Юйхуа Чжан рассказывает о пытках во время ареста в Китае из-за своей практики Фалуньгун на митинге в Гошене, штат Нью-Йорк, 17 июля 2022 года. (Фото: Larry Dye)
 | Epoch Times Россия
Юйхуа Чжан рассказывает о пытках во время ареста в Китае из-за своей практики Фалуньгун на митинге в Гошене, штат Нью-Йорк, 17 июля 2022 года. (Фото: Larry Dye)

В 23-ю годовщину преследования Фалуньгун выжившие рассказывают о пытках в китайских тюрьмах

Последовательница Фалуньгун рассказала о своём аресте в Китае
Автор: 18.07.2022 Обновлено: 19.07.2022 10:18

Солнечным утром на небольшую сцену поднялась миниатюрная женщина. Она взяла микрофон и начала говорить. Её чистый голос иногда срывался от волнения, затем снова успокаивался.

То, что она говорила, было настолько ужасно, что выдёргивало слушателя из светлого парка маленького городка в тёмный мир, находящийся за 10 тыс. км отсюда.

«Меня зовут Юхуа Чжан. Я практикую Фалуньгун», — начала она.

«Я была профессором и заведующей кафедрой русского языка в Нанкинском университете в Китае, но из-за практики Фалуньгун меня уволили. С октября 2000 года по ноябрь 2012 года я находилась в заключении в нескольких местах, включая [женский] трудовой лагерь провинции Цзянсу, нанкинский центр заключения и нанкинскую женскую тюрьму. Я перенесла множество видов пыток. Здесь я хотела бы рассказать вам о том, что мне пришлось пережить».

Кампания страданий

20 июля 1999 года по распоряжению коммунистической партии Китая началась общегосударственная кампания по уничтожению Фалуньгун.  План состоял в том, чтобы искоренить популярную практику медитации за три месяца, чтобы председатель партии Цзян Цзэминь мог заявить о своей победе перед съездом партии осенью. В ход был пущен испытанный и проверенный механизм репрессивного государства: всем СМИ страны было приказано печатать и транслировать безостановочный поток пропаганды, обвиняющей последователей Фалуньгун во всевозможных общественных бедах. В одночасье эта практика была объявлена незаконной. Обучение, распространение литературы или даже положительные высказывания о ней стали наказываться тюремным заключением или ещё хуже.

Более двух десятилетий продолжают поступать сообщения о людях, замученных до смерти в китайских тюрьмах за единственное «преступление» — самосовершенствование по Фалуньгун.

Чжан рассказала о своём последнем аресте в ноябре 2011 года.

«Полиция… отвезла меня в больницу, где мне два раза силой вкололи неизвестный препарат. Они привязали мои руки и ноги к кровати, щипком растянули мне щеку, чтобы открылся рот, и насильно скормили мне какие-то наркотики. От этих препаратов у меня онемел язык, затекли конечности, начались конвульсии и сильная боль. Я потеряла сознание», — сказала она, выступая на митинге в 23-ю годовщину преследования.

«На следующее утро мне вставили трубку в нос и в желудок и влили несколько ампул с неизвестными лекарствами. У меня началось головокружение, учащённое сердцебиение, тошнота, подёргивания и боль в мышцах. Подёргивания сопровождались спазмами в горле, мышцы лица напряглись. Я не могла открыть рот и с трудом дышала. Сердце колотилось так, будто я вот-вот умру. Пальцы неконтролируемо разжимались. Я испытала мучительную боль и потеряла сознание».

Методы пыток

Таких историй, как у Чжан, тысячи. Ся Хайчжэнь, 46 лет, родом из Шанхая, рассказала на митинге в Гошене, штат Нью-Йорк, что провела в Шанхайской женской тюрьме в общей сложности семь лет. Первый раз её арестовали в 2003 году за то, что она навестила кого-то, кто практиковал Фалуньгун.

«Более 20 полицейских по очереди допрашивали меня днём и ночью. Я была в наручниках, они приковали меня к железному стулу на шесть суток и зажгли очень яркую лампочку перед моими глазами, не давая мне спать», — сказала она.

«Я объявила голодовку в знак протеста. Полицейский заставил меня ходить по бетонному полу босиком, дёргая меня за наручники. Когда я останавливалась, он пинал меня по голове ботинками».

Через шесть дней её отвезли в тюремную больницу.

«Меня насильно удерживали четверо полицейских и приковали наручниками к железному стулу. Один из них схватил меня за волосы и не давал двигаться. Другой грубо вставил толстую жёсткую пластиковую трубку мне в нос и в живот. Из носа пошла кровь», — рассказала Ся.

«Затем меня положили на «смертное ложе», вытянули руки и ноги и привязали так, что моё тело не могло двигаться. Верёвки были настолько тугими, что впивались в плоть. Боль была невыносимой. Чтобы усилить боль, один из полицейских каждые несколько минут дёргал пластиковую трубку вниз и вверх, в результате чего вытекало много крови. Я держала голодовку тринадцать дней, меня рвало чёрной жидкостью».

Через три года её выпустили, но в 2012 году снова арестовали. Держали в маленькой камере 3 на 3 метра с шестью другими заключёнными, которые «присматривали» за ней.

«Тюремные охранники били меня электрическими дубинками, заставляли носить смирительную рубашку и сковывали руки наручниками за спиной 15 дней. С помощью громкоговорителей меня заставляли слушать песни, восхваляющие китайскую компартию. В то же время каждый час с меня снимали наручники и пытали», — сказала она.

Зимой охранники привязывали её к стулу у открытого окна на два дня подряд, пока её руки и ноги не были обморожены.

Однажды заставили сидеть на жёсткой, крошечной табуретке с неровной поверхностью.

«После долгого сидения у меня из заднего прохода пошла кровь и прилипла к штанам… каждое движение было болезненным», — сказала Ся.

В следующий раз её заставили держать между бёдер стакан с кипятком. Заключённые били и издевались над ней. Одна вырывала у неё волосы, «одну прядь за другой», другая до крови царапала ей спину ногтями.

Одной из самых жестоких пыток было промывание мозгов.

«Они заставляли меня смотреть лживые пропагандистские видеоролики, если я закрывала глаза, заключённая щипала меня за веки. Она надела мне на голову наушники, включила на полную громкость и заставила слушать бесстыдную клевету на Фалуньгун», — рассказала Ся.

«Я чувствовала себя так, будто жестоко избивают мою душу».

«Я не могла выжить и не могла умереть, мой дух почти разрушился. Только три слова — принципы Фалуньгун — Истина, Доброта, Терпение — были в моём сознании и поддерживали в этот мрачный период жизни. Когда я, крайне истощённая, вышла из тюрьмы, всё моё тело было сине-фиолетовым, покрытым шрамами».

После освобождения в 2016 году Ся удалось бежать в Америку.

«Сегодня я могу стоять на свободной земле Соединённых Штатов и свободно говорить об Истине, Доброте, Терпении. Я чувствую себя чрезвычайно счастливой», — сказала она.

«Однако в Китае тысячи последователей Фалунь Дафа страдают от жестокого преследования, как я когда-то».

Она призвала «добросердечных людей протянуть руку помощи, чтобы вместе остановить и как можно скорее положить конец этому бесчеловечному преследованию».

Мир осуждает преследование

Преследование Фалуньгун осуждено правительствами многих стран мира, включая ряд резолюций Конгресса США и отчёты Организации Объединённых Наций. В 2020 году независимый трибунал в Великобритании определил, что в Китае с ведома государства убивают заключённых в тюрьму последователей Фалуньгун и других диссидентов ради их органов, которые затем используют для трансплантации, часто для высокооплачиваемых иностранных пациентов.

Тем не менее эта тема привлекает относительно мало внимания в СМИ, оставляя распространение информации и повышение осведомлённости в основном самим последователям Фалуньгун, как сказали участники митинга.

«Это важно, потому что кто-то должен это делать», — сказала 44-летняя Джулия Баниасади, пришедшая на митинг со своей семьёй.

В Китае компартия жёстко контролирует информацию о преследовании, особенно о пытках и жестоком обращении в тюрьмах.

«Даже в Китае многие не знают о преследовании», — сказала она.

В Соединённых Штатах средства массовой информации редко касались этой темы.

«СМИ многое освещают, — сказала 18-летняя дочь Баниасади Нику. — Но об этом не говорят ничего. Почему-то это всегда замалчивается. Так что я думаю, нам просто нужно самим выходить и рассказывать людям».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА