Студенты участвуют в акции «За свободный Тибет», протестуя под новым электронным рекламным щитом, арендованным Синьхуа (наверху), новостным агентством, управляемым китайским режимом, во время его первого появления на Таймс-сквер в Нью-Йорке 1 августа 2011 года. (Stan Honda/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Студенты участвуют в акции «За свободный Тибет», протестуя под новым электронным рекламным щитом, арендованным Синьхуа (наверху), новостным агентством, управляемым китайским режимом, во время его первого появления на Таймс-сквер в Нью-Йорке 1 августа 2011 года. (Stan Honda/AFP via Getty Images)

Пекин пытается установить новый глобальный медиапорядок

Пекин тратит огромные средства для продвижения своего видения событий в СМИ и всех социальных сетях стран Запада
Автор: 18.10.2021 Обновлено: 18.10.2021 11:37
Китайский режим использует «скрытные, коррумпированные и принудительные» средства, превращая китайские и западные СМИ в оружие, чтобы навязать своё видение текущих событий остальному миру, говорится в недавнем отчёте французского военного аналитического центра.

Усилия Пекина экспортировать своё изложение событий продолжаются уже несколько десятилетий. Первая газета на английском языке, контролируемая коммунистической партией Китая, China Daily, начала выходить в 1981 году. Но по данным  организации «Репортёры без границ», такие попытки были неуклюжими и малоэффективными.

2008 год стал поворотным моментом. Олимпийские игры в Пекине — событие, которое режим надеялся использовать для демонстрации своих экономических успехов, — вызвали протесты почти в дюжине городов по всему миру. Эти митинги сорвали эстафеты олимпийского огня.

Унижение, которое Пекин испытал в результате негативного освещения событий, больно ударило по властям. Чтобы лучше контролировать глобальный имидж режима, компартия Китая вскоре разработала «Десятилетний план», отмечается в докладе французского Института стратегических исследований военной академии (IRSEM), аналитического центра, финансируемого Министерством вооружённых сил Франции.

В 650-страничном исследовании, основанном на открытой информации, исследовательских отчётах и независимых интервью, говорится, как Пекин использует открытость Запада для усиления своих пропагандистских нарративов, что является одним из компонентов плана режима по расширению влияния во всём мире.

Идеи толерантности, характерные для западных демократий, предоставили Пекину «значительную свободу передвижения», позволяя ему множить свои зарубежные представительства, нанимать иностранных журналистов для адаптации своих сообщений к разным аудиториям, проникать в местную прессу с помощью подарков и других материальных благ, а также расходовать миллиарды долларов на рекламу в западных СМИ для дальнейшего расширения своего влияния, отмечается в докладе.

В исследовании также указывается, что пресса в Китае вместо того, чтобы быть сторонним наблюдателем, призванным держать правительство в узде, превратилась в инструмент служения партии. Такую концепцию обозначил китайский лидер Си Цзиньпин в своей речи в 2016 году, призвав примерно 180 представителей государственных СМИ согласовывать свою идеологию с идеологией высших должностных лиц, «выступать от имени партии… и защищать авторитет партии», сообщало Синьхуа.

Для некоторых репортёров «Синьхуа» приход Си к власти ознаменовал начало новой эры, в которой китайским СМИ «больше не нужно стыдиться того, что они коммунистические СМИ», сообщил репортёр Синьхуа одному из авторов доклада в 2018 году.

Покупая влияние

Китайские государственные СМИ проявляют активность во всех социальных сетях, оказывая значительное влияние на Twitter, Facebook, YouTube и Instagram — все из них заблокированы в Китае.

В 2013 году китайские государственные СМИ открыли странички на английском и региональных языках в Facebook. Спустя восемь лет они вышли на первое место среди мировых СМИ по количеству подписчиков: на момент публикации французского отчёта у четырёх основных изданий — CGTN, China Daily, Xinhua и People’s Daily — было от 86 млн до 116 млн подписчиков у каждого, что примерно в 2,5-3 раза больше, чем у CNN.

Эти «впечатляющие показатели» стали результатом целенаправленных усилий по искусственному увеличению числа подписчиков, говорят авторы, указывая на «исключительные темпы роста» и «крайне низкий уровень взаимодействия», которые получают эти аккаунты.

Согласно отчёту, средний темп роста восьми основных китайских государственных СМИ на английском языке за период с 1 января 2019 года по 31 марта 2020 года составил 37,8%, что примерно в 5000 раз выше, чем у основных СМИ США, но их уровень вовлечённости в 68 раз ниже.

Тендерные документы за 2018–2019 года указывают на то, что китайские государственные издания тратили сотни тысяч долларов, чтобы привлечь подписчиков в Twitter и Facebook в рамках кампании, призванной утвердить их в качестве авторитетных новостных агентств.

«Когда… вы видите десятки миллионов подписчиков, то кажется, что это [СМИ] вполне заслуживает доверия», — сказала в интервью The Epoch Times Сара Кук, аналитик по Китаю в правозащитной организации Freedom House.

Она назвала это «новым рубежом», то есть средством «для получения доступа к широким массам и общественности в других странах».

Долю фальшивых аккаунтов среди их подписчиков в Twitter трудно игнорировать: для среднего пользователя Twitter от 5 до 30% аккаунтов, подписанных на него, являются ботами или спамом; но доля фальшивых аккаунтов у четырёх вышеупомянутых СМИ колеблется от 34,3 до 38,4%. Для их французских версий этот показатель достигает 62,8%, обнаружили исследователи.

Подконтрольная компартии Китая газета China Daily в то же время тратит миллионы долларов на распространение своего контента через некоторые из самых влиятельных изданий по всему миру. В период с ноября 2016 года по апрель 2020 года China Daily заплатила почти $19 миллионов американским газетам за размещение своего бесплатного вкладыша под названием China Watch.

По словам авторов, такое сотрудничество приносит тройную пользу. Оно не только помогает китайским СМИ достичь своей целевой аудитории, но и делает их более авторитетными, а также даёт им финансовые рычаги влияния на СМИ-партнёров.

Британская газета The Telegraph, которая до апреля прошлого года получала примерно £750 000 (около $1 млн) в год на распространение China Watch, в период с 2016 по 2018 год опубликовала не менее 20 статей с подписью китайского посла в Великобритании — в два раза больше, чем Daily Mail, The Guardian и Financial Times вместе взятые, говорится в исследовании, опубликованном в 2019 году в Royal United Services Institute, британском аналитическом центре по вопросам обороны и безопасности.

Новый глобальный медиапорядок

Госдепартамент США определил 15 китайских государственных изданий, базирующихся в стране, как иностранные представительства, поскольку они «в значительной степени принадлежат или эффективно контролируются» иностранным правительством, сообщил The Epoch Times представитель департамента в сентябре.

Местные журналисты государственного информационного агентства «Синьхуа» выполняют «единственную задачу — переводят материалы, ранее написанные китайскими сотрудниками», говорится во французском докладе.

В 2018 году французский журналист «Синьхуа» рассказал автору отчёта, что их репортажи состоят на 80% из переводов с английского и на 20% — с китайского. По словам журналиста «Синьхуа», переводы, а иногда и оригинальные статьи вычитываются китайским журналистом, свободно владеющим французским языком, чтобы учесть «ожидания партии», а также «предпочтительные истории».

Бывшие сотрудники пропекинской гонконгской газеты Sing Tao рассказали подобные истории изданию The Epoch Times после того, как Sing Tao зарегистрировало пять своих американских подразделений в качестве иностранных агентов по приказу Министерства юстиции США в августе.

Дэвид, бывший старший редактор нью-йоркского офиса Sing Tao, рассказал, что в первый день его проинструктировали о «двух принципах»: не сообщать новостей о Фалуньгун — духовной группе, преследуемой Пекином — и о независимости Тайваня. Другая сотрудница, работавшая в офисе издания в Сан-Франциско несколько лет назад, сказала, что ей запретили использовать слова КПК — аббревиатуру Коммунистической партии Китая, и «Китайская Республика», официальное название самоуправляющегося острова Тайвань, на который претендует режим. Вместо этого она должна была использовать слова «Китай» и «провинция Тайвань Китайской Народной Республики».

Приобретение иностранных СМИ, обучение журналистов, раздача подарков и оборудования, дипломатическое давление, визовый шантаж, угрозы по телефону — вот некоторые из тактик Пекина для изменения медиаландшафта за рубежом, чтобы подчинить его своей воле, указывается в докладе.

В Южной Африке журналист Азад Эсса увидел, как его еженедельную колонку отменили в Independent Media — второй по величине медиагруппе страны — через несколько часов после публикации его статьи, осуждающей преследование уйгуров в китайском регионе Синьцзян. Медиагруппа на 20% принадлежит двум китайским компаниям, поддерживаемых или контролируемых Пекином.

С момента основания гонконгское издание The Epoch Times не раз подверглось атакам вандалов, что, по мнению критиков, является признаком тактики запугивания, применяемой режимом, чтобы заставить замолчать независимых журналистов.

Из-за опасений репрессий, китайскоязычные медиагруппы в Австралии предпочитают активно заниматься самоцензурой, говорится в сентябрьском исследовании  сиднейского Lowy Institute.

«Политически чувствительные темы или критика в адрес китайского правительства подвергнут риску наших сотрудников или их семьи. Мы не хотим, чтобы их или их семьи задержали в Китае», — сообщил аналитическому центру один из владельцев СМИ.

Ева Фуавтор The Epoch Times из Нью-Йорка, специализирующийся на вопросах американо-китайских отношений, религиозной свободы и прав человека.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА