размещение акций его дочерней компании Ant Group, которое должно было стать крупнейшим в мире.

Режим «пытается помешать богатым, заинтересованным кругам, таким как Джек Ма, вмешиваться в процесс принятия политических решений», считает Дрейер.

Наказание Ма, похоже, стало громоотводом, который запустил масштабную реорганизацию, охватившую практически все стороны жизни общества. С тех пор регулирующие органы удаляли приложения за предполагаемые нарушения передачи данных, бойкотировали знаменитостей, которые «плохо себя ведут», наказывали тысячи независимых аккаунтов за «плохие высказывания о финансовом рынке» и запрещали платные частные уроки по основным школьным предметам.

«Речь идёт о том, чтобы дать понять капиталистическому классу, что… вы как бизнесмены находитесь во власти государства», — сказал Аткинсон.

Параллельно с этим Пекин вновь делает упор на «всеобщее процветание» — лозунг, который партия с первых дней своего существования пропагандировала как конечную цель социализма.

Среди последних обещаний Си — перераспределение богатства, чтобы сократить огромный разрыв в доходах, вероятно, для того, чтобы заручиться поддержкой населения, поскольку в конце следующего года он будет претендовать на беспрецедентный третий пятилетний срок.

Целевые отрасли стремятся соответствовать указаниям партии. Десятки компаний подписали заявления в поддержку кампании Пекина. Атакуемая Alibaba 3 сентября дала обещание потратить ¥100 млрд юаней к 2025 году на поддержку программы всеобщего процветания.

В погоне за «возрождением»

За лавиной перемен стоит идея Си о грандиозном национальном «возрождении» — этот термин он использовал более двух десятков раз, выступая с балкона на пекинской площади Тяньаньмэнь 1 июля в честь 100-летия компартии.

Однако кампания по возрождению натолкнулась на некоторые внутренние препятствия.

Численность рабочей силы в Китае сокращалась в течение многих лет, отчасти из-за многолетней политики регулирования рождаемости, которая позволяла каждой семье иметь только одного ребёнка. Даже когда в 2016 году Пекин разрешил иметь двух детей, расходы на воспитание в городах Китая отпугивали потенциальных родителей. Власти, которые теперь поощряют рождение третьего ребёнка, отменили экзамены для первоклассников и второклассников и запретили коммерческие репетиторские фирмы, обвинив их в увеличении финансовой нагрузки на семьи. Для поимки «нарушителей» власти организовали горячую линию.

Такие меры не всегда находят поддержку у китайских родителей, которые, как известно, тратят много времени и денег на образование детей, чтобы подготовить их к вступительным экзаменам в университеты, где огромные конкурсы.

«Это недостаток системы, нельзя требовать, чтобы ученики и родители несли ответственность за последствия», — сказала в интервью The Epoch Times Эми Ма (псевдоним), учительница начальной школы в центральной китайской провинции Хубэй.

Она также добавила, что политика в области образования ненамного ослабит беспокойство родителей о будущем ребёнка. Для большинства китайских семей образование — это «последний шанс изменить судьбу детей», когда «партия монополизировала все ресурсы общества».

Для повышения успеваемости китайским детям теперь придётся обращаться к домашним репетиторам, сказал в интервью The Epoch Times Ричард Чжан (псевдоним), начальник отдела одного из городских бюро образования. По его словам, в связи с сокращением числа репетиторов в результате новых правил, стоимость таких услуг может стать непомерно высокой. Таким образом, в конечном счёте только богатые семьи смогут дать детям дополнительное образование и конкурентное преимущество.

Отсутствие энтузиазма у молодых людей также препятствует планам режима. Новое контркультурное движение под названием «танпин» или «лежать и ничего не делать» находит отклик у молодёжи, которая становится всё более недовольной строгими требованиями в профессиональной и общественной жизни.

По словам Дрейер, «лежачий» подход к жизни, который государственные СМИ назвали «позорным», в то время как другие хвалят как молчаливую форму сопротивления, является противоположностью тому, что нужно Си для поддержания амбиций.

«Он хочет видеть высоко конкурентное общество, в котором все усердно работают, благодаря чему Китай сможет затмить Соединённые Штаты. Он не добьётся этого, если люди будут просто лежать плашмя», — сказала она.

Экономические трудности

Острые финансовые проблемы также заставляют Пекин ополчиться против богатых, считает Антонио Грасеффо, аналитик китайской экономики и сотрудник The Epoch Times, который более двух десятилетий провёл в Азии.

Крайне заразный дельта-штамм COVID-19, который в августе охватил половину Китая, продолжает препятствовать дорогостоящей стратегии Пекина по закрытию городов и изоляции каждого положительного случая. Эти меры мешают поездкам и наносит ущерб туризму — некогда процветающей отрасли, которая в 2019 году обеспечила примерно десятую часть экономики Китая.

Рост продаж и объёмы производства на заводах в августе упали, так как власти ужесточили социальные ограничения для сдерживания вспышек COVID-19. Общий долг Китая вырос до 270% ВВП в 2020 году, увеличившись примерно на 30% за год.

Данные за август показали, что каждый седьмой городской рабочий в возрасте от 16 до 24 лет не смог найти работу. Кампания против частного репетиторства вызвала волну увольнений.

Такие признаки указывают на то, что экономика «на грани кризиса, деньги должны откуда-то поступать. Думаю, что Си Цзиньпин сделает что угодно, лишь бы заработать деньги», сказал Грасеффо в интервью The Epoch Times.

Стимулировать рост станет ещё трудней из-за стремления Пекина внедрить партийные комитеты в компании, что создаст ещё одно препятствие для экономической свободы.

По словам Грасеффо, решения будут приниматься не на основе прибыльности, а в соответствии с позицией партийных лидеров.

Компромиссы

Наряду с внутренними проблемами, режим сталкивается с сильными сдерживающими факторами со стороны Запада.

В прошлом году Пекин агрессивно отбивался от критики Запада по поводу соблюдения прав человека, милитаризма, отсутствия прозрачности в отношении происхождения COVID-19 и попыток свалить вину на другие страны.

Во время празднования столетия партии Си Цзиньпин, одетый в серый маоистский костюм, предупредил, что иностранным силам, образно говоря, «разобьют голову», если они посмеют мешать Китаю.

Недавняя политика компартии Китая создаёт ощущение растущей настороженности по отношению к влиянию Запада.

В начальных школах Шанхая исчезли тесты по английскому языку; введён новый курс «Мысль Си Цзиньпина», обязательный для изучения от начальной школы до университета по всей стране.

Власти решили создать третью фондовую биржу в Пекине, что некоторые аналитики расценивают как стремление к финансовому отрыву от Запада. Новый закон о данных, применимый как к китайским, так и к иностранным компаниям, прямо запрещает передачу внутренних данных в иностранные руки и угрожает ответными мерами любой стране, использующей «дискриминационные» меры в отношении данных.

Каналы социальных сетей были удалены за «репосты зарубежных репортажей или комментариев, которые несут искажённую интерпретацию финансовых тенденций Китая».

«Они не хотят, чтобы люди думали о чём-либо, кроме партии и служения государству», — сказал Грасеффо.

По словам Дрейер, режим решил пойти на «компромисс»: отмена занятий по английскому языку и частного репетиторства может лишить миллионы людей работы, но это также означает, что у учеников будет больше времени для изучения партийной идеологии.

«Меньше обучения английскому языку, больше идеологической обработки, вот что в итоге нужно властям», — сказала она.

Но учитывая долю Китая в мировой торговле — почти 15% в 2020 году и третье место после Европейского Союза и США, полностью исключить влияние Запада невозможно, говорит Дрейер.

«Он просто пытается сопротивляться, — сказала Дрейер о Си. — Будущее не предопределено».

Ева Фу — репортёр The Epoch Times из Нью-Йорка, специализирующийся на вопросах американо-китайских отношений, религиозной свободы и прав человека.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА