Солдаты Народно-освободительной армии Китая собираются во время военных учений в горах Памира в Кашгаре, регион Синьцзян на северо-западе Китая, 4 января 2021 г. STR / AFP via Getty Images | Epoch Times Россия
Солдаты Народно-освободительной армии Китая собираются во время военных учений в горах Памира в Кашгаре, регион Синьцзян на северо-западе Китая, 4 января 2021 г. STR / AFP via Getty Images

Доктрина «трёх войн» лежит в основе проникновения Китая на Запад

Коммунистическая партия Китая ведёт войну против свободного мира
Автор: 29.09.2021 Обновлено: 12.10.2021 18:36
Психологическая война. Война с общественным мнением. Правовая война.

Эти концепции, известные в Китае как доктрина «трёх войн» и малоизвестные на Западе, стали ключевыми стратегиями коммунистической партии Китая в её стремлении выиграть войну против свободного мира без единого выстрела.

Психологическая война направлена на деморализацию врага. Борьба с общественным мнением направлена на формирование умов и сердец народа. Правовая война использует законодательную систему для сдерживания противника.

Это объяснение было изложено в недавно выпущенном 650-страничном отчёте, который даёт исчерпывающее объяснение политики китайского режима по глобальному влиянию.

Доклад на французском языке был опубликован Институтом стратегических исследований военной школы (IRSEM) — независимым агентством, связанным с Министерством обороны Франции.

В докладе говорится, что в сочетании с другой ключевой доктриной китайской компартии, называемой «Единым фронтом», эти принципы подкрепили захватническую кампанию китайского режима по расширению его влияния и проникновению в западные демократии.

«Единый фронт», описанный первым лидером компартии Мао Цзэдуном как «волшебное оружие», занимается «устранением внутренних и внешних врагов, контролирует группы, которые могут бросить вызов авторитету режима, создаёт коалиции вокруг партии, чтобы служить её интересам и распространять её влияние за рубежом», говорится в отчёте.

Отчёт подготовлен на фоне возрастающего сопротивления Запада агрессии китайского режима, включая серьёзные нарушения прав человека, безудержную кражу интеллектуальной собственности, экономическое принуждение и военную напористость.

Разнонаправленные усилия

Руководствуясь такими стратегиями, китайский режим построил разветвлённую инфраструктуру с глобальным охватом, состоящую из широкой сети государственных и негосударственных субъектов для выполнения его планов.

Согласно отчёту IRSEM, операции Пекина по влиянию за рубежом преследуют две основные цели: «соблазнить и поработить иностранную аудиторию путём создания позитивного нарратива о Китае» и «прежде всего, проникать и принуждать».

«Проникновение направлено на постепенное внедрение в противостоящие партии общества, чтобы воспрепятствовать любым действиям против интересов партии», — говорится в отчёте.

«Принуждение выражается в постепенном расширении „карательной“ или „принудительной“ дипломатии, систематическом применении санкций против любых государств, организаций, предприятий или отдельных лиц, угрожающих интересам партии».

Цели компартии Китая охватывают весь спектр жизни общества. Ключевые области включают образование, СМИ, политику, культуру и социальные сети.

«Единый фронт» в действии

В докладе говорится, что значительная часть заграничной деятельности Пекина осуществляется через «туманную сеть посредников», включая китайские посольства и консульства, а также Рабочий департамент «Единого фронта» партии.

В речи 2020 года бывший помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэвид Стилуэлл сказал, что компартия Китая использует тысячи заграничных групп, которые проводят операции по оказанию политического влияния, подавляют диссидентские движения, собирают разведывательные данные и способствуют передаче технологий в Китай.

В то время как некоторые организации «Единого фронта» публично заявляют о своей принадлежности к Пекину, «большинство из них пытаются представить себя как независимые, массовые НПО, форумы культурного обмена, ассоциации „дружбы“, торговые палаты, средства массовой информации или академические группы», сказал Стилуэлл.

Расследование Newsweek за 2020 год выявило около 600 таких групп в США.

Одна из них — Фонд обмена между Китаем и США (CUSEF).

CUSEF — это некоммерческая организация со штаб-квартирой в Гонконге, возглавляемая миллиардером и официальным представителем китайского режима Тунг Чи Хва. CUSEF позиционирует себя как независимая группа, работающая для обеспечения американо-китайского диалога и обмена мнениями.

«Но на самом деле CUSEF действует, как подставная организация для правительства КНР», — говорится в отчёте со ссылкой на результаты исследования 2020 года, проведённого вашингтонским аналитическим центром Jamestown Foundation.

Группа CUSEF вступила в ряд партнёрских отношений с рядом престижных американских аналитических центров и университетов в попытке «обелить» свою деятельность, согласно отчёту. В число партнёров CUSEF входит Университет Джона Хопкинса, Институт Восток — Запад, Фонд Карнеги, Атлантический совет и Институт Брукингса.

В этом году в США прошли слушания по выдвижению кандидатуры директора ЦРУ Уильяма Бёрнса, который до своего назначения занимал пост президента Фонда Карнеги.

На слушаниях в Сенате Бёрнс сказал, что «унаследовал» отношения фонда с CUSEF, но в 2015 году разорвал связи с группой, потому что «всё больше беспокоится о расширении китайского влияния».

Группа CUSEF спонсирует многие встречи на высоком уровне между должностными лицами компартии и военными и политическими деятелями США, говорится в сообщении.

Мишенью CUSEF стали также американские СМИ. Группа организовала поездки в Китай для 120 журналистов из 50 американских СМИ с 2009 года, как ранее сообщала The Epoch Times.

С 2009 по 2017 год CUSEF также организовала ряд обедов и встреч с руководителями и редакторами 35 изданий, включая журнал Time, The Wall Street Journal, Forbes, The New York Times, Associated Press и Reuters.

В документах группы эти ужины, устроенные основателем CUSEF Тунгом, описываются как «бесценные с точки зрения их эффективности в привлечении поддержки со стороны лидеров новостной индустрии».

Репрессии

Зарубежные этнические китайцы, включая тех, кто не являются гражданами Китая, — это «приоритетные цели» Пекина. Согласно IRSEM, одна из задач — контролировать диаспоры, чтобы «они не представляли угрозы власти», другая — «мобилизовать их на службу интересам режима».

Пекин преследует за рубежом ряд диссидентских групп, включая уйгурских мусульман, правозащитников, сторонников демократии в Гонконге и практикующих Фалуньгун. По данным Freedom House, правительство Китая осуществляет самые масштабные транснациональные репрессии.

Жертвы сталкиваются с физическими нападениями, угрозами, слежкой, преследованием и запугиванием со стороны китайских агентов или их доверенных лиц, лично или в интернете, заявила правозащитная группа в февральском отчёте.

Freedom House приводит случай с Сунь И, практикующим Фалуньгун, который выжил в китайском трудовом лагере «Масаньцзя». Фалуньгун — это духовная практика, которая жестоко преследуется китайской компартией уже 22 года.

Во время пребывания в тюрьме Сунь спрятал письмо с просьбой о помощи в украшение для Хэллоуина, изготавливаемое на экспорт. Позже в 2012 году это письмо обнаружила американка.

После освобождения Сунь сбежал в Индонезию и снял документальный фильм с тайно снятыми кадрами, в котором подробно описал свои переживания.

В 2017 году Сунь умер от внезапной почечной недостаточности. Его семья сказала, что у Сунь никогда не было проблем с почками, в больнице тоже не сообщили конкретных подробностей его смерти и поспешно кремировали тело. Вскрытие не проводилось. Сторонники Суня заподозрили нечестную игру, так как с Сунем перед смертью встречался какой-то китаец.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА