Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин прибывает в Дом народных собраний на открытие Всекитайского собрания народных представителей 22 мая 2020 года в Пекине, Китай. Фото: Andrea Verdelli/Getty Images
 | Epoch Times Россия
Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин прибывает в Дом народных собраний на открытие Всекитайского собрания народных представителей 22 мая 2020 года в Пекине, Китай. Фото: Andrea Verdelli/Getty Images

Внутренние проблемы Китая могут спровоцировать переворот в партийном руководстве

Коммунистическая партия не позволит политической свободе развиваться параллельно с реформами
Автор: 13.02.2022 Обновлено: 13.02.2022 10:28
Группа высокопоставленных китайских чиновников может устроить внутренний переворот против Си Цзиньпина и перейти к демократической политической системе, считает Роджер Гарсайд, автор книги «Китайский переворот».

«Политический организм Китая неизлечимо болен. Только пересадка может спасти политическое тело, и единственная система, которую можно предложить, это конкурентная демократия», — сказал Гарсайд, бывший дипломат, в интервью программе China Insider телеканала Epoch TV 31 января.

Гарсайд, который работал в посольстве Великобритании в Пекине, утверждает, что высокопоставленные чиновники компартии Китая, включая премьера Ли Кэцяна, считают, что Си ведёт Китай в «очень рискованном и опасном» направлении, ставя под угрозу своё богатство и власть, а также будущее партии. Гарсайд утверждает, что именно по этой причине они готовят заговор против китайского лидера.

Далее автор объясняет некоторые признаки уязвимости партии Китая, которые могут сделать возможным такой переворот.

Частный сектор

По словам Гарсайда, частный сектор Китая стал мощным и автономным. Это оказывает давление на компартию, вызывая беспокойство у руководства страны.

«Alibaba привлекла $24 млрд на Нью-Йоркской фондовой бирже; 248 других компаний привлекли миллиарды долларов вне контроля партии над обменом капитала и политического контроля».

«Эти компании могут использовать деньги, чтобы купить политиков в Китае, конкурентов Си Цзиньпина», — добавил он.

С 1978 года партия предприняла ряд более либеральных экономических шагов в рамках кампании «реформ и открытости», чтобы «выжить у власти», говорит Гарсайд. Но у властей не было намерения позволить политической свободе развиваться параллельно с этим.

Гарсайд объяснил, что в 2008 году компартия поняла, что частный сектор Китая станет слишком мощным, если страна продолжит переход к свободной рыночной экономике, и поэтому взяла курс на контроль над рынком.

Когда Си пришёл к власти в 2013 году, он решил «удвоить тоталитарное правление партии», вместо того чтобы возобновить либерализацию экономики, считает автор.

«Но вот прошло 10 лет, и теперь он и его ближайшие союзники явно боятся власти и автономии, которых добился частный сектор», — сказал он.

Внутренняя слабость

Китайская компартия «внешне сильна, но внутренне слаба», — сказал Гарсайд.

«С 2011 года режим… тратит больше средств на внутреннюю безопасность, чем на вооружённые силы. Он боится внутренних врагов».

Далее Гарсайд пояснил, что, хотя кажется, что вся власть находится в руках Си, структура коммунистической партии имеет множество «центров власти» в региональных и местных органах.

«Си Цзиньпин не обладает всей полнотой власти. Он очень проницательно и умело централизовал власть в своих руках», — сказал Гарсайд.

То, что компартия сделала с Гонконгом, является показателем её слабости, считает Гарсайд.

«Крошечный Гонконг, 7,4 млн человек, но очень привязанный к верховенству закона и желающий демократии. И это могущественный Пекин, коммунистическая партия, контролирующая якобы 1,4 млрд человек», — сказал он.

Гонконг, бывшая британская колония, пережил волны протестов с момента передачи региона КНР в 1997 году, поскольку партия постепенно сворачивала свободы и автономию города — то, что она гарантировала сохранять 50 лет после передачи.

В середине 2020 года после масштабных демократических протестов Пекин ввёл драконовский закон о национальной безопасности, который значительно подавил свободу слова и объединений в городе. Закон даёт Пекину широкие полномочия преследовать отдельных лиц за любые действия, которые власти считают сепаратизмом, подрывной деятельностью, терроризмом или сговором с иностранными силами. В случае осуждения преступники могут быть заключены в тюрьму пожизненно.

С тех пор десятки активистов были арестованы и брошены в тюрьмы или бежали из Гонконга.

«Почему [они разгромили Гонконг]? Потому что они боятся демократии и верховенства закона, — говорит Гарсайд. — Они боятся, что если их собственные люди увидят, как это работает в Гонконге, если они увидят, что компартия разрешает демократию, выборы, свободу слова и верховенство закона в Гонконге, они тоже захотят этого».

Упадок сектора недвижимости

Ещё одним фактором, который может дать чиновникам возможность совершить переворот, является сокращение сектора недвижимости, говорит Гарсайд.

Режим «годами полагался на продажу земли для своего финансирования, а теперь цена на землю резко упала», — сказал он, отметив, что около 25% валового внутреннего продукта Китая приходится на сектор недвижимости.

Но сейчас этот сектор «разваливается», сказал Гарсайд, ссылаясь на растущий кризис, с которым столкнулась компания Evergrande, самая задолжавшая в мире компания по недвижимости с обязательствами на сумму более $300 млрд.

Эта компания наряду с несколькими другими китайскими застройщиками недвижимости не смогла сделать выплаты по процентам долга в 2021 году. Тогда застройщики были вынуждены продать свои активы по более низким ценам. Но из-за отсутствия покупателей акции Evergrande и цены на рынке недвижимости в целом значительно снизились.

Переходный период?

Бывший дипломат утверждает, что такой переворот, вероятно, стал бы переходом Китая к демократии, поскольку чиновники осознают, что коммунистическая система больше не функционирует и что конституционная демократия является лучшей альтернативой.

«Я думаю, что они захотели бы сохранить Коммунистическую партию как политическую единицу, но они захотят изменить систему, потому что нынешняя система не работает».

Далее Гарсайд привёл слова Цай Ся, бывшего профессора политической идеологии в Центральной партийной школе.

«Она официально заявила, что 60-70% чиновников, которых она обучала в высшем руководстве компартии, признают, что конституционная демократия на самом деле работает лучше, чем система, которую они имеют».

Что касается вопроса о том, может ли переворот произойти до Национального партийного съезда этой осенью, Гарсайд сказал, что это может произойти только в том случае, если ряд внутренних и внешних факторов совпадут и создадут благоприятный момент. Но шансы на это, по его словам, невелики, возможно, около 20%.

Си пытается добиться беспрецедентного третьего срока подряд на посту председателя на съезде партии в этом году. По словам Гарсайда, для противостоящих Си чиновников важно действовать до этого момента.

«Если они этого не сделают, некоторые из них будут отправлены в отставку, на их места будут поставлены новые люди, которые могут быть более подвержены влиянию Си».

Дэвид Чжан — ведущий программы China Insider на EpochTV, специализируется на интервью с экспертами и комментариях к новостям о Китае, особенно к вопросам, касающимся отношений между США и Китаем.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА