Китайский лидер Си Цзиньпин на приёме в Доме народных собраний. Пекин 30 сентября 2021 года. (Greg Baker/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Китайский лидер Си Цзиньпин на приёме в Доме народных собраний. Пекин 30 сентября 2021 года. (Greg Baker/AFP via Getty Images)

Си Цзиньпин ищет поддержки у масс в преддверии политического противостояния

Под лозунгом «всеобщего процветания» скрываются серьёзные проблемы
Автор: 30.10.2021 Обновлено: 30.10.2021 16:04
В августе китайская государственная газета Economic Information Daily опубликовала язвительную статью, осуждающую индустрию онлайн-игр в стране, назвав её «духовным опиумом», приносящим миллиардные прибыли и порождающим новую «наркотическую зависимость» среди населения, особенно молодёжи.

Статья была перепечатана десятками изданий, за ней последовали аналогичные комментарии в государственных СМИ и официальных социальных сетях.

Акции китайских игровых гигантов, таких как Tencent и NetEase, упали на ¥300 млрд в течение нескольких дней.

30 августа Пекин ввёл строгие правила в отношении онлайн-игр, ограничив игровое время для несовершеннолетних тремя часами в неделю.

Натиск прессы и властей на игровую индустрию произошёл на фоне громких событий, связанных с другими крупными игроками в технологическом секторе Китая. 30 июня Didi Chuxing, крупнейший сервис автомобильных перевозок в Китае, стартовал на Нью-Йоркской фондовой бирже без одобрения Пекина, за что был немедленно наказан.

Начиная с 2020 года, компартия Китая постоянно усиливает давление на Джека Ма, основателя крупнейшей компании интернет-коммерции Alibaba и одного из богатейших людей Китая. Первую публичную продажу акций (IPO) компании Ant Group Ма, которая должна была стать рекордной и стоить $30 млрд, внезапно отменили в ноябре 2020 года.

По данным The Wall Street Journal, IPO представляло бы серьёзные финансовые риски для Пекина. После этого Ма исчез из поля зрения на несколько месяцев и сейчас держится в тени.

Репрессии китайского режима против технологического сектора — это только один из аспектов амбициозного плана Си Цзиньпина по перестройке общества, который, помимо всё более жёстких форм слежки и цензуры, недавно включал полный запрет на внешкольное образование и крестовый поход на китайскую поп-культуру, в результате чего актрису-миллиардера Чжао Вэй удалили из интернет-пространства, а звёзд-мужчин обвинили в пропаганде женоподобной эстетики «маменькиных сынков».

17 августа Си председательствовал на заседании экономической комиссии компартии Китая, на котором основное внимание уделялось продвижению идеи «всеобщего процветания» среди населения страны. Программа призывала к созданию «универсальной» системы социалистического перераспределения для обеспечения «средств к существованию людей».

Контроль против хаоса

Часто говорят, что жёсткий подход Си к управлению, выражающийся в частых заявлениях о том, что «партия руководит всем», напрямую вдохновлён идеями Мао Цзэдуна — лидером-основателем коммунистического Китая. Многие шаги Си, особенно недавние репрессии, сравнивают с печально известной «Культурной революцией» Мао, которая ввергла Китай в трагическое десятилетие смертоносного политического фанатизма с 1966 по 1976 год.

Если во времена Мао был красный «Цитатник» — краткий сборник ключевых изречений, предназначенный для ношения с собой и неустанного изучения, то сегодня компартия требует от китайских граждан использовать мобильное приложение «Изучай Си — укрепляй государство», дабы освежать в памяти «мысли Си Цзиньпина». Это приложение имеет задачи «укреплять командный партийный дух», «продвигать идеологическое воспитание в новую эпоху», а также «непрерывно развивать и популяризировать идеи социализма с китайской спецификой».

Политика, которой придерживаются китайские чиновники при Си, напоминает столкновения между компартией Китая и её соперниками во времена холодной войны.

И несмотря на заверения Си о том, что экономическая реформа по-прежнему стоит на повестке дня, западные и китайские обозреватели обвиняют его в отказе от политики предыдущих партийных лидеров, которые делали упор на рост и прибыль, а не на внешнюю демонстрацию идеологии — часто с большим количеством красного.

Сходство между Си и Мао очень велико, но есть и различия.

Мао начал «Культурную революцию» в попытке вернуть власть после того, как его отодвинули на второй план за его роль в катастрофической кампании «Большого скачка», приведшей к голодной смерти примерно 45 млн человек.

Одно из коротких эссе Мао «Огонь по штабам», призывающее к разгрому центральных и местных партийных органов, объявленных буржуазными штабами, привело к безрассудному насилию и восстанию. Террор охватил практически всю страну, и в итоге Мао вернул власть в свои руки.

В отличие от этого, в риторике и политике Си почти нет призывов к низовому иконоборчеству и разрушению, которые охватили Китай при Мао. Хотя миллионы партийных чиновников подвергаются дисциплинарным взысканиям во время антикоррупционной кампании Си, чистки проводятся исключительно дисциплинарным ведомством партии и судами.

Вместо того чтобы осуждать древнее прошлое Китая, как это было в лозунге времён «Культурной революции» — «сокрушить четыре пережитка», коммунистический режим при Си использовал китайскую культуру и историю для воспевания национального величия.

Частный бизнес и финансовые услуги должны быть взяты под официальное управление, а не подвергаться прямому нападению.

Политические сдвиги при Си имеют сильную социальную и идеологическую подоплёку, особенно в условиях, когда такие кризисы, как пандемия COVID-19, нехватка продовольствия и перегретый рынок недвижимости, угрожают нестабильностью и, возможно, даже ставят под удар саму компартию.

«Всеобщее процветание»

17 августа на заседании Центральной комиссии по финансовым и экономическим вопросам компартии Китая было принято 10 ключевых решений, причём большинство из них касались цели достижения «всеобщего процветания».

Резюме заседания призывает богатых китайских граждан и предприятия «больше отдавать обществу». Компартия также планирует «очистить и стандартизировать необоснованные доходы, исправить порядок распределения доходов и решительно запретить незаконные доходы».

По мнению Мин Чу-чэна, заслуженного профессора политологии Национального университета Тайваня, «всеобщее процветание» отделит богатых от их богатства, однако рядовые граждане Китая вряд ли получат от этого существенную выгоду.

«Это не программа помощи бедным, а программа помощи режиму компартии», — сказал профессор в эфире тайваньской телепередачи Era Money.

На китайскую экономику серьёзно повлияло множество факторов, от торговой войны между США и Китаем до глобального экономического спада, вызванного пандемией.

«Внешняя торговля сокращается. Уровень безработицы увеличивается. Всё это отягощает государственный бюджет», — сказал Мин.

Evergrande, крупнейший китайский застройщик недвижимости, в сентябре пропустил два платежа по офшорным облигациям. Это вызвало опасения, что компания может рухнуть, из-за чего лопнет пузырь на рынке недвижимости Китая и возникшая ситуация приведёт к «Леманскому событию» на финансовом рынке внутри страны.

Китай также в настоящее время испытывает острую нехватку электроэнергии в 20 самых богатых провинциях. По данным государственных СМИ, лимиты на электроэнергию вводятся из-за стремительно растущих цен на уголь.

Отсутствие электричества приведёт к тяжёлым и, возможно, смертельным последствиям, в особенности это коснётся северо-востока Китая, где низкие температуры и обильные снегопады — обычное явление.

По словам Мина, поворот Китая к «всеобщему процветанию» отражает неспособность Си проводить экономические реформы, необходимые для стимулирования здорового роста свободного рынка.

Как считает профессор, в начале Си не хотел навязывать политику перераспределения в социалистическом стиле, «но после прихода к власти он обнаружил, что Китай дошёл до такой точки, когда проводить реформы стало практически невозможно».

19 августа SinoInsider, нью-йоркская консалтинговая компания, специализирующаяся на анализе китайской политики, написала в информационном бюллетене, что всеобщее процветание — это удобный лозунг, который, как надеется компартия, поможет ей пережить экономический кризис.

В бюллетене отмечается, что Си ранее отстаивал стратегию «двойной циркуляции», которая призывала страну меньше тратить на обмен валюты, не отказываясь от прибыльного экспорта. Однако глобальные экономические потрясения, а также отталкивающее поведение компартии Китая привели к охлаждению внешней торговли.

Теперь режим отчаянно пытается пополнить казну и направить общественное негодование на сверхбогатых.

«В случае возникновения финансовых рисков коммунистический режим Китая закладывает основу, чтобы пожертвовать богатой элитой и выступить в роли “народного спасителя“, — говорится в анализе. — Но “перераспределение“ рискует ещё больше подавить экономическую активность и вызвать ожесточённую реакцию элиты против Си».

Политическое противостояние

Помимо того, что Си всё ближе подводит общество под полный контроль компартии и готовит к предстоящим тяжёлым временам, большая часть его деятельности в последнее время отражает давнюю борьбу между ним и политическими соперниками внутри партии.

Хотя коммунистические режимы обычно представляют монолитный «единый фронт», они подвержены сложной внутрипартийной борьбе между различными фракциями, и эта динамика часто упускается из виду в репортажах западных СМИ. Такая внутрирежимная борьба может сыграть решающую роль в формировании политики и риторики.

В феврале Вэй Линлин из The Wall Street Journal написал, что, по словам более десяти инсайдеров китайского режима, ключевой причиной отмены режимом первой публичной продажи акций (IPO) Ant Group в Шанхае в ноябре 2020 года стало «растущее беспокойство в Пекине по поводу сложной структуры собственности Ant Group и людей, которые могли бы получить наибольшую выгоду от крупнейшей сделки в мире».

По словам Вэя, потенциальные акционеры, которые «могли получить выгоду», имели тесные связи с Цзян Цзэминем, бывшим лидером компартии Китая, занимавшим пост генерального секретаря с 1989 по 2002 год, но всё ещё «остаётся закулисной силой».

Многие чиновники, зачищенные во время антикоррупционной кампании Си, имели отношение к фракции Цзяна, в том числе десятки высокопоставленных партийных деятелей и высших генералов Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

Профессор Мин сказал, что даже ограничения в индустрии развлечений сыграли свою роль во вражде Си и Цзяна, учитывая влияние Цзэн Цинхуна — бывшего вице-президента Китая и близкого союзника Цзяна. на правительственные учреждения, управляющие индустрией развлечений.

Фракционная борьба внутри партии обострилась, как только Си начал готовиться к XX съезду партии, который состоится в конце 2022 года. Хотя ожидается, что Си займёт пост генерального секретаря в третий раз, вопреки допустимой норме в два срока, как полагают аналитики SinoInsider, он столкнётся с трудностями.

«За последние девять лет у Си появилось много новых врагов из-за его антикоррупционной кампании и бескомпромиссной политики», — пишет  SinoInsider в статье от 15 сентября.

В статье отмечается, что за девять лет пребывания лидера у власти, режим потерпел много неудач — например, пандемия COVID-19 и объединение демократических стран для противостояния Китаю и поддержке Тайваня, и мало побед, которые Си мог бы назвать «законными политическими достижениями».

Если не принять более решительные меры, Си может поставить под угрозу свою заявку на третий срок, говорится в статье.

Недавние шаги Центральной комиссии компартии Китая по проверке дисциплины были направлены против большего числа связанных с Цзяном чиновников в аппарате безопасности партии.

2 октября Центральная комиссия по проверке дисциплины объявила о расследовании в отношении Фу Чжэнхуа, министра юстиции в отставке и бывшего заместителя главы Министерства общественной безопасности (МОБ). Государственное агентство «Синьхуа» обвинило Фу в «непомерных политических амбициях и ложных политических высказываниях», заявив, что он распространял политические слухи и необоснованную критику в отношении политики партии.

Всего двумя днями ранее из партии был исключён Сунь Лицзюнь, также бывший заместитель главы МОБ, его обвинили в «проведении некорректных дискуссий о центральном правительстве», а также в «создании банд с целью захвата контроля над ключевыми департаментами», в дополнение к обвинениям, выдвинутым против Фу.

Согласно Radio Free Asia (RFA), чистки основаны на вынесении приговора Бо Силаю и Чжоу Юнкану, двум влиятельным членам Политбюро, имеющим связи с органами госбезопасности. Все четверо опальных чиновников — союзники Цзяна.

Хотя большинству чиновников были предъявлены официальные обвинения в коррупции, партия время от времени намекает на более серьёзные правонарушения. Например, как отмечается в материале RFA, Лю Шиюй, китайский регулятор рынка ценных бумаг, в 2017 году заявил, что высокопоставленные деятели режима «открыто сговорились узурпировать партийное руководство».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА