Практикующие Фалуньгун принимают участие в параде во Флашинге, Нью-Йорк, 18 апреля 2021 года, (Samira Bouaou/The Epoch Times) | Epoch Times Россия
Практикующие Фалуньгун принимают участие в параде во Флашинге, Нью-Йорк, 18 апреля 2021 года, (Samira Bouaou/The Epoch Times)

Китайские государственные СМИ в США запретили своим американским сотрудникам заниматься цигун

Американские сотрудники CTGN подписали договор с компанией
Автор: 03.12.2021 Обновлено: 08.12.2021 18:36
Международное подразделение китайской государственной телерадиокомпании приказало некоторым американцам, работающим по контракту, дистанцироваться от преследуемой религиозной группы Фалуньгун.

Вашингтонское бюро CGTN, государственной англоязычной телевизионной сети, в начале этого года проинструктировало нескольких контрактных работников, чтобы они соблюдали «политическую чистоту» в соответствии с соглашением о поведении работников. Об этом свидетельствует внутренний документ, оказавшийся в распоряжении английского издания The Epoch Times.

Это означает, что они «не должны участвовать в незаконных и реакционных организациях, а также в еретических религиях, таких как Фалуньгун», — говорится в документе.

Духовная практика Фалуньгун основывается на трёх принципах: правдивость, сострадание и терпение, а также включает комплекс медитативных упражнений. С 1999 года она стала объектом жестокой кампании подавления со стороны китайского режима. По данным Информационного центра «Фалунь Дафа», миллионы последователей были задержаны или подвергнуты принудительному труду, сотни тысяч подверглись пыткам.

CTGN является одним из 15 зарегистрированных иностранных агентов в соответствии с законодательством США.

Договор

Документ, озаглавленный «Заявление об обещании» и написанный на китайском языке, был предоставлен The Epoch Times бывшими американскими сотрудниками, которые покинули CGTN в конце октября, посчитав уровень давления и контроля в компании невыносимым.

По словам одного из работников, это заявление, похоже, повторяет заявление, выпущенное пекинской штаб-квартирой CCTV, материнской компании CGTN.

Приказной тон недвусмысленно звучит в некоторых частях документа. Одно из требований по борьбе с пандемией предписывает работникам придерживаться правил COVID-19, установленных городскими властями Пекина и местными районами.

Другие положения соглашения включают ограничения на азартные игры, использование социальных сетей, запрет на взяточничество, «создание слухов», вождение в нетрезвом виде, проезд на красный свет и разглашение коммерческой тайны компании.

«Такое ощущение, что мы подписали договор», — сказал газете The Epoch Times Джеймс (псевдоним), IT-техник, подписавший документ.

Джеймс, как и другие нынешние и бывшие контрактные работники CGTN, упомянутые в этом материале, говорили с The Epoch Times на условиях анонимности, опасаясь репрессий со стороны компании.

Они работали на CGTN по контракту с компанией Sobey Digital Technology Co., Ltd., поставщиком IT-решений для медиаиндустрии в китайском городе Чэнду. Компания Sobey отказалась от комментариев, а CGTN не ответила на неоднократные запросы The Epoch Times по электронной почте и телефону.

В документе делается особый акцент на партийную идеологию, работникам предлагается «объединить своё мышление», а «руководителям всех уровней» «усердно обеспечивать идеологическое образование персонала, находящегося под их надзором».

По словам Сары Кук, старшего аналитика по Китаю в вашингтонской некоммерческой организации Freedom House, этот аспект идеологического надзора должен вызвать недоумение.

«На мой взгляд, это похоже на динамику, которую мы часто наблюдаем в системе компартии, или на «передачу» идеологического обеспечения простым гражданам, которые должны отчитываться друг перед другом и контролировать друг друга, — сказала она в интервью The Epoch Times, имея в виду компартию Китая. — Руководители отвечают за контроль не только собственных мыслей, но и за мысли своих подчинённых».

Джеймс и коллеги из его IT-команды подписали соглашение в вашингтонском офисе CGTN в августе — более чем через год после начала работы Джеймса и через семь месяцев — его коллеги Элвина.

Неясно, был ли этот документ навязан штатным сотрудникам или другим отделам, не относящимся к IT. Компания также не объяснила, почему подрядчиков попросили подписать документ именно в это время.

Никто из опрошенных The Epoch Times не практикует Фалуньгун. Однако сама идея о том, что компания должна решать, что сотрудникам делать в личное время, кажется им отталкивающей.

Вынужденное подписание

«Никто не хотел его подписывать», — сказал Элвин. Но они всё равно сделали это, чтобы сохранить свои рабочие места.

Во время поездки в Сеул более десяти лет назад Майкл, ещё один бывший сотрудник CGTN, проходил мимо фотовыставки, рассказывающей о том, как в Пекине под руководством государства убивают заключённых последователей Фалуньгун ради их органов. По его словам, он был ошеломлён и трепетал от ужаса.

«То, что их преследуют, это неоспоримый факт, — сказал Майкл в интервью The Epoch Times. — В стране со свободой слова и свободой религии каждый свободен верить».

«Явная дискриминация»

Для некоторых экспертов по Китаю такие требования, предъявляемые государственными китайскими СМИ, не стали неожиданностью.

Просочившиеся внутренние документы, ранее полученные The Epoch Times, показывают, что некоторые местные органы власти обучали своих сотрудников по вопросу Фалуньгун перед их поездкой за границу, чтобы убедиться, что они держатся подальше от событий, связанных с Фалуньгун. Перед пятидневной рабочей поездкой в Сингапур в 2017 году городское управление в городе Хайкоу выдало удостоверение управлению иностранных дел в том, что сотрудник, участвующий в поездке, не является последователем Фалуньгун.

Институты Конфуция, спорная языковая программа, финансируемая Пекином, в университетах по всему миру, вызвала возмущение более десяти лет назад из-за аналогичной практики найма и трудоустройства, направленной против Фалуньгун.

Соня Чжао раньше преподавала китайский язык в институте Конфуция при канадском университете Макмастера. Перед приездом в Канаду в 2010 году ей пришлось подписать контракт, выданный Ханьбань, государственным агентством, контролирующим институты Конфуция, с обязательством, что она не будет практиковать Фалуньгун.

Чжао была последовательницей Фалуньгун, а её мать не раз сидела в тюрьме в Китае за свою веру. В течение года, работая в институте, Чжао скрывала свою веру, опасаясь, что с ней может что-нибудь случиться.

В 2012 году Чжао подала жалобу на университет, обвинив его в дискриминационной практике приёма на работу. Через год канадский университет закрыл свой институт Конфуция, заявив, что «решение о найме в Китае действовало не так, как мы хотели бы».

Вспоминая инцидент с институтом Конфуция в Канаде, Кук, аналитик по Китаю, сказала, что она «не удивлена такой ситуацией».

«Но всё же поражает дискриминационность соглашения CGTN — не только в отношении практики Фалуньгун, но и в отношении религиозных и политических убеждений и деятельности в более широком смысле», — отметила она.

«Это демонстрирует, насколько глубоко укоренились в системе компартии Китая такого рода ограничения и нарушения религиозных и политических свобод, и это не ограничивается границами Китая», — сказала она.

Дифференциальный подход

По меньшей мере восемь IT-подрядчиков уволились из вашингтонского офиса CGTN за последние месяцы, заявив, что им надоело жестокое обращение и эксплуататорская рабочая среда.

Джеймс сказал, что компания по-разному относится к говорящим на китайском языке. Когда появлялись «так называемые начальники», им нужно было вставать со своих мест, чтобы выразить уважение, хотя сотрудники, говорящие на других языках, были освобождены от этого правила.

Для Джеймса, который вырос в Малайзии, мандаринский язык — не родной. По его словам, менеджер HI из материкового Китая однажды высмеял его.

«Он сказал, что я плохо говорю по-китайски, что я такой глупый и не знаю того-то и того-то, — сказал он The Epoch Times. — Он придирался к нашей работе и угрожал удержать из нашей зарплаты».

Напряжение было настолько сильным, что Майкл и некоторые его коллеги подумали о том, чтобы обратиться за психологической помощью.

Эван, ещё один бывший IT-специалист CGTN, считает, что в компании всё было связано с контролем.

«Поскольку мы можем говорить по-китайски … они постоянно напоминают нам, что они боссы и могут диктовать каждое наше движение», — сказал он The Epoch Times.

Ева Фу, нью-йоркский репортёр The Epoch Times, специализируется на американо-китайских отношениях, религиозной свободе и правах человека.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА