Люди держат белые листы бумаги в знак протеста против ограничений COVID-19 после панихиды в память о жертвах пожара в Урумчи, Пекин, Китай, 27 ноября 2022 года. (Thomas Peter/Reuters)
 | Epoch Times Россия
Люди держат белые листы бумаги в знак протеста против ограничений COVID-19 после панихиды в память о жертвах пожара в Урумчи, Пекин, Китай, 27 ноября 2022 года. (Thomas Peter/Reuters)

Массовые протесты в Китае бросили вызов власти компартии

«Впервые мы видели по всей стране людей, требующих ликвидации компартии»
Автор: и 20.01.2023 Обновлено: 21.01.2023 21:45
Крупномасштабные протесты, вспыхнувшие в Китае в конце ноября 2022 года, были самыми значительными со времён протестов на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, говорит известный британский правозащитник Бенедикт Роджерс.

Он считает, что массовые протесты, распространившиеся в конце ноября по Китаю, включая крупные города, имели «чрезвычайно важное значение» из-за их крупномасштабности и послания, озвученного протестующими. Они требовали прекращения карантинов, ликвидации коммунистической партии Китая (КПК) и отставки Си Цзиньпина.

Хотя некоторые протесты имели место в Китае после 1989 года, они в основном были сосредоточены на конкретных вопросах, в основном на правах трудящихся, сказал Роджерс в недавнем интервью программе EpochTV «Crossroads».

«Впервые мы видели по всей стране людей, требующих ликвидации КПК, отставки Си Цзиньпина и призывающих к свободе и демократии», — отметил Роджерс.

Хотя протесты были спровоцированы драконовской политикой по борьбе с COVID-19, блокировкой COVID и трагическим пожаром в Урумчи, протестующие в основном скандировали:

«Си Цзиньпин уходи в отставку» и «Мы хотим свободы», — пояснил правозащитник.

Протесты были вызваны гибелью по меньшей мере 10 человек — согласно официальным сообщениям — в столице Синьцзяна Урумчи на северо-западе Китая, когда службы экстренного реагирования не смогли добраться до горящего дома, который оставался гореть в течение нескольких часов из-за карантинных мер против COVID-19. А жители не могли покинуть горящий дом из-за запертых дверей и окон по всему жилому комплексу, в целях блокады вируса.

Разгневанные жители города прорвали блокады и снесли заборы, выкрикивая лозунги «долой Коммунистическую партию» и «Си Цзиньпин должен уйти в отставку».

После того как протесты вспыхнули в Синьцзяне, в Пекине, Гуанчжоу, Шанхае, Чжэнчжоу и других городах также произошли крупномасштабные акции протеста против неустойчивых мер контроля КПК по борьбе с COVID-19.

Согласно подсчётам Натана Русера, исследователя из Австралийского института стратегической политики, после смертельного пожара в 22 городах Китая прошло 43 публичных акции протеста.

Толпы протестующих в разных городах поднимали над головой чистые листы бумаги, как метафору недосказанного. Ведь белый лист без надписей трудно подвергнуть цензуре.

Китайские власти жёстко контролируют Интернет страны с помощью сложной, многоуровневой цензуры, которая блокирует доступ почти ко всем иностранным новостям и социальным сетям.

Также она блокирует темы и ключевые слова, считающиеся политически чувствительными или наносящими ущерб правлению КПК. Видео или призывы к протесту обычно сразу удаляются.

Роджерс считает, что если китайцы прибегли к таким демонстрациям, зная об огромном риске, который влечёт за собой протест, это предполагает, что «вид негласного пакта», который, возможно, существовал в прошлом между китайским народом и КПК, полностью расторгнут.

Этот негласный пакт позволил партии заявить о своей легитимности на основании того факта, что она руководила экономическими реформами, ведущими к значительному повышению уровня жизни, пояснил Роджерс, автор книги «Китайская взаимосвязь: тридцать лет тирании коммунистической партии Китая и вокруг неё».

«Си Цзиньпин полностью нарушил этот негласный договор как своими репрессиями, так и экономическим спадом. Это произошло частично из-за политики нулевого COVID, но частично из-за его собственной враждебности к частному бизнесу и предпринимательству. Он отменил многие экономические реформы своих предшественников, и я думаю, что народ Китая демонстрировал, что с него уже достаточно».

«КПК всегда была репрессивной, но когда Си Цзиньпин возглавил её в 2012 году, он повёл страну и партию в ещё более репрессивном направлении, действительно усилил репрессии», — сказал Роджерс.

«Си также использовал гораздо более идеологический подход в первые годы своего правления, своего рода идеологическую основу из шести ключевых документов, в частности: документ номер девять, — отметил Роджерс. — Эти шесть документов действительно указывают на явную полную враждебность КПК к ценностям прав человека, демократии и гражданского общества».

Документы, появившиеся в 2013 году, изложили намерение КПК устранить и запретить любое обсуждение универсальных ценностей прав человека, продолжил Роджерс.

«Есть специальный документ, который касается высшего образования и запрещает обсуждение того, что они называют либеральными ценностями в высшем образовании, — сказал Роджерс. — Есть также документы, касающиеся цензуры в Интернете, контроля над религией и всех других областей пространства, над которыми партия в основном хочет полностью доминировать и контролировать, а также подавлять любые альтернативные взгляды».

Внутренний меморандум под названием «Центральный документ № 9» был выпущен ЦК КПК в апреле 2013 года. Документ призывает партию бороться с «опасными западными ценностями». В нём также содержится просьба к журналистам и преподавателям колледжей держаться подальше от «семи нежелательных тем», включая общечеловеческие ценности, свободу прессы, гражданское общество, права граждан, исторические заблуждения партии, «привилегированный капиталистический класс» и независимость судебной власти.

Компартия упрощает политику ноль-COVID

7 декабря 2022 года китайская компартия ослабила свои строгие меры по борьбе с COVID-19 после массовых протестов. Послабление ознаменовало собой наиболее значительные изменения в драконовской политике нулевого уровня COVID с тех пор, как Пекин впервые применил её три года назад. Эти меры причинили страдания десяткам миллионов людей, подорвали экономику Китая и изолировали страну от мира.

Правительство ослабило правила, касающиеся карантина, ограничений на поездки, изоляции и обязательного тестирования. В соответствии с новыми руководящими принципами власти больше не требуют от людей предоставления отрицательных результатов теста или зелёного кода здоровья для въезда в большинство мест, за исключением домов престарелых, медицинских учреждений, детских садов, а также начальных и средних школ.

Код здоровья представляет собой систему цветных QR-кодов, позволяющую властям отслеживать тесные контакты и контролировать передвижения людей. Используя большие данные и мобильные технологии, правительство присваивает гражданам три кода на их мобильных телефонах, включая код здоровья, код вакцинации и маршрутный код.

До смягчения политики в отношении COVID зелёный код был необходим десяткам миллионов людей, чтобы ездить на автобусах, заходить на работу и в супермаркеты или даже пользоваться общественными туалетами. Потеря зелёного кода означала, что человек потерял доступ практически ко всему.

Местным властям также запретили относить большие территории, такие как целые жилые комплексы и населённые пункты, к категории высокого риска.

Алекс Ву, Фрэнк Фанг, Ева Фу, Дороти Ли и Джейн Лин внесли свой вклад в этот отчёт.

Элла Китлинска — репортёр-расследователь The Epoch Times, специализирующийся на политике США и мировой политике.

Джошуа Филипп — отмеченный наградами репортёр-расследователь The Epoch Times и ведущий программы EpochTV «Перекрёсток». Он является признанным экспертом по неограниченной войне, асимметричной гибридной войне, подрывной деятельности и историческим взглядам на сегодняшние проблемы. Его 10 с лишним лет исследований и расследований Коммунистической партии Китая, подрывной деятельности и смежных тем дают ему уникальное представление о глобальной угрозе и политическом ландшафте.

Поддержите нас!

Каждый день наш проект старается радовать вас качественным и интересным контентом. Поддержите нас любой суммой денег удобным вам способом!

Поддержать
Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА