На снимке, сделанном 16 апреля 2015 года, показан ледокол «Тор» в порту Сабетта на берегу Карского моря на полуострове Ямал за полярным кругом, примерно в 2450 км от Москвы. (Kirill Kudryavtsev/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
На снимке, сделанном 16 апреля 2015 года, показан ледокол «Тор» в порту Сабетта на берегу Карского моря на полуострове Ямал за полярным кругом, примерно в 2450 км от Москвы. (Kirill Kudryavtsev/AFP via Getty Images)

Китай расширяет своё присутствие в Арктике

Арктика стала эпицентром международной конкуренции
Автор: 02.11.2021 Обновлено: 02.11.2021 09:09
Они рассекают воду, как гигантские стальные акулы, холодные океанские брызги стекают с их серых корпусов. Четыре китайских военных корабля, оснащённые ракетами, прокладывают себе путь в холодных водах Берингова пролива. И намерения их неизвестны.

Такое развитие событий — тревожная перспектива для многих американцев. Однако это уже реальность, которая завтра может стать нормой в китайско-американских отношениях.

Береговая охрана США поняла это, когда 31 августа этого года неожиданно натолкнулась на флотилию Народно-освободительной армии Китая (НОАК) всего в 75 км от территории США. Корабли военно-морского флота НОАК второй раз так близко подошли к американским берегам с 2015 года.

В тот раз корабли прошли всего в 20 км от границ США.

Эти действия, какими бы тревожными они ни казались, полностью законны. Территориальные воды Соединённых Штатов заканчиваются всего в 20 км от берега, и, хотя США сохраняют исключительные морские экономические права до 320-километровой отметки, все международные морские перевозки разрешены.

Именно эту правовую основу сегодня коммунистическая партия Китая пытается использовать на глобальном уровне. Недавнее пересечение узкого Берингова пролива между Россией и Аляской было не пустой угрозой, а тщательно продуманным стратегическим посланием:

«Вы протянули руку к нашим берегам, теперь мы можем протянуть руку к вашим».

Но как Арктика стала эпицентром международной конкуренции и конфликта между США и Китаем? И что китайский режим надеется там получить?

Старые рубежи стали новыми

Чтобы ответить на эти вопросы, достаточно взглянуть на глобальный дефицит стратегических ресурсов и на богатые запасы природных ресурсов, которые до недавнего времени были скрыты в Арктике.

«Не имеет значения, на какую часть света посмотреть, ресурсов становится меньше», — сказал Райан Берк, доцент кафедры военных и стратегических исследований Академии ВВС США.

По словам Берка, который также является соруководителем ориентированного на Арктику «Проекта 6633» в Институте современной войны в Вест-Пойнте, стремление к ресурсам во всё более густонаселённом и взаимосвязанном мире ведёт к новым дипломатическим и экономическим инициативам, поскольку все страны мира чувствуют давление, связанное с необходимостью приобрести ресурсы для поддержания роста.

Это больше относится к Китаю, чем к другим странам, и Берк считает, что рывок Китая в сторону холодных северных вод вызван панической необходимостью утолить потребности материковой части Китая.

«Во многом это вызвано стремлением к ресурсам, — сказал Берк. — Что же до особого спектра интересов Китая, я не верю, что Китай настолько силён, как многие утверждают. Но я думаю, что именно поэтому нам нужно опасаться и помнить об интересах и намерениях Китая».

Несмотря на распространённые представления, он считает, что большинство показателей, которые оценивают мощь стран, свидетельствуют об отставании Китая от других великих держав из-за острой нехватки ресурсов.

Эксперт указал на склонность аналитиков рассматривать только валовый производственный потенциал Китая, а не сравнивать его с потреблением и населением страны.

«Они ненасытны в потреблении и потребности продолжать удовлетворять нужды населения, что делает их опасными по ряду причин», — добавил Берк.

«Они знают, что им необходимы ресурсы и нужно расширяться в другие регионы мира, чтобы утолить эту жажду».

В Арктике находятся огромные природные ресурсы, жизненно важные для государства в такой ситуации. В регионе можно найти нефть, природный газ, редкоземельные металлы, алмазы и нетронутые рыболовные угодья, и именно этими ресурсами Пекин сейчас стремится завладеть.

Вот почему он бросился в новый «плавильный котёл» Арктики, хотя ещё несколько десятилетий назад такая авантюра была немыслима.

Исторически Арктика представляла для человечества непреодолимую опасность. Северо-Западный проход, ведущий через Арктику от Атлантики к Тихому океану, впервые освоили в начале XX века, и до недавнего времени по этому пути ежегодно проходило лишь несколько судов.

В XXI веке, однако, изменение климата усилило таяние льда в тёплые месяцы года, что в сочетании с усовершенствованными ледокольными технологиями увеличило поток коммерческих, научных и военных судов в регион, изменив географическую и стратегическую реальность, существующую на протяжении истории.

Таким образом, Китай ищет свой последний проект именно на старых рубежах, где надеется в будущем закрепить своё мировое господство.

Именно здесь, по мнению Берка, международное сотрудничество неизбежно трансформируется в конкуренцию, а конкуренция — в конфликт.

«Это регион развивающейся стратегической конкуренции, — объяснил Берк. — Конфликт в Арктике неизбежен, и Китай в будущем будет в центре этого конфликта».

Спорная территория

Есть и другие спорные регионы за пределами Арктики, такие, как воздушное пространство, открытое море и космическое пространство, которые либо неуправляемы, либо не имеют территориальных притязаний, где страны могут открыто конкурировать за ресурсы и первенство.

«Вот почему Китай расширяется в такие места, как Арктика. Это стратегически важные, оспариваемые ресурсы, на которые ещё не претендовали, и, возможно, никогда не будут с учётом реалий окружающей среды. Тем не менее там есть ресурсы и возможности их эксплуатации», — сказал Берк.

Пожалуй, наиболее примечательным участком общего пользования является Индо-Тихоокеанский регион, где Соединённые Штаты и их союзники уже давно наладили диалоги и заключили соглашения по вопросам безопасности, направленные на поддержание «свободного и открытого» региона, гарантирующего доступ к международным водам и торговле в рамках общего пространства.

Большинство людей сегодня знают о растущем военном противостоянии между Китаем и остальным миром в Индо-Тихоокеанском регионе и связанных с этим опасностях. Но Берк считает, что риск явного конфликта в Арктике может быть выше.

Это объясняется тем, что, в отличие от Индо-Тихоокеанского региона или других крупных коммерческих регионов, мало стран имеют морскую границу с Арктикой.

Действительно, только пять береговых линий государств граничат с Северным Ледовитым океаном и ещё три имеют территории в пределах Северного полярного круга.

Прибрежными арктическими государствами являются Канада, Дания, Норвегия, Россия и США, известные как «арктическая пятёрка». Остальные — Финляндия, Исландия и Швеция.

Большинство стран, связанных с Арктикой, являются сравнительно слабыми государствами. Пекин считает, что регион готов для эксплуатации посредством мягкой силы, будь то дипломатических, экономических или научных инициатив.

Он вкладывает большие средства в подобные инициативы, пытаясь проникнуть в Арктику, построила несколько исследовательских станций по всему региону и продолжает инвестировать в крупные инфраструктурные проекты в Канаде и других странах, обеспечивая себя потенциальными рычагами будущего влияния.

Пекин проводит политику «двойного назначения», в соответствии с которой все научные и экономические начинания призваны также улучшать государственные и военные проекты.
Похоже, что он присутствует в Арктике повсюду, или, по крайней мере, хочет, чтобы так считали. Но в этом подходе остаётся один критический изъян: Китай не является и никогда не был арктическим государством.

Арктическое государство, которого не было

Пекин ещё в 2012 году объявил себя «приарктическим государством». Безусловно, это была уловка, но она сработала, открыв дипломатические каналы с несколькими арктическими государствами.

«То, что они назвали себя приарктическим государством, красноречиво говорит об их более обширных стратегических интересах и о том, что они в итоге хотят сделать в регионе», — сказал Берк.

Алекс Грей, старший научный сотрудник по вопросам национальной безопасности в Американском совете внешней политики, бывший заместитель президента и руководитель Совета национальной безопасности США, сказал, что китайские инвестиции и гражданские исследования действительно указывают на большие амбиции в Арктике, а также потенциальную опасность.

«Возникает вопрос, есть ли компонент двойного назначения, поскольку многое из того, что Китай сделал в экономическом плане по всему миру, было пособничеством военной деятельности», — заявил Грей.

«Мы должны хорошо понимать: всё, что делают китайцы в научной сфере, скорее всего, будет иметь экономический компонент, а всё, что касается экономической стороны, вероятно, имеет военный и дипломатический компонент, — добавил Грей. — Они действительно видят взаимосвязь между этими аспектами».

В качестве потенциального предупреждения о том, что должно произойти, Грей описал, как Китай ранее работал над расширением своего военного влияния в европейских водах посредством экономических инвестиций в греческий порт Пирей.

Получив контрольный пакет акций в этом порту, военно-морской флот НОАК стал заходить туда через терминалы, управляемые китайскими операторами, обеспечив военно-морское присутствие в центре Средиземного моря. Пекин также привлёк Huawei Technologies для установки там новых систем связи.

«Если вы посмотрите на поведение Китая в глобальном масштабе через проект „Один пояс и один путь“, и теперь у них есть этот полярный шёлковый путь, то, судя по тому, что они показали в глобальном масштабе, это очень хищническое поведение», — сказал Грей.

«Вы должны спросить себя, как китайцы вели себя на островах Тихого океана? В Африке? В Южной Америке? В Карибском бассейне? Имея целостное представление об этом, мы можем определить, что можно от них ожидать в Арктике».

Угроза, исходящая от китайского вмешательства в Арктику, похожа на угрозу Греции. Её порт для захода торговых судов завтра может стать китайской военно-морской базой.

Научная ретрансляционная станция на этой неделе, а на следующей — ракетная связь.

«Пекин уже показал миру, что в других местах он не скрывает угроз, — сказал Берк, — И не собирается этого делать в Арктике».

«Китай видит в Арктике, которую международное сообщество считает исключительно зоной мира, никем не управляемое пространство для захвата, добычи, присутствия и влияния».

Свободная и открытая Арктика?

Именно отсутствие власти в регионе привело к тому, что китайские военные корабли приплыли к берегам Америки, вызвав опасения по поводу непредвиденной агрессии или трагического недоразумения, которое спровоцирует нечто катастрофическое.

Большая часть американской общественности осознаёт растущую приверженность страны «свободному и открытому Индо-Тихоокеанскому региону», но это не ограничивается рамками какого-либо одного региона. Стратегические документы, опубликованные в США в начале этого года, указывают на намерение сохранить «свободную и открытую Арктику», чтобы таким образом ограничить безудержное стремление Пекина к господству над ресурсами.

Пекин уже установил партнёрские отношения в регионе, в частности, с Норвегией, включая исследовательскую станцию на Шпицбергене, архипелаге между Норвегией и Северным полюсом, и сделку с портом к северу от полярного круга, о которой почти ничего не известно.

«Нет многостороннего форума, который бы заставлял соблюдать более крупные международные нормы в Арктике. Итак, мы действительно понятия не имеем, и у нас нет механизма, чтобы узнать, что делает Китай на Шпицбергене», — сказал Грей.

США тоже необходимо развивать союзы и инвестировать в возобновление партнёрских отношений с другими арктическими государствами, такими, как Канада и Дания, что жизненно важно для победы в любом конфликте в Арктике.

«Замыслы Китая носят глобальный масштаб, с которым мы не сталкивались со времён холодной войны», — заметил Грей.

«Это лишь один пример того, насколько они агрессивны и амбициозны, и насколько обширны их планы».

Эндрю Торнбрук имеет степень магистра военной истории в Норвичском университете и является автором вестника Quixote Hyperdrive.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА